[an error occurred while processing the directive]

Хитрая пропорциональность


      Известия № 28.8.04
      Не успело развеяться первичное удивление от объявленных планов перейти на 100%-ную пропорциональность депутатов, как Мосгордума обнародовала свой план продвижения к пропорциональности. Раньше она вся (35 кресел) была мажоритарной, теперь же по округам будет только 15 душ, остальные же 20 станут списочниками — но в собрание попадут лишь партии, взявшие 10%-ный барьер. То есть если КПРФ, «Родина», СПС и «Яблоко» возьмут в Москве по 8-9%, кресел в Мосгордуме им все равно не видать, а треть голосов пойдет на премию фаворитам. Для сравнения: в ФРГ такие правительствообразующие партии, как СвДП и «Зеленые», сроду не набирали 10%. По меркам московской пропорциональности им у власти делать было бы нечего.
      Бесспорно, московское начальство издавна отличалось прямодушием — оттого-то оно сразу и без ненужного лицемерия решило поставить 10%-ный барьер, но вообще-то дело не только в особенностях столичной политики, но и в самой природе пропорциональной системы, всегда вводящей в соблазн варьировать правила игры таким образом, что от изначально прокламированных достоинств системы (тоже довольно сомнительных) остаются одни рожки да ножки.
      Человека несведущего и не слишком способного считать последствия система привлекает идеальной красотой, так выгодно отличающейся от мажоритарной хаотичности, при которой к тому же победитель, практически всегда избираемый меньшинством голосов, получает все, что явно несправедливо. При пропорционалке же, напротив, ни одна душа не будет забыта, даже и сторонники Партии трансгалактического сознания и Движения патриотических зоофилов будут представлены в парламенте, и, представляя собой идеальный (так почему-то кажется) социологический срез общества, он тут же издаст Ликурговы законы и сформирует эффективное правительство. Или, по крайней мере, всегда даст возможность указать гражданам, что в собрании представлено всякой твари по паре, за столом никто у нас не лишний, а если в результате получается не парламент, а какой-то пандемониум, так вопросы к самим гражданам — зачем черт знает кого навыбирали.
      Однако идиллия бывает скоротечна. Когда ни одна душа не забыта, в парламенте могут оказаться представители всех 43 блоков, баллотировавшихся в Думу в 1995 г. (да хоть бы и 23 — тоже мало не покажется) — и что прикажете с этим сумасшедшим домом делать?
      Оттого мудрый законодатель начинает склоняться к реализму, делая различные отступления от идеальной пропорциональности. Ставит сперва один барьер, затем другой, затем вводит требования насчет региональных списков — подправляет и усложняет, поправляет и усложняет до того состояния, когда только человек с глубоко математическим мышлением в состоянии удержать в голове все сложнейшие правила исчислений. Не то что об идеальном, но хоть о каком-то социологическом срезе давно уже нет и речи, а процесс совершенствования и нагромождения новых правил неостановим. Mutatis mutandis это похоже на налоговую систему развитых стран Запада, усложнившуюся до такого состояния, когда без помощи налогового адвоката понять уже ничего невозможно.
      Налоговый ад современного Запада не приводит пока что к тотальному налоговому разврату лишь потому, что там государство много веков и самым немилосердным образом приучало подданных к необходимости платить прямые налоги. Нас не приучало — мы платили косвенные, и нагроможденные налоговые кодексы известно как работают. Но то же и с народным представительством. Когда граждане длительное время приучались к тому, что у них есть непосредственно ими избранный депутат, представляющий их интересы перед лицом верховной власти и не допускающий притеснений и злоупотреблений, при таком понятии, впитанном с молоком матери, можно экспериментировать с разными способами выбора депутатов. В том числе даже и с пропорциональными, когда депутат берется не от понятной выборной воли граждан округа, а неизвестно откуда. Но когда представление о функции депутата бог знает какое, выбор его посредством непонятной игры по переменным правилам — вернейшее средство окончательно добить и без того хилую идею народного представительства.
      Разумеется, и мажоритарка не панацея от обмана и предвыборных технологий. На фоне наблюденных мистером Пиквиком выборов в местечке Итенсуилл наши политтехнологи — сущие младенцы. Но мухлеж посредством нарушения (одних избирателей подпоить, других запереть в каретном сарае) самих по себе понятных, разумных и неизменных правил — это одно, мухлеж посредством постоянной перемены правил (чем славна пропорционалка) — это другое и гораздо худшее. Одно временем лечится, другое — усугубляется. [an error occurred while processing the directive]