[an error occurred while processing the directive]

«Слушайте музыку революции!» — Дуче и Победоносцев. — Пробитый барьер. — «Как вдруг прибежали седые волхвы, ужасно разя перегаром». — Чудеса предвыборной техники. — Муза печали и гнева.


      Известия № 16.10.04
      Когда В. В. Путин благосклонно отнесся к прошению православных епископов о возврате конфискованных коммунистами церковных имений, предвидеть, как на это отреагируют борцы с тоталитаризмом, было нетрудно — и борцы не подкачали. Идеолог перестройки, а ныне буддист А. Н. Яковлев сообщил, что он «вообще за реституцию», но насчет возвращения земель Церкви у него «большие сомнения», поскольку «иерархи сильно суетятся вокруг власти». Вероятно, возвращать неправедно изъятое следует лишь сугубо несуетливым. Естественно, что епископату была помянута торговля табаком, а также водкой. Поскольку насчет водки до сих пор не говорили самые жестокие гонители «табачного митрополита» Кирилла и поминали Его Преосвященству одно лишь курево, вероятно, здесь произошла контаминация бизнеса 90-х гг. с музыкой революции по Блоку — поэт благожелательно объяснял разрушение революционными массами древнего собора, тем что «поп, икая, торговал водкой».
      Но претензии насчет водки и низкопоклонства — это стандартно-вольнодумное общее место, в очередной раз донесли позицию и пошли дальше. Правозащитница Е. Г. Боннэр общим местом не ограничилась и обличила клерикализм в неожиданном ракурсе: «Все это в русле изменений. Вспомните Победоносцева (вероятно, имеется в виду граф Уваров. — М. С.) и трех его китов — самодержавие, православие, народность (...) Это калька времен чернорубашечников и коричневых в Европе». Новизна в том, что до сих пор ни итальянский фашизм (чернорубашечники), ни германский национал-социализм (коричневые) не рассматривались как образец теснейшего единения Церкви и государства. Муссолини действительно подписал с Ватиканом в 1929 г. Латеранские соглашения — фактически конкордат, переведший отношения с папством из категории запредельно плохих в качество взаимной терпимости, но считать это признаком большого клерикализма все же затруднительно. Сама же идеология фашизма строилась на апелляции к образам языческого Рима, что вряд ли имеет отношение хоть к Победоносцеву, хоть к гр. Уварову. Что до фюрера, то его позиция сводилась к тому, что из снисхождения к народным предрассудкам и в силу некоторых политических соображений христианство пока может быть в известных пределах терпимо, но в будущем должно уступить место правильному арийскому культу. Насчет симпатий В. В. Путина к культу Ярилы или же Вотана ничего не известно, что обесценивает предложенную Е. Г. Боннэр аналогию.
      Такая неточность может объясняться пробитием психологического барьера, существующего не только в сфере экономики ($50 за баррель, $120 за 100 евро etc.), но и в области политики. С легкой руки Бжезинского, сравнившего президента РФ с дуче и членов «Комитета-2008», полюбивших сравнения РФ с Третьим рейхом, пробит не менее важный барьер в уровне ругательств. Поняв, что теперь принято хоть по поводу, хоть без повода приплетать к В. В. Путину дуче и фюрера, правозащитница тут же и приплела совсем даже без повода.
      Оплошность тем более занимательна, что как раз арийские культы считают себя грядущей жертвой попов и чекистов, изъясняясь при этом в сугубо правозащитной и диссидентской манере. Собравшись на Совет Круга языческой традиции волхвы Мезгирь, Велимир, Любомир, Огнеяр, Иггельд, ведунья Верея, общинник Лучезар, верховода Веледор, жрица Доброслава и др. в своем заявлении к общественности и СМИ разоблачили «попытку организовать репрессии и натравить органы госбезопасности и религиозных фанатиков на язычников». Попытка развернуть массовые репресии против язычников была усмотрена в словах Патриарха, призывавшего Церковь противостать «всеобщему падению нравственности, распространению неоязычества, терроризму и другим губительным явлениям современности». Упоминание неоязычества наряду с терроризмом в качестве пагуб нашего времени было истолковано как «необоснованное сравнение», что «грубо нарушает принципы Копенгагенского документа ОБСЕ и базовые нормы по правам человека Совета Европы».
      Перечисление пагуб вообще-то не есть сравнение, тем более, что оно и вправду было бы необоснованным — террористы губят лишь тело, а жрецы — душу. С другой стороны, слова Псалмопевца «бози язык суть бесове» в самом деле грубо нарушают принципы Копенгагенского документа ОБСЕ, так что в Страсбурге Рудольфу Биндигу и лорду Джадду самое время мощно возвысить голос в защиту воспетых Феофаном Прокоповичем жрецов Жеривола, Пияра и Куроеда.
      В принципе борьба за свободу совести должна была бы исходить из США, но там сейчас выборы, и общественность занята более важной проблемой. Во время дебатов Буша и Керри телезрителям показалось, что у Егора Егоровича на воскрилье меж лопаток пиджак странно топорщится, и американский народ мучим подозрениями: не было ли то специальным суфлером, посредством которого президенту США подсказывали, как лучше парировать речи соперника.
      Американцам почему-то не пришло в голову, что если уж их президент решил воспользоваться чудесами техники, чудеса с тем же успехом можно было положить в карман пиджака, избежав тем ненужных подозрений. Хотя вызывает сомнения и сама идея дистанционного суфлирования. Если имеется в виду, что Егор Егорович простоват и недостаточно речист, то эти качества вполне могли бы сказаться и при пользовании суфлером, на каковую тему существует масса театральных анекдотов. Один провинциальный трагик, получив подсказку суфлера «А вот и сам Торквато Тассо!» интерпретировал ее со сцены как «А вот и сам квартальный Тарасов с квасом!». Поскольку дебаты обошлись без хохм такого уровня, вернее допустить, что чудес техники не было, а была всего лишь складка пиджака.
      Тем временем вступивший на литературную стезю А. Р. Кох решил посредством газеты стихотворно поздравить с юбилеем соратника по правому делу Б. Е. Немцова, в неудобных для печати выражениях воспев мужскую силу Бориса Ефимовича. Газета преодолела неудобство и пропечатала дружеское послание — «Я знаю, что тебе Пожелать: // Побольше баб красивых <...>», причем обнадежил маститого юбиляра уверением, что любовь слабого пола к нему вполне бескорыстна — «Таким как ты: вам даром дают».
      А. Р. Кох, несомненно, вдохновлялся классическим посланием Н. А. Некрасова к другу его И. И. Панаеву «Тот, кто сумел великим быть в борделе, // Тот истинно великий джентльмен», а далее совсем неудобно. Муза печали и гнева вполне овладела душой Альфреда Рейнгольдовича, и вскорости мы услышим от даровитого поэта посвященные тяжкой доле народа рыдающие некрасовские анапесты. [an error occurred while processing the directive]