[an error occurred while processing the directive]

«Самоотверженно, как брата, любила лейтенанта флота». — Зюганов об институте заложничества. — Политкорректное. — Русскую классику на макулатуру.


      Известия № 9.10.04
      Начало октября — традиционное время митинговой активности в Москве, но на сей раз сезон открыли не коммунисты, вспоминающие триумф и поражение красногвардейских банд в 1993 г., а куда менее идеологизированные противники телевизионного мастерства. Будучи недовольными тем, что строительная фирма «КРОСТ» (по подложным, как уверяли митингующие) документам собирается воздвигнуть у них под окнами Школу телевизионного мастерства для В. В. Познера и попутно многофункциональный торговый комплекс — для себя, жильцы вышли на улицу с алармистскими плакатами. «Спасите нас от Чернобыля Познера!», «Эта стройка — второй аквапарк!» etc.
      Лозунг насчет аквапарка (после трансваальских достижений столичного стройкомплекса этим словом теперь называют здание, которое, по мнению говорящего, должно непременно обрушиться) выглядит противоречивым. Поскольку митингующие искренне желают В. В. Познеру вместе с телевизионным мастерством провалиться к черту, непонятно, что они имеют против уготованной мастерству судьбы аквапарка. Вероятно, тут дело в сознательности. «К черту» — оно бы и хорошо, но попутно пострадают непричастные, что недопустимо. Упоминание же Чернобыля непонятно вообще. «Кто-то по соседству, лихоимец жадный // У крестьян землицы косячок изрядный // Оттягал, отрезал воровским манером» — это русская литературная классика, но при чем тут делящиеся радиоактивные материалы?
      А равно и телевизионное мастерство. Ведь налицо всего лишь стандартная надежная схема, когда под видом богоугодного заведения (и с надлежащими льготами за богоугодность) строится нечто высоходоходное, а физическому или юридическому лицу, чья имя использовано для получения льгот, предоставляется небольшой закуток. См. хоть школу оперного пения им. Г. П. Вишневской на Остоженке, где поют стесненно, а элитной сантехникой торгуют пространно, хоть воздвигаемый рядом с домом автора на м. «Беляево» трехэтажный шалман, объявленный «павильоном для встреч ветеранов ВМФ». Фирма, получающая от префектуры льготный землеотвод для шалмана — то же самое телевизионное мастерство, — «Она ни в чем не виновата, // Самотверженно, как брата, // Любила лейтента флота». Такие у нас времена.
      Но уже на следующий день политика взяла верх. Воспрянувший к борьбе лидер КПРФ Г. А. Зюганов опубликовал воззвание, подверстанное к злобе дня, из которого следовало, что в сентябре-октябре 1993 г. «был совершен крупнейший в истории террористический акт. Семь тысяч человек были взяты в заложники в Москве, в Доме Советов», а последующие теракты от Буденновска до Беслана — «все это лишь кровавое продолжение того, что творили ельцинские головорезы в октябре 1993 года».
      До сих пор квалифицирующим признаком института заложников считалось насильственное удержание людей. Заложник не может по своей воле невозбранно уйти домой к семье — имей он такую возможность, захват заложников терял бы всякий смысл. Но после указа №1400 вся политика Кремля строилась как раз на том, что уход депутатов, а равно и недепутатов из Белого дома не только не возбранялся, но даже и поощрялся. Так, в частности, 2 октября спокойно ушел из заложников сам Г. А. Зюганов, почувствовавший, что дело пахнет жареным. Имей люди, захваченные в Буденновске, на Дубровке, в Беслане такую же, что и у Зюганова, возможность бесопасно уйти, ни о какой национальной трагедии речи бы не было. Бесспорно, фирменный знак левацких речей — это присвоение себе и своим сподвижникам мученических венцов без должных на то оснований. В мае 1968 года в Париже сытые маменькины сынки скандировали: «Мы — тоже немецкие евреи!», полицию называли эсэсовцами, а профессоров Сорбонны — гестаповцами. Решив, что левачество — требование времени, и поревновав льву настоящей минуты Эдичке, который давно эксплуатирует эту манеру, Г. А. Зюганов тоже решил подверстаться к расстрелянным и взорванным в Беслане. «Как это было бы смешно, когда бы не было так гадко».
      При этом, чем дальше уходит в историю черный октябрь, тем больше неизвестных подробностей открывается. Согласно Г. А. Зюганову, «За победу (сторонников ВС РФ. — М. С.) молились православные и католики, мусульмане и буддисты, иудаисты и язычники».
      Прежде иудейская (а равно еврейская) тематика в данном контексте если и поминалась, то в совершенно противоположном смысле. В 1993-94 гг. патриотическая пресса любила сообщать о том, что особенную жестокость в расправе со сторонниками ВС РФ явили откуда-то взявшиеся в Москве боевики-бейтаровцы, а о молениях иудеев к Богу Израилеву, дабы Он укрепил мышцу ген. Макашова, не писалось ничего. Скорее всего перед нами позднейшая интерполяция, о чем свидетельствует ошибка переписчика. Есть религия иудаизма, но ее приверженцы называются не иудаистами, как у Зюганова, а иудеями — точно так же, как приверженцы католицизма — не католицисты, но католики. Украшая воззвание описанием экуменического моления в поддержку Белого дома, авторы текста решили, что исключение иудеев из числа молящихся навлечет на них нарекания, и страха ради иудейска (именуемого ныне политкорректностью) решили пополнить список конфессий, но сделали ошибку в словобразовании.
      Видя, как под ярмо политкорректности теперь уже склоняют шею и ортодоксальные коммунисты, адепты нового всепобеждающего учения стремятся развивать успех далее. Бывший товарищ министра народного просвещения, а ныне получатель федерального гранта терпимости проф. Асмолов указывает, что «самый большой удар по детской незащищенной психике наносит школа. Из учебников дети получают массу стереотипов, которые предлагают им широкий выбор всевозможных объектов для ненависти. Лермонтов страшно обидел жителей Грузии, упомянув о том, как «бежали робкие грузины». Разве может быть целый народ робким? А вещий Олег — кому он пошел «отмстить»? «Неразумным хазарам». Между тем у хазар была высокоразвитая культура».
      Примеры, навскидку взятые борцом с ненавистью, не самые удачные. «Бежали робкие грузины», судя по контексту, могло относиться не к грузинам вообще, но к конкретным грузинам из свиты князя Синодала. Что до неразумных хазар, то их уже почти тысячу лет, как нет на свете, отчего использовать в качестве объекта ненависти затруднительно. В русской классике довольно примеров, куда лучше формирующих образ врага (см. хоть балладу о дружбе народов «Черная шаль» — «В покой отдаленный вхожу я один, // Неверную деву лобзал армянин», а также много о других народах), так что работы непочатый край, и казенных грантов А. Г. Асмолову до конца дней своих таскать — не перетаскать. [an error occurred while processing the directive]