Alex.3
Rambler's Top100
Правый Клуб
Документы
Наша позиция
Библиотека
Новая мифология
Проекты
Правый форум
старый Правый форум
Ястребиный Телеграф
Место для рекламы:


Проекты Правого Клуба

Дело "Газпром против НТВ". Апрель 2001 г.


"Времена". Ведущий - Владимир Познер

08.04.2001

ОРТ 22:30 "Времена" Альфред Кох, Борис Йордан, Владимр Кулистиков в интервью с ведущим программы НТВ обсуждали тему с ситуацией с НТВ.

Ведущий: Познер Владимир

ВЕДУЩИЙ: Теперь позвольте я представлю наших гостей. Их сегодня много, поэтому я обращаюсь к вам к публике, давайте мы их будем приветствовать, когда я их всех назову. Во первых слева от меня Альфред Рейнгольдович Кох, председатель совета директоров НТВ по нынешнему названию, добрый вечер. По правую сторону господин Борис Йордан, генеральный директор НТВ. Здесь должен быть господин Кулистиков Владимир Михайлович, он главный редактор НТВ по версии Газпрома. Он опаздывает, но обещает, что точно будет. Это наши так сказать основные горсти, но есть и другие не менее основные гости и позвольте я тоже сразу представлю их вам. Всеволод Леонидович Богданов - председатель союза журналистов России. Александр Максимович Яковлев - ректор Московского Новоюридического Института и профессор. Александр Яковлевич Любимов, который является президентом Медиа-Союза. Кроме того Павел Иванович> Коваленко - депутат Госдумы, занимающийся вопросом защиты журналистов. Вот это наши основные гости, попрошу вас теперь поприветствовать их. И кроме того здесь журналисты НТВ. Владимир Чернышев, Елизавета Листова, Эрнест Мацкявичус, Александр Шашков. Здравствуйте. Да и известный вам Владимир Кара-Мурза. Итак вот наши гости. И давайте вот, что сделаем. Поскольку все-таки не все видели, то что происходило в течении этой недели, в России не все получают НТВ, где в основном это рассказывалось. Я бы хотел, что бы мы сейчас посмотрели такой репортаж, это называется хроника недели Николая Кудряшова.

КОРР.: В новейшей истории России было достаточно случаев конфликтов собственников. Схема примерно одинаковая. Долги, совет директоров, новая власть и противостояние со стороны прежней. Так был выборгском ЦБК, качканарском ГОКе, московском ликероводочном заводе "Кристалл" и многих других. Но еще никогда страна не видела конфликта столь подробно, что называется кишками наружу. Телевидение это особое переплетение политики, собственности, свободы слова и эмоций. Вторник 3-е апреля в головном офисе Газпрома проходит внеочередное собрание акционеров телекомпании НТВ. Приглашены все держатели акций. В процентном соотношении это выглядит так: 46% - Газпром, 4,44% - у крупной американской инвестиционной компании "Capital Group", вместе 50,44%, то есть контрольный пакет. Другая сторона конфликта "Медиа-Мост" - 49,56%. Представители Медиа-Моста посещать собрание отказались, но Евгений Киселев утром приезжал в Газпром. Он предъявил присутствующим исполнительный лист фрунзенского районного суда города Саратова о запрещении проведения собрания акционеров в Москве.

КИСЕЛЕВ: Мне в ответ было показано решение того же самого суда, сделанное сегодня 3-го апреля, за подписью того же судьи Николаева, который отменяет свое же вчерашнее решение.

КОРР.: В Саратове суд проводился по месту прописки одного из истцов. Сегодня есть различные трактовки странного поведения судьи Николаева, сначала запретившего, а позже разрешившего собрание акционеров. Адвокаты НТВ видят в этом давление сверху. Другие говорят о судебной уловке, вроде бы тот самый истец не имел отношения к делу, и следовательно первое решение суда в Саратове незаконно. Газпром, у которого физически больше акций, ссылаясь на математические расчеты, утверждает, что имел право проводить это собрание. На нем переизбирается руководство компании. Евгений Киселев снят с постов генерального директора и главного редактора НТВ. Председателем совета директоров стал руководитель Газпром-Медиа Альфред Кох, гендиректором назначен американский финансист Борис Йордан. Главный редактор Владимир Кулистиков. Представители новой администрации проводят пресс-конференцию, на которой говорят, что не собираются увольнять журналистов телекомпании по политическим мотивам. Главное желание проследить за финансами компании и понять куда пошли вложенные деньги. Они готовы к переговорам с коллективом. Сотрудники НТВ провели встречную конференцию у дверей телецентра. Звучат обвинения в нарушении свободы слова и в политическом заказе. Евгений Киселев проводить внеочередной выпуск "Итогов". Новое руководство не приглашено. С этого момента привычный логотип НТВ взят в красный круг и перечеркнут словом "Протест". Так журналисты выражают свою позицию. Атмосфера накаляется, эфирное вещание НТВ изменено. Телекомпания демонстрирует зрителям только выпуски новостей и рекламные блоки. Среда 4-е апреля. В перерывах между новостями в прямом эфире транслируются коридоры и студии НТВ. Журналисты говорят, что опасаются силового захвата редакции и это способ защиты. Новое руководстве не обостряет ситуацию и в среду на НТВ не приходит. Альфред Кох приглашает Евгения Киселева пообщаться в прямом эфире, чтобы разрядить обстановку. Министр печати Лесин, пытается примирить стороны для восстановления вещания федерального канала. В здание министерства приглашены нынешний гендиректор - Йордан и бывший - Киселев. Он от встречи отказался. Становится известно, что владелец части акций НТВ Владимир Гусинский продает свою долю основателю канала CNN американскому медиамагнату Тэду Тернеру.

КАЗАКОВ А.(член совета директоров НТВ): Мы приветствуем эту сделку, потому, что полагаем, еще раз хочу повторить, что от этой сделки он получит деньги и может быть рассчитается этими деньгами с нами.

КОРР.: Общественный совет НТВ во главе с Михаилом Горбачевым провел экстренное заседание и попытался привлечь к разрешению проблемы президента Путина. Практически в то же время Евгений Киселев заявил о возможных провокациях.

КИСЕЛЕВ Е.: В войне против НТВ действительно задействованы российские спецслужбы. И они действительно в нынешней ситуации готовы на любые подлости, любые провокации правительства.

ГРЫЗЛОВ: все необходимые гарантии свободы слова у нас в стране соблюдаются, и нарушаться не будут. И я не вижу необходимости здесь раздувать какие-то политические проблемы.

КОРР.: Обе палаты отказались обсуждать в среду обсуждать ситуацию вокруг НТВ. Четверг. Альфред Кох побывал в Останкино. Впервые с начала недели личная встреча Коха и Киселева. Но ни каких коренных изменений в позициях сторон после переговоров не произошло. Акция протеста продолжается, но после предписания Минпечати с 15.00 по Москве НТВ восстанавливает сетку вещания. Госдума еще раз отказывается ставить вопрос об НТВ в повестку дня.

СЕЛЕЗНЕВ: Не надо спекулировать судьбой журналистов. Надо просто журналистам и всем нам прекрасно понимать, что сегодня они стали заложниками господина Гусинского, который сегодня диктует из-за рубежа, что кому делать, и заложниками господина Киселева который в большей степени отстаивает свои личные интересы, больше ничего.

ХАКАМАДА: Сегодня те, кто владеет акциями, пользуют трудовой коллектив, используют его для того, чтобы он жертвовал своей карьерой и своей жизнью, защищал фактически его интересы.

КОРР.: Во второй половине дня сторонам с трудом удалось достичь соглашения о создании Согласительной комиссии. Заседание намечено на пятницу. Состав - 10-ть человек от Газпром-Медиа, и столько же журналистов НТВ. Пятница. Заседание Согласительной комиссии, которое прошло в офисе Медиа-Моста в Палашевском переулке ничего не изменило.

КОХ: Ну конечно мы были настроены на переговоры. Нам опять выдвинут ультиматум, причем абсолютно бессмысленный с юридической точки зрения. Они не хотят ничего обсуждать.

КИСЕЛЕВ: Если высшие судебные инстанции в России подтвердят, что все решения, которые были приняты в отношении НТВ, соответствуют закону, ну, что ж, тогда мы, как законопослушные граждане, подчинимся этим решениям Верховного суда и других высших судебных инстанций.

КОРР.: После заседания, когда представители Газпрома покинули здание в офис Медиа-Моста приехал посол США в России Джеймс Коллинз. Внутри он провел более 2-х часов, но выйдя из здания отказался ответить на вопрос о цели своего визита. Госдепартамент США чуть позже сделал официальное заявление по поводу сложившейся ситуации. В нем содержался призыв решать сложные вопросы связанные с правами акционеров в ходе открытого юридического процесса. Между тем группа депутатов заявила, что намерена разработать законопроект, который запрещал бы иностранцам покупать контрольные пакеты акций федеральных телеканалов. Накануне стало известно, что предприниматель Борис Березовский, имеющий контрольный пакет акций телеканала ТВ6, встретится с Гусинским, а в пятницу в письме Киселеву, Березовский говорит, что ТВ6 готово предоставить свой эфир журналистам НТВ. Вечером того же дня Российский союз промышленников и предпринимателей делает публичное заявление:" Свобода слова, сохранение журналистского коллектива и другие совершенно правильные лозунги затмили суть конфликта: нарушение прав одних акционеров (прежде всего Газпрома) другими (от имени которых выступает В, Гусинский). Журналисты НТВ об этом не говорят, потому что не понимают абсолютной взаимосвязи между понятиями "собственность" и "свобода". Поздно вечером приходит экстренное сообщение об еще одном письме. Журналист Леонид Парфенов через газету "Коммерсант" говорит Евгению Киселеву о том, что покидает канал. " Ты добиваешься, чтобы маски-шоу случились у нас в Останкино, ты всеми средствами это провоцируешь." Суббота 7-е апреля. 12-ть утра митинг. По оценке милиции 2-3 тыс. по оценкам журналистов НТВ 20-25 тыс. человек. Обвинения в политической подоплеке, и попытках власти задушить свободу слова. Среди журналистов НТВ на сцене не было Татьяны Митковой. Она тоже покинула канал. А в имущественном споре вокруг НТВ точка еще не поставлена.

ВЕДУЩИЙ: Как видите, здесь нет никого из руководителей НТВ. Это требует объяснений. Я неоднократно разговаривал с Евгением Алексеевичем Киселевым, просил его прийти, объяснял ему, что на моей взгляд это необходимо. Он говорил что так оно и есть, что сегодня ук него два прямых эфира - "Итоги", что после этого он вообще измочален. Что ему тяжел прийти в этом состоянии. Кроме того он сказал, что поскольку Газпром обвиняет его в том, что он диктует свои условия все своим сотрудникам, что им говорить. Он сказал, лучше пускай приходят сотрудники и сами говорят без моего присутствия, без моего вмешательства. В общем отказался, как я не пытался его уговорить. М хотели иметь прямой телемост с Гусинским из Испании, опять же Киселев говорил с Гусинским, и сказал мне что к сожалению пока суд не вынесет окончательное решение по делу Гусинского, он не имеет права публично выступать, и что выступать он не может. Но по телемосту готов выступить Игорь Малашенко. Я сказал, что меня это вполне устраивает. Это человек который был первым заместителем Гусинского и одним из создателей НТВ. Говорил с ним лично и он сказал, что он готов принять участие в этой программе с кем угодно. А еще господин Киселев сказал, что он не будет разговаривать если в программе будет господин Йордан, поскольку присутствие для него господина Йордана обозначало, что он признает его легальность. Поэтому не будет разговаривать если будет Йордан. Я ему сказал, давайте не позовем Йордана. Но этого тоже так сказать было недостаточно. Вот Малашенко. Тут выяснилось, что с Малашенко не хотят разговаривать в частности господин Кох, как мне было передано. Таким образом я оказался в ситуации безвыигрышной и поэтому никого из руководства НТВ нет. Я повторяю, что я об этом сожалею, но мы - вся наша команда программы "Времена", сделали все возможное чтобы они были. Но тут такие вот интересы. Я начну с вас господин Кох. Я хочу сказать, что вот пришел господин Кулистиков. С опаданием правда. Спасибо, что в пришли. Господин Кох, почему вы не хотите разговаривать с Малашенко. Мне объяснил Киселев в отношении Йордана, вы объясните в отношении Малашенко.

КОХ: Я не отказываюсь разговаривать с господином Малашенко, более того несколько дней назад я разговаривал с ним по телефону...

ВЕДУЩИЙ: Значит мне не правильно передали?

КОХ: Проблема состоит в том, что я не понимаю в каком качестве он здесь присутствовал бы. Как сотрудник Медиа-Моста он никогда не занимался финансовыми делами. Он сам неоднократно это подчеркивал. К Медиа-Мосту у нас чисто финансовые проблемы. Не являясь сотрудником НТВ, он уже почти год отсутствует в России и ничего не может сказать по поводу конфликта сотрудников НТВ и новым руководством НТВ. Поэтому я не понимаю в каком качестве он здесь будет присутствовать. Как один из руководителей Медиа-Моста он мне не интересен, поскольку н не знает финансовой подоплеки. Как представитель НТВ он не может его представлять, поскольку он не является сотрудником и уже год отсутствует. В любом другом качестве, обозначит пусть в каком качестве он будет присутствовать и я готов с ним полемизировать.

ВЕДУЩИЙ: Но вы допускаете, что вам он не интересе, но может быть он интересен другим?

КОХ: Я высказываю своё частное мнение.

ВЕДУЩИЙ: Но если бы здесь на экране появился бы Малашенко, вы бы не отказались с ним разговаривать?

КОХ: Абсолютно.

ВЕДУЩИЙ: Ну значит меня немножко ввели в заблуждение, о чем я сожалею. Господин Йордан, вы гражданин Соединенных Шатов так?

ЙОРДАН: Так.

ПОЗНЕР: Но вы уже 10 лет в России и, наверное, чувствуете атмосферу в России, чувствуете страсти, которые бушуют вокруг средств массовой информации?

ЙОРДАН: Чувствую.

ПОЗНЕР: тогда у меня к вам вопрос очень наивный. Почему вы в это дело влезли?

ЙОРДАН: Вы знаете, я влез совершенно неожиданно, только недели три тому назад. Я был в Нью-Йорке на переговорах с один из основных акционеров и, как мы все понимаем сейчас, является ключевым - это "Кэпитал групп". Общался я там с одним из их основателей, который рассказал мне историю на счет, что происходит в НТВ и спросил мое мнение в этой ситуации. Я ему сказал, что достаточно серьезная ситуация, я ему сказал, что это является, по моему мнению, одним из наиболее лучших каналов страны и что если это вопрос не решиться, финансовый, между "Газпромом" и компании НТВ, что это может закончиться плохо для канала. Он меня попросил переговорить с "Газпром-Медиа", я встретился с Альфред Рейнгольдовичем, свел Альфреда Рейнгольдовича с "Кэпитал групп" и вот з этих переговоров была просьба: Борис Алексеевич, вы готовы были бы вступить в роль человека, который мог постараться решить этот конфликт между Гусинским, "Кэпитал" и "Газпромом"? И я продумал этот вопрос и принял решение, что я хотел бы постараться решить этот вопрос.

ПОЗНЕР: Вот, вы знаете, вы, как и я, выросли в Америке. Поэтому я могу говорить с вами чуть-чуть не так, как, скажем, другими. Вот мы с вами знаем, что такое, как цениться свобода печати. Мы знаем, что такое билль о правах, мы знаем, что такое первая поправка к биллю о правах, свобода печати и свобода слова, а вы не могли не чувствовать, что здесь этот вопрос возникает, он есть. Вот у меня к вам вопрос, ваше американское нутро при этом не съеживалось от некоторой брезгливости, что вы влезаете, так сказать, не в чисто финансовую штуку и даже не в чисто организационную, вы влезаете в нечто совсем другое? У вас не было, внутренний голос не говорил вам "осторожно"?

ЙОРДАН: Вы знаете, наоборот. То, что я точно знал, во что я влезаю, это и есть причина того, что я вошел. Я знаю, что это не только финансовый вопрос, а из за того, что я вырос в стране, где есть свобода слова и я понял, как важен этот вопрос не только для телезрителей НТВ, но для всей страны, для всего будущего. Давайте сказать правду. Почти все каналы российские, в том числе и НТВ, в одно или другое время имели влияние разных групп. Это влияние продолжается. Почти все средства массовой информации в России сегодня контролируются одной или другой группой и можно сказать, что и есть такие мнения на Западе, что почти все средства массовой информации являются под давлением каким-то. А я считал, что из-за того, что я вырос наоборот в принципах свободы слова, свободы печати, из-за того, что я 20 лет прожил в соединенных Штатах, но вырос я в русской семье, которая любит родину, которая уважала все традиции русские. Я чувствовал, что я, может быть, и есть тот человек, который может помочь, правду и независимость, прогарантировать независимость этого канала.

ПОЗНЕР: Вопрос такой. Особых денег вы там не найдете. Вы с этим согласны?

ЙОРДАН: Ну, их ищем, но их пока не найти.

ПОЗНЕР: Вы человек состоятельный, вы можете обойтись без НТВ, без этой работы, так надо понимать?

ЙОРДАН: Могу.

ПОЗНЕР: Значит, денег нет, славы тем более, я даже думаю, что, вы уж извините, что я буду говорить так прямо, но я думаю, что вам не отмыться. У вас нет внутреннего сожаления, вы так совершенно откровенно, если мы модем говорить, что вы вообще, я понимаю, у вас были, может быть, идеальные мысли, но теперь у вас нет сожаления, что вы вообще в это дело вошли?

ЙОРДАН: Владимир Владимирович, вы знаете, важное в человеке, то во что он верит и что у него в душе. Я верю, что я делаю правильно. Я верю, что если люди меня послушают, что если люди в компании меня послушают, а не будут только слушать ту ложь, которую говорит им руководство и некоторые акционеры. То если они со мной встретятся и, может быть, даже не под камерой, а просто поговорить, что они могут почувствовать то, что я чувствую этот канала и вообще как я верю, что я верю и что я хочу сделать.

ПОЗНЕР: Хорошо. Спасибо. Значит так, здесь вопрос конфликта. Опять-таки я хотел бы обратиться к зрителям и сказать, что вот эта история этого конфликта, она по кускам известна многим, но мы попытались, вернее не мы, а Илья Филиппов попытался в своем материале выстроить историю конфликта, чтобы всем это было понятно.

КОРР.: Первый конфликт, связанный с НТВ, относится к декабрю 94-го года. Оперативная группа "Альфа" прибыла к зданию мэрии на новом Арбате, где в то время находился центральный офис НТВ. Вооруженные бойцы в масках положили в снег охранников и водил Владимира Гусинского. После инцидента Гусинский заявил, что это был акт устрашения со стороны властных структур в ответ на информационную политику НТВ и, прежде всего, освещение чеченской войны в неугодном властям духе. Год спустя в жизни страны появилось необычное и непривычное явление - телепрограмма "куклы". Ее выпуски обсуждались и в Думе и в Совете Федерации и в правительстве. Многие чиновники вполне серьезно считали, что выход этой программы оскорбляет честь и достоинство руководства страны. Было даже кукольное дело, которым занималась Генпрокуратура. Инцидент закончился в пользу журналистов, дело закрыли. В течении 4-х последующих лет отношение власти и НТВ смягчаются. В 96-м НТВ поддерживает на президентских выборах Бориса Ельцина. В 2000 году НТВ становится объектом пристального внимания прокуратуры и Налоговой полиции. 11 мая офис "Медиа-МОСТа" блокируются вооруженными людьми в масках и бронежилетах, происходит выемка всех документов и уставных и финансовых. 11 мая стал днем, когда впервые прозвучал термин "дело Гусинского", хотя сами дела, где фигурировал Гусинский, существовали давно. В июне Гусинского пригласил в Генпрокуратуру для дачи показаний, по делу в отношении службы безопасности "Моста", генерал Владимир Данилов, а сразу после допроса, другой следователь Валерий Николаев арестовал Гусинского по делу русского видео. Ему было предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупных размерах. Три дня Владимир Гусинский сидел в Бутырке, потом его отпустили, но через месяц на имущество, находящееся на даче Гусинского, был наложен арест. А с хозяина дачи взяли подписку о невыезде. Тогда же общественности стало известно, что в те дни, когда прокуратура активно занималась "Медиа-МОСТом", холдинг вел переговоры с "Газпромом", которому "Медиа-МОСТ" задолжал по кредиту свыше 200 миллионов долларов. 20 июля Гусинский тайно подписывает соглашение с "Газпромом" о переуступке акций НТВ взамен на свободу и безопасность для себя, семьи и партнеров. Через 6 дней с Гусинского снимают подписку о невыезде и закрывают уголовное дело за отсутствием состава преступления. Гусинский отправляется к семье в Испанию и придает гласности факт подписания секретного соглашения. Тогда же в Москве "Газпром" заявляет, что "Медиа-МОСТ" предпринимает действия по переводу активов из под обязательств перед "Газпромом", на другие юридическая лица, в том числе оффшоры и тем самым резко обесценивается стоимость акций "Медиа-МОСТа2, обеспечивавших возврат "Газпрому" свыше 470 миллионов долларов. В ноябре прокуратура объявляет Гусинского сначала в федеральный, а позже в международный розыск. Через месяц Испанские власти его задерживают и помещают в Мадридскую тюрьму. Формулировка обвинения: незаконное получение кредитов под несуществующие активы и в это же время в Москве налоговая служба центрального округа обращается в суд и иском о ликвидации НТВ и других компаний холдинга "Медиа-МОСТ" по одной из статей налогового кодекса. Январь этого года для НТВ время постоянных судебных заседаний. Офис "Моста" в Большом Палашевском - телепост №1. У следователей это здание тоже постоянное место пребывания. Главные темы новостных выпусков НТВ почти не меняются - "Медиа-МОСТ", допросы его сотрудников, очередной шаг прокуратуры, очередное слушание в суде, а также новые требования "Газпрома", судьба арестованных акций НТВ. 29 января - встреча президента РФ Владимира Путина с журналистами НТВ, они говорят три часа. Позже в эфире радио "Эхо Москвы" журналисты признаются, что в результате беседы они так и не достигли полного взаимопонимания с президентом. Последние события длятся уже неделю.

ПОЗНЕР: Ну, что было вчера, вы уже видели в предыдущем сюжете. Господин Кох, изложение событий вас не смутило, все так, сказать соответствует, ну, может быть, мелочи есть, но так, объективно изложено?

КОХ: Понимаете в чем дело, меня вообще ничего никогда не смущает.

ПОЗНЕР: Даже когда не объективно?

КОХ: Даже когда не объективно. Я к этому уже привык и уже давно.

ПОЗНЕР: Со своей стороны тоже?

КОХ: Можно я закончу?

ПОЗНЕР: Нет, ну как-то странное заявление "Вообще меня ничто не смущает". А ложь вас смущает?

КОХ: Ложь нет.

ПОЗНЕР: Не смущает?

КОХ: Нет, потому что я к ней привык и часто ее слушаю.

ПОЗНЕР: Но сами не...

КОХ: Сам стараюсь не врать.

ПОЗНЕР: Хорошо. Вопрос к вам вот какой, вы все время выступаете, как представитель акционеров, которым принадлежит 46% акций НТВ, с чем никто не спорит. И постоянно говорится о том, что речь идет о споре хозяйствующих субъектов и больше ничего. Вот я хочу у вас спросить. Вы вот публично можете это подтвердить, что здесь никакой политики, нет закулисного никого, который говорит "да, да, это можно", а это чисто и все эти маски-шоу, все изъятия, все это, аресты и прочее, что это и есть чисто хозяйствующие субъекты, которые спорят или, все-таки, здесь замешано еще что-то? Вы человек понимающий и знающий и говорящий правду.

КОХ: Я вам скажу. Когда господина Гусинского арестовали, я был один из тех, кто подписал письмо обращения к прокуратуре с требованием его освободить. Более того, я поставил письмо под письмом, где мы берем его на поруки, даем за него поручительство. И я и Рем Иванович Вяхирев, мы были первые, кто подписали это письмо и авторы этого письма знают, что в ту ночь, когда мы писали это письмо, я был в той самой компании людей и мы даже редактировали вместе это письмо. Я, поскольку сам, на собственной шкуре знаю, что такое "наезд" прокурорский, давайте говорить вещи своими именами, я прекрасно понимаю, что этого нельзя пожелать никому, даже врагу. Я 9 месяцев последовательно старался найти решение той проблемы, которая возникла. Сначала мы передоложили сделку, когда мы забираем все долги "Медиа-МОСТа", это порядка 800 миллионов долларов и еще платим 300 миллионов долларов, с тем, чтобы этот бизнес перешел к нам и мы смогли его спасти. В этом репортаже было неправильное показано, здесь не было прямой лжи, здесь была недоговоренность, что бывает иногда страшнее, здесь не было рассказано другого. Здесь не было рассказано того, что когда мы подписали это соглашение, господин Гусинский, отнюдь не на следующий день, оказавшись в Испании в свободном западном мире сделал заявление о том, что он его выполнять не будет, и что сделал это под давлением, он сделал это по прошествии двух месяцев. А все эти два месяца мы интенсивно вели переговоры, все эти два месяца мы взяли кредит 300 миллионов, открыли счет в Дойчебанке, наняли юристов, консультантов, мы понесли большие финансовые затраты. Только проценты, которые мы платили по кредиту, который мы взяли для завершения этой сделки, составили порядка 15 миллионов долларов. Это неплохие деньги, между прочим. И "Газпром" ничего ни "Меиа-МОСТу", ни лично господину Гусинскому никогда плохого не делало, никогда. Всегда ему помогали, в самые тяжелые моменты всегда помогали деньгами, всегда помогали инвестициями, всегда готовы были конструктивно обсуждать, как решать эти проблемы, как, впрочем, все эти последние 9 месяцев. И если господин Гусинский считал, что эта сделка заключена под давлением, он вполне мог сделать это на следующий день. Он этого не сделал, два месяца он вводил своего крупнейшего акционера в убытки, в неправильные, в непредвиденные расходы и только после этого он сделал заявление, что этой сделки не будет. И даже после этого мы остались за столом переговоров.

ПОЗНЕР: Я никак не хотел бы вас перебивать или что-то, я пытаюсь, буду пытаться, чтобы все могли максимально высказываться, но вы не ответили на мой вопрос или же вы ответили, то есть сказав, что вы подписали письмо против "наезда", я не употребил этого слова, а вы. Вы, правильно я понимаю, хотя бы косвенно признали, что политический момент, помимо вот того, имеет место быть?

КОХ: Я попытаюсь ответить проще. Ни разу даже само НТВ не говорило, о том что конфликт между "Газпромом" и Гусинским и его уголовное дело каким-то образом связано. Мы неоднократно говорили, что мы с этим не имеем никакого отношения.

ПОЗНЕР: Связи вы не видите?

КОХ: Я не вижу связи. Нет. Связь я вижу. Я могу объяснить. По делу Гусинского и меня и Казакова и Шеремета и Вяхирева, тоже допрашивают и мы ходим на эти допросы и нам тоже, зачастую, задают неудобные вопросы. Откуда взялись эти кредиты, почему вы их дали и так далее и так далее. Поэтому в данном случае по делу Гусинского мы отнюдь не выглядим...

ПОЗНЕР: Мне, как прокурора, вас спросить. Вы, говорят, блестящий менеджер, отлично умеете считать, а мне, я не менеджер, но мне кажется, что давать деньги в кредит "Медиа-МОСТу" была глупость, что этого не надо было делать, что это не те люди, которым надо давать, я имею в виду Гусинского в данном случае. Почему же дали? Вот дали потому что, добрые? Но так бизнес не работает. Дали, потому что рассчитывали, что получите кредит с большими процентами? Я в это не верю. Мне не кажется так, если умные люди, а я полагаю, что умные. Почему вы дали?

КОХ: Здесь, как я уже неоднократно говорил, есть две вещи. Ну. Во-первых, я хотел бы сразу оговориться, что я пришел на работу в "Газпром" летом прошлого года, когда все эти кредиты были уже даны. Если спросить меня - я бы не дал ни копейки.

ПОЗНЕР: Но вы спрашивали своих начальников, почему дали.

КОХ: Я спрашивал неоднократно, зачем вообще такие огромные деньги были даны для этого дела. Было много разговоров на эту тему и общая квинтэссенция, я так понимаю, формат передачи не позволяет подробно проговорить на эту тему, состоит из следующих вещей. Первое, это объективная вещь. В то время, когда эти кредиты давались, вот этот сектор рынка и вы знаете это прекрасно по тем самым Соединенным Штатам, о который вы только что говорили с Борисом Алексеевичем, очень бурно рос. Медиаинформационные компании, Интернет-компании, они очень бурно росли и вы знаете, как индекс Насдак рос тогда и тогда был большой соблазн вкладывать в частные компании в области медиа. Вы знаете, что "Медиа-МОСТ" это не только телевидение, это и издательская деятельность и радиостанции, и кинопроизводство, и Интернет-бизнес, поэтому, и спутниковое телевидение, поэтому, конечно же, был соблазн, потому что общая тенденция рынка была вверх и был соблазн вкладывать. Конечно же, это не было так просчитано и просто это было такое, когда хотели это делать. Ну, и сюда приплюсовался, конечно же, субъективный фактор. Безусловно и это полсти никто не скрывает, на руководство "Газпрома" оказывалось давление из правительства и из Кремля: дайте эти деньги, дайте эти деньги.

ПОЗНЕР: Большое спасибо. Вопрос теперь к вам, господин Кулистиков. Вот говориться так, вопрос в деньгах, вопрос в финансовых потоках, вопрос, что на НТВ очень плохой менеджмент что они не умеют этим заниматься и поэтому они влезли в колоссальные долги, но мы совершенно не собираемся вмешиваться в редакционную политику и назначают вас главным реактором. Вы ведь не имеете отношение к финансовым потокам в качестве главного редактора? Не имеете. Вы имеете прямое отношение к редакционной политике. А раз новый человек, значит, изменения редакционной политики. Так или не так?

КУЛИСТИКОВ: Я думаю, что, конечно, такая большая организация, как любая телевизионная организация, она живет не только экономикой, она живет и политикой и качество менеджмента относится и к той сфере, которая позволяет установить те или иные отношения с миром политики, с властными структурами и так далее и тому подобное.

ПОЗНЕР: Если говорить простым языком, чтобы наш зритель понимал, речь идет об изменении политики канала для каких-то целей там, я не хочу вдаваться. Но новый главный редактор, я, как человек, работающий в средствах массовой информации без малого 40 лет, понимаю, что новый главный редактор, это, все-таки, новая политика.

КУЛИСТИКОВ: Если вы хотите сказать, что политика будет прокремлевской, я вам твердо отвечу нет.

ПОЗНЕР: Вы слушаете, что я говорю? Вот если я хочу это сказать, я вам скажу, обещаю вам. Я хочу спросить, означает ли это изменение политики канала? Или просто вы клонируемы Киселев и только?

КУЛИСТИКОВ: Ну, это просто невозможно.

ПОЗНЕР: Значит, меняется политика?

КУЛИСТИКОВ: Да. Политика измениться.

ПОЗНЕР: Спасибо большое. Теперь я хочу всем сказать, что господин Кулистиков руководил новостями НТВ в течении трех лет под непосредственным руководством Добродеева и потом еще около года, примерно, под руководством Киселева. Так что это человек не чуждый этому делу совершенно, чтобы все знали что да как. Хорошо. Мы с этим выяснили. Теперь вот, возник интересный момент. Вы, как акционер, ну, вы говорите, что у вас контрольный пакет, что "Кэпитал менеджемнт" вместе с вами, вот вы имеете большинство, хотя на этой встрече, все-таки, за снятие Киселева "Кэпитал менеджмент" не проголосовал. Воздержались. Значит, со своими 46% вы за это проголосовали. Но ведь есть закон о СМИ и вот сейчас, Александр Яковлев, я к вам буду обращаться. У нас закон о СМИ, по-моему, самый прогрессивный в мире, самый замечательный и демократичный. Там сказано: главный редактор, руководитель СМИ избирается трудовым коллективом и только трудовым коллективом и освобождается только трудовым коллективом и никто больше не имеет права это делать. Есть закон об акционерных обществах, где этот момент не проработан, но в принципе понятно, что в акционерном обществе акционеры имеют право освобождать, назначать и так далее. Значит, они освободили, а НТВ говорит, извините, у нас СМИ и у нас главный редактор и закон говорит ни-ни. Как быть?

ЯКОВЛЕВ: это очень хороший вопрос, который отражает ту эволюцию, которая произошла в нашем обществе с момента принятия этого замечательного закона. Эволюция в чем заключается, в том, что свобода, в том числе свобода собственности стала реальностью. В то время ,когда принимался этот закон никто не мог представить себе, что отныне судьба большого холдинга, большой телекомпании зависит от того, в чьей собственности находятся акции. Тогда эту ситуации предвидеть было невозможно и поэтому в тех условиях, когда директоров заводов избирали рабочие, было естественно записать, что в этих условиях 94-го года главного редактора избирают те, кто будет работать с ними. Вот закон об акционерном обществе, приняты гораздо позже, это 96-й год, по-моему, уже отражает эту новую реальность. Представьте себе, теперь отвлечемся от этой ситуации, поставим вопрос абстрактно: я собственник, мои акции и я собственник не просто акций, а акций вот этого уважаемого холдинга и как вы думаете, если я хозяин, куда протираются мои полномочия? Только ли на сферу финансов или и на управленческий аппарат в точном смысле этого слова. Следовательно я усматриваю противоречие имеющиеся, к сожалению, в настоящее время между нормой закона, который вы сказали и новым законом об акционерных обществах. Повторяю, в 94-м году представить себе, что собственниками НТВ будут акционеры никто не мог, поэтому коллизия здесь есть и я думаю, что здесь вопрос для серьезного юридического рассмотрения.

ПОЗНЕР: Замечательно изложено. Тогда у меня вопрос вот к вам, господин Коваленко. Вы возглавляете подкомитет защиты журналистов. Вот коллизия. Не сегодня, завтра, видя эту коллизию, скажут, ну давайте менять закон о СМИ, этот пунктик давайте от сюда уберем. Потому что как же собственник-то, все-таки мы живем при каком строе, мы живем при капиталистической строе, а собственник. Он и есть главный человек, так что давайте. Что вы ответите, вы, защищающий, в частности, скажем меня, а в данном, конкретном случае, скажем, Киселева.

КОВАЛЕНКО: Ну, во-первых, Владимир Владимирович, не сегодня и не завтра, а уже вчера такой вопрос стоял на повестке дня есть поправки к закону о средствах массовой информации, которые ну, что называется, на выходе или вернее на входе в Государственную Думу. Об этом мы уже говорили. Поэтому здесь дело только технологическое - принять эти поправки, в том числе и вот эту, о которой вы говорите.

ПОЗНЕР: А вы вот защитник, я спрашиваю, вы за то, чтобы принять эти поправки?

КОВАЛЕНКО: Как ни странно да. Потому что в данном случае вот такая противоречивая ситуация, которая возникла с НТВ, она патовая и тупиковая. А она должна законодательно разрешаться. Я надеюсь, с этим согласны все.

ПОЗНЕР: Спасибо вам за ответ. Вообще, должен сказать, что в странах демократических это так на самом деле главный редактор не является священной коровой, правильно или нет, нравится нам или нет, но это так. На самом деле собственник является главной фигурой, нравится нам это или как. Так давайте об этом подумаем и уйдем на небольшую рекламную паузу.

.

.

.

404 Not Found

Not Found

The requested URL /usr/hosting/u1/www/conservator/html/cmp.php was not found on this server.


Apache/1.3.42 Server at conservator.ru Port 80
Rambler's Top100 TopList Либеральная миссия СПС в Санкт-Петербурге Газета "Демвыбор в Санкт-Петербурге"