Alex.3
Rambler's Top100
Правый Клуб
Документы
Наша позиция
Библиотека
Новая мифология
Проекты
Правый форум
старый Правый форум
Ястребиный Телеграф
Место для рекламы:


Проекты Правого Клуба

Газета "Гражданин" № 1


Самое передовое партстроительство

Одним из достижений последних 10 лет стало создание в России реальной многопартийности. Еще в конце 80-х подобная возможность не приходила в голову даже оптимистам (как и возможность того, что в любой час почти в любом населенном пункте страны можно будет купить почти любой товар). При этом наша многопартийность прошла через ряд этапов, обусловленных изменением общей ситуации в стране (а также сменой одной страны на другую).
КПСС, разумеется, партией не была. Это был каркас государства, которое рухнуло сразу после гибели партии. Поэтому советскую систему правильнее было бы называть не однопартийной, а беспартийной. "Демократическая Россия", ставшая в конце 80-х - начале 90-х первой крупной некоммунистической организацией в стране после 1917 года, создавалась как "анти - КПСС". После августа 1991 года смысл существования "ДемРоссии" в прежнем виде был утрачен, и она, так и не сумев стать правящей партией, быстро распалась на множество мелких партий и движений - от вполне левых до ультраправых.
После прихода к власти Б.Н. Ельцина и краха СССР вместо развалившихся КПСС и "анти - КПСС" в России возникла партия "анти - Ельцин" - Фронт национального спасения.. Пожалуй, в XX веке это была самая опасная для страны организация после РСДРП(б). В ФНС входило достаточное количество радикалов-пассионариев, готовых пролить любое количество крови за свои людоедовские идеи. К счастью, их порыв долгое время гасили оказавшиеся с ними в одной организации функционеры покойной КПСС, степень пассионарности которых была даже не нулевой, а отрицательной, при этом наличие особых организаторских способностей позволяло им задушить любое дело в зародыше. Однако главной причиной краха ФНС стало то, что единственный в стране человек, готовый свернуть шею пассионариям, как раз занимал в этот момент должность президента России. Если бы в 1917 году в Питере на месте Керенского был Ельцин, как кардинально изменилась бы наша история!
Выборы в Госдуму в декабре 1993 года заставили политические силы хоть как-то структурироваться. Электорат покойного ФНС поделили ЛДПР, КПРФ и АПР. При этом пассионарии голосовали за Жириновского, видя в нем экстремиста-наци, не связанного тупыми догмами. Старый консервативный электорат предпочел наследников КПСС. Избиратели - сторонники Ельцина поделились между наспех сколоченным "Выбором России" и шахраевским ПРЕСом, а так называемая "демократическая оппозиция" (то есть, по большей части, маргинальная советская интеллигенция, ошибочно считающая себя антикоммунистической) - между "Яблоком" и ДПР. Большого успеха добилась такая экзотическая организация, как "Женщины России" (в политически неструктурированном обществе нашлось достаточное количество избирателей, готовых голосовать по половому признаку).
Первой Думе было отведено два года жизни, и за это время партийная система РФ претерпела значительные изменения. ПРЕС и ДПР успели умереть естественной смертью (в связи с утерей смысла существования). "Выбор России" шумно превратился в партию "Демократический выбор России", которая через полгода после рождения перешла в оппозицию президенту, предпочтя ему борцов за свободу Ичкерии. Зато с самой лучшей стороны зарекомендовал себя Владимир Вольфович, который не только не захотел быть вождем нацистских пассионариев, но и проявил готовность за умеренную мзду сдавать их голоса в распоряжение "антинародного" режима.
Приступ любви ДВР к свободолюбивым бандитам заставил Кремль задуматься о политической силе, на которую он будет опираться в следующей Думе. В результате возник не имеющий аналогов феномен "партии власти". На Западе крупные партии создаются как выразители интересов больших групп населения и приходят к власти благодаря голосам этих групп. Наши партии власти создаются из людей, которые уже у власти находятся и хотят ее удержать. При этом политические взгляды членов такой партии существенного значения не имеют. Впрочем, так как все наши партии власти создавались главным образом для противостояния коммунистам, то им придается идеология, которую в целом можно считать правой. В 1995 году такой "правой партией" стал "Наш дом - Россия". К нему прилагался как бы левый "Блок Ивана Рыбкина", смысла которого никто не понял, поэтому он провалился сразу.
На крайне правом националистическом фланге в 1995 году к ЛДПР (которая реально никакой националистической, разумеется, не являлась никогда, а была очень удачным коммерческим проектом ее вождя) добавился Конгресс русских общин во главе с чрезвычайно амбициозными Скоковым и Лебедем. Два вождя боролись в основном между собой загубив таким образом организацию, которая рассматривалась поначалу в качестве одного из фаворитов кампании. На фланге, который в силу недоразумения у нас все еще принято называть правым (но не "крайне") "Яблоко" легко обыграло ДВР. Обе партии одинаково активно и одними и теми же словами поносили президента и правительство, однако Явлинский был жестче и, главное, последовательнее.
Выборы 1995 года стали триумфом КПРФ, которая сумела собрать большую часть оппозиционных голосов, сильно пощипала ЛДПР и утопив "Женщин", КРО и аграриев. После этого победа Зюганова на выборах президента казалась гарантированной. В пользу такого исхода говорило практически все: убедительный успех на парламентский выборах левых и националистических организаций, глубоко оппозиционных действующей власти, война в Чечне и общие экономические трудности, а также тот факт, что во всех постсоциалистических странах отстраненные от власти коммунисты после нескольких лет либеральных реформ выигрывали выборы. Если уж это происходило в Восточной Европе, куда коммунизм был принесен на советских штыках и где массовым сознанием всегда воспринимался именно как чуждая, навязанная извне идеология, то в России, "колыбели социалистической революции", никогда за всю свою тысячелетнюю историю не знавшей подлинной свободы и, казалось, никогда этой свободы не желавшей, победа коммунистов представлялась абсолютно гарантированной.
Однако снова сработали те же факторы, которые предопределили поражение ФНС в 1993 году. Сразу после возникновения КПРФ возглавившие партию советские партаппаратчики получили то, о чем мечтали всю жизнь, - возможность влиять на власть, ни за что при этом не отвечая, но имея огромные, недоступные в советское время даже им самим материальные блага. После этого брать на себя отвественность за страну им совершенно не хотелось. Не исключено, что в глубине души они понимали: через два-три года после захвата власти их будут вешать на столбах. Ну и тут, к счастью, подвернулся тот же самый человек, способный одним ударом завалить любого "тяжеловеса", и по-прежнему занимающий пост президента. Ему-то Зюганов и сдал кампанию.
В течение последующих трех лет жизнь в стране продолжала стремительно меняться, демонстрируя, несмотря на информационные войны, дефолт и прочие чудеса, все больше признаков нормальности. Поэтому партийная система успела претерпеть очередную реструктуризацию.
Вожди КПРФ занимались любимым делом - аппаратными играми. Создавая то НПСР, то "три колонны", то блок "За победу" они последовательно и очень успешно загубили всех своих конкурентов среди левых и национал-социалистов. НДР четыре года в союзе в ЛДПР геройски сдерживал натиск коммунистов, но после отставки Черномырдина утратил всякую привлекательность как для "элиты", так и для избирателей. Попытка юного Рыжкова предстать главным российским консерватором выглядела забавно, но популярности НДР не принесла. Нужны были новые партии власти. Одна из них, ОВР, стала первой даже в удивительной российской истории партией власти, оппозиционной к власти. Вторая, "Единство", была создана в рекордно короткий срок, так как преемник президента стал известен всего за четыре месяца до выборов. Схватка между "Единством" и ОВР была захватывающей. Закончилось все как всегда. Ставленник "всенародно ненавидимого" и "недееспособного" Ельцина легко раздавил "политических тяжеловесов", которых народ, вроде бы, обожал.
Осенью 1999 года возникла иллюзия, что в России наконец-то появились настоящие правые либерал-патриоты. Лидеры Союза правый сил, заменившего ДВР, не только сумели объединиться (это само по себе было сенсацией), но и смогли занять вполне адекватную позицию в югославском и, главное, чеченском вопросах. Благодаря этому они с блеском "Яблоко", которое вместо анонсированных 20 % не набрало и 6 % . Демагогия фруктового вождя в дискуссиях с лидерами СПС выглядела уж очень неприглядно.
После выборов в Госдуму в 1999 году и президента 2000 года появились основания сравнивать российскую политическую систему с классическими системами, характерными для большинства демократических стран Запада. На Западе основой такой системы являются левая (социалистическая, социал-демократическая) и правая (консервативная, христианско-демократическая, либерально-демократическая) партия. Слева от социалистов и справа от консерваторов находятся радикалы - коммунисты и нацисты соответственно. За редким исключением эти организации являются маргинальными и не имеют реального влияния на политическую жизнь. В центре находятся либералы, правые в экономике и левые (сторонники "общечеловеческих", а не национальных ценностей) в политике.
В России до сего дня политический спектр резко сдвинут влево. Есть гипертрофированная компартия, занимающая весь левый фланг. Роль правых играют либералы (левые либералы, почти социалисты из "Яблока", правые либералы из СПС). А вот "столпов" - социал-демократов и либерал-патриотов - как не было, так и нет. И ни одна из существующих партий занять их место пока не может.
Нынешняя КПРФ есть "клуб любителей СССР", а уж никак не объединение сторонников коммунистической (или, тем более, социал-демократической) идеи. Эксплуатировать ностальгию по Союзу можно долго, но отнюдь не бесконечно. Если в качестве партийной идеологии выступает то, чего заведомо никогда не будет, - партия обречена. Она уйдет вместе со своим электоратом. То же самое произойдет с "Яблоком". Избиратели обеих партий - глубоко советские люди, мечтающие о государственном патернализме. Возможно, "Яблоко" утопит и СПС по добровольному согласию последнего. Дело в том, что большая часть электората "Яблока" люто ненавидит Чубайса, Гайдара и Кириенко, а большинство избирателей СПС не хотят ни видеть, ни слышать Григория Алексеевича. Поэтому объединение списков приведет не к увеличению, а к резкому уменьшению количества голосов.
То, что Союз правых сил не имеет отношения к правой идеологии, уже очевидно. Об этом говорит хотя бы стремление к союзу с "Яблоком" и защита "свободы слова" (то есть антироссийского политического бизнеса Гусинского - Малашенко - Киселева - Бобкова).
С ЛДПР уже все ясно. За нее теперь голосуют с единственным мотивом: "Без Жирика скучно будет". Не согласится нельзя, однако для дальнейшего существования партии этого уже недостаточно.
Что касается "Единства", то партия власти не может стать нормальной партией "по определению". Это "одноразовое изделие", созданное по приказу сверху. "Единство" в виде исключения может стать двухразовым, но преемнику Путина понадобится что-нибудь свое. О "непартийности" партий власти говорить объединение "Единства" с "Отечеством" (или "ЕдиОта"). Идеологии очень различны, полтора года назад были лютыми врагами, однако начальство сказало - и объединяются.
Но роль отсутствующих социал-демократов сейчас претендует союз РПСД Константина Титова и РОСДП Михаила Горбачева. Перспектив у этого объединения нет в силу наличия в нем первого и последнего президента СССР. Уж очень "велика" его популярность в народе. На настоящую правую партию пока нет и намека, хотя "Единство" и СПС активно доказывают, что они-то и есть истинные правые.
Очередная реструктруризация партийной системы обязательно произошла бы к следующим выборам. Однако поспешно принятый в июне закон о политических партиях может помешать этому естественному процессу. Очень уж сложно теперь будет создать новую партию. Зато некоторым нынешним политическим трупам жизнь может быть искусственно продлена. Тем не менее, дельнейшие изменения в обществе неизбежно потребуют формирования устойчивой партийной системы, отражающей интересы основных групп населения. Значительная часть пути к такой системе уже пройдена, причем, как и в других сферах нашей жизни, гораздо быстрее, чем на Западе.

.

.

.

404 Not Found

Not Found

The requested URL /usr/hosting/u1/www/conservator/html/cmp.php was not found on this server.


Apache/1.3.42 Server at conservator.ru Port 80
Rambler's Top100 TopList Либеральная миссия СПС в Санкт-Петербурге Газета "Демвыбор в Санкт-Петербурге"