Alex.3
Rambler's Top100
Правый Клуб
Документы
Наша позиция
Библиотека
Новая мифология
Проекты
Правый форум
старый Правый форум
Ястребиный Телеграф
Место для рекламы:


Проекты Правого Клуба

Газета "Гражданин" № 1


Forward from the USSR!

Вот уже который год подряд умы нашей интеллектуальной элиты сотрясает тоска по русской идее. Причем сотрясает своеобразно.
Потому что волнуются у нас сегодня вовсе не в стиле начала прошлого века - когда философы и экономисты, поэты и студенты, военные и фабричные, не смыкая глаз пытались воплотить в слова свои смутные мысли о себе и о стране, в которой они живут. Нет, сегодня в основе не страна и не ее обитатели, а некий дискомфорт. Дескать, почему это у нас все не как у людей? Должна быть у нас, в конце концов, русская идея или нет? А раз должна, будем ее выдумывать.
Дальнейшее напоминает известные похождения девочки Пеппи Длинныйчулок в поисках кукаррямбы - которую очень хотелось найти, но о которой ничего не было известно, кроме того, что она именно так называется. Вместо того, чтобы задуматься о живой стране и живых людях, ее населяющих, а также о том, что - применительно к ним - может быть названо "национальной идеей", ученые мужи пускаются в углубленные изыскания. Логика подсказывает, что далее речь просто не может не зайти о грантах и даче в Волынском... На смену христианскому "в начале было Слово" и даже марксистскому "бытие определяет сознание" приходит убогая, примитивная уверенность в первичности меню: раз обозначено в меню, что в стране должна быть национальная идеология, то она должна быть и в натуре - и уже второе дело, какой там она свежести.

Идеи и люди

Общим местом при разговоре о национальной идее, которая нам якобы нужна, стало признание "вакуума", образовавшегося в общественном сознании после крушения предыдущей "национальной идеи" - коммунизма. При этом без ответа остается один очень интересный вопрос - а каким образом удалось сокрушить коммунизм в качестве общенациональной идеи, да еще и так, чтобы на его месте остался вакуум? Ведь профессиональные историки и философы, помнится, в те времена (1989-1991 годы) на правительственных дачах ничего не выдумывали.
А дела проделывались колоссальные, силы приводились в действие фантастические -в течение буквально двух лет страна прошла путь от "перестройки и демократизации" к отстранению от власти и даже запрещению компартии и, наконец, к роспуску Советского Союза.
Все это были события не только в общественно-политическом пространстве -прежде всего это были потрясения в пространстве национальной идеологии, причем потрясения целенаправленные, скоординированные. Кто и что обеспечивали возможность этих потрясений? Мощное демократическое движение? Но все, кто имел в те времена доступ в ряды демократических руководителей, могут подтвердить - господствующим ощущением в этих рядах на протяжении нескольких месяцев было эйфорическое ощущение великого удивления: надо же, как оно получается! - и это при постоянной острой всеобщей тревоге в связи с кадровой бедностью, неорганизованностью, слабостью, раздробленностью и суетливостью всех демократических структур. Какие-нибудь "агенты вливания" из ЦРУ, Моссад и юаровской разведки? Тоже не проходит - мировое сообщество, помнится, еще более явно не поспевало за событиями и не понимало, каким образом полувековая бронированно-ядерная советская угроза могла в одночасье лопнуть наподобие мыльного пузыря.
А может быть, допустим, на минутку, такую идеалистическую, совсем не марксистскую догадку, что руководство процессами тогда и взяла на себя та самая "русская национальная идея", только настоящая, а не вымышленная? Если под такой идеей понимать реальное национальное самосознание народа?
Интеллигенция мучилась, рефлексируя на тему "От какого по счету социализма мы отказываемся?" и рассуждая об исторической правоте Бухарина в споре со Сталиным. "Де-мократы" мрачно и недоверчиво смотрели на огромный и непонятный народ, который, наверное, поддержит на свободных выборах нацистов и антисемитов из "Памяти" и - уж конечно - не пойдет против воли партии и правительства, если ему предложат проголосовать за крупных партийных бонз. Поэтому, когда на первых же относительно свободных выборах в 1989-ом со свистом пролетело несколько первых секретарей обкомов-горкомов, а активисты "русской национальной идеи" в ее неандертальском понимании повсеместно получили не более нескольких процентов голосов, "демократы" даже растерялись. Побеждать "партию" они явно не были готовы - максимум, получить право на безнаказанную лояльную фронду и "пускай Горбачев предоставит нам гарантии!" На протяжении долгих последних месяцев советской власти практически вся "элита" -и старая партгосноменклатура, и новые акти-висты едва-едва поспевала за мощным поступательным движением общества. У которого не было национальной идеологии?
Миф о народе - один из самых устойчивых и самых вредных политических мифов. Народ принято то обожествлять, наделяя его последней и решительной правотой и оправдывая его именем самые кровавые безумства, то, наоборот, уничижать, представляя бессловесным быдлом и перекладывая на него ответственность за все беды и неудачи страны.
Но любой народ - это не более чем люди, его образующие. И не менее.
Народ - особенно такой, как народ России многомиллионный, рассеянный по огромной территории - поневоле, как целое, исключительно инертен. Его вера, его знания (и его заблуждения!) не поверхностны, они глубоки, устойчивы. Народ действительно "очень долго запрягает". В частности, с коммунизмом он разбирался 75 лет подряд. Но зато, придя к определенным выводам, сумел воплотить их в жизнь практически в отсутствие необходимого инструментария (достойной политической элиты). И, между прочим, инерции этого "антикоммунистического" ответа общественного сознания хватило очень надолго практически на десять лет. В результате в самые пиковые моменты реформ (например, в апреле 1993 года, когда инфляция доходила до 100 процентов в месяц) избиратели голосовали на референдуме в поддержку "экономического курса правительства". А к середине 1996 года, когда дело дошло до реального выбора, те же избиратели за несколько месяцев подняли рейтинг Ельцина с 2 до 53 процентов.
Однако наука физика учит нас: сколь бы ни была велика инерция, весь вопрос в том, куда направлена результирующая сила внешнего воздействия. А на протяжении всех последних лет эта сила была направлена в одну сторону в ту сторону, куда давило прокоммунистическое меньшинство, меньшинство оголтелое, лживое, циничное, но - в идеолого-пропагандистском плане - совершенно консолидированное. Поскольку по другому направлению политическая воля была полностью раздроблена и хаотизирована.

Забыть Россию!

И в результате на исходе десятилетия "государственного суверенитета России" (поддержанного, напомним, 12 июня 1990 года голосами практически всех без исключения депутатов российского депутатского съезда -и коммунистов, и "демороссов") по всем основным "национально-идеологическим" вопросам - о государственной идентичности России, национальной идентичности населения России, об этнической идентичности групп и отдельных граждан России - царила полная неразбериха.
В общественном сознании возобладала концепция Сергея Бабурина и его единомышленников (казавшаяся в 1991-ом совершенно маргинальной) о том, что на самом деле "Россия" - это бывший СССР в целом. Из общественного сознания оказалась практически вытеснена память о том, что идея российского суверенитета, из которой в 1991 году родилось независимое государство по имени "Российская Федерация", стала лишь массовой реакцией всех слоев и групп населения бывшей РСФСР на ущербное с точки зрения национально-государственной идентичности положение самой крупной, стержневой республики в структуре бывшего Союза, на отсутствие реальных механизмов самостоятельной государственности (при наличии таких механизмов в других республиках), на навязанный еще в довоенные годы "комплекс великодержавности" (когда о собственной национальной государственности не стесняются говорить все народы СССР, кроме русского). Формирование новой государственности в республиках бывшего Союза стало мощным фактором политической жизни, подавалось правящими режимами этих стран как реальное достижение, осваивалось массовым сознанием.
Тем временем в России, получившей в результате распада СССР и освобождения от груза "колониальной экономики" наибольшие преимущества, говорить о независимости и государственной самостоятельности стало дурным тоном - и прежде всего в рядах "демократической элиты", отдавшей тему на откуп нацистствующим демагогам.
В силу вышесказанного Российская Федерация оказалась чуть ли не единственной из республик бывшего Союза, в которой так и не сформировалось представление о "народе России". Слово "россияне" стало пародийным штампом для передразнивания Ельцина, а право говорить о национальной государственности перешло к "республикам в составе РФ".
Именно в силу отсутствия национально-государственного самоопределения маргинальныеполитические силы оказались способны навязывать населению России представления о расово-этнической идентичности, измышлять уродливые гибриды, соединяющие несоединимое: расово-этническую нетерпимость, обрывки псевдоправославных суеверий и языческих обрядов и свойственное тоталитаризму обожествление государственного насилия.
Тем самым подрываются государственная целостность и национальное единство России, разрушается ее культурная основа и социальная база ее возрождения, а главное - решается ключевая социально-историческая задача антицивилизационного реванша: из единого интеллектуального пространства европейской цивилизации вышибается русский народ, несущий на себе значительную долю исторической ответственности за результаты тысячелетней российской истории, в том числе за ее эпохальный антикоммунистический поворот на исходе 80-х двадцатого века.

Идеология и пропаганда

К сегодняшнему дню ситуация с "национальной идеологией", конечно, уже не такая катастрофическая, какой она была еще два года назад. Но игра все равно идет по чужим правилам и на чужом поле.
Вместо того, чтобы попытаться восстановить на новом уровне то массовое чувство реальности, которое обеспечило крушение коммунизма в 1991 году, "идеостроители" пытаются "постфактум" вступить в соревнование с коммунистами за лучшую иллюзию, за более привлекательный миф, заменяющий реальность. А на этом пути у них нет никаких шансов. Активизировать народ, вывести его из-под контроля всякого рода "социальных меньшинств", пробудить его к осмысленным, подлинно демократическим действиям -единственный результативный способ обретения новой России. Но трагедией страны и народа стало стремление "новой элиты" побороть "старую", номенклатурную, в ее прежнем качестве и самой занять ее место.
Сегодня любые разговоры о создании "национальной идеологии" изначально ущербны. Идеологию нельзя сначала разработать, а потом внедрить. Авторские права на конечный продукт данного творчества могут принадлежать только нации. А значит, нужен не только и не столько коллективный усилитель и трансформатор, в роли которого выступает интеллектуальная элита, но и коллективный генератор, которым может быть исключительно массовое сознание в целом.
И места для работы профессионалов, политиков, активистов здесь - хоть отбавляй. Работы на всех хватит.
А главное - не надо ничего выдумывать, изобретать: необходимо просто начать предметную, активную работу с имеющимся материалом. Этот материал - те самые "российские национальные ценности", которые на самом деле вовсе не противостоят европейской и мировой системе ценностей. Эти ценности не только оказались сохранены на протяжении 70 лет советской власти, но и смогли исподволь войти в состав свода "неофициальных" моральных принципов порядочного, умного, работящего и нежестокого человека, вынужденного, по совместительству (и за неимением другой возможности) быть человеком советским. Именно гуманность и добропорядочность нормального человека оказались движущей силой общественно-политического процесса в конце 80-х, именно они позволили людям, казалось бы, глубоко зашоренным коммунистическим воспитанием, поддержать некоторые принципы "капитализма", которые много лет подряд подвергались официальному поношению, и которые, тем не менее, были однозначно восприняты множеством людей как нечто, отвечающее здравому смыслу.
И сегодняшняя "национальная идея" для России не должна и не может быть придумана и выстроена. "Национальная идея" для России - это способность граждан страны почувствовать себя нацией: сообществом свободных людей, которым есть чем заняться вместе. Помочь людям осознать себя хозяевами собственной судьбы; перехватить информационную инициативу, прекратить выступать в роли "вечного догоняющего" - вот огромная, достойная и вполне решаемая задач а, становящаяся сегодня, по сути, единственной практической задачей либеральной политики.

.

.

.

404 Not Found

Not Found

The requested URL /usr/hosting/u1/www/conservator/html/cmp.php was not found on this server.


Apache/1.3.42 Server at conservator.ru Port 80
Rambler's Top100 TopList Либеральная миссия СПС в Санкт-Петербурге Газета "Демвыбор в Санкт-Петербурге"