[an error occurred while processing the directive]

Идейно богатый понедельник. — Популярность управляемой демократии. — Глюксман или Илларионов? — Конверсия «ЮКОСа». — Страну придется переименовывать. — «Гнойник федерализма».


      Известия № 17.9.04
      Несмотря на то, что понедельник — день тяжелый и к тому же выпавщий на 13-е число, чуждые суеверий россияне именно этот день посвятили оглашению различных обширных планов. Мужественная журналистка А. С. Политковская, едва преодолев действие яда, которым, согласно словам журналистски, ее пытались тайно извести чекисты, тут же опубликовала план мирного урегулирования в Чечне. А. С Политковская предложила, чтобы, во-первых, был учрежден Федеральный Совет по урегулированию чеченского кризиса , в котором «не должно быть силовиков и чиновничества — им нет доверия. Только представители гражданского общества из числа людей, которые работали в Чечне в качестве правозащитных наблюдателей (..), а также из числа общественных деятелей страны, которые всегда, при любых ветрах, занимали антивоенную позицию». Хотя Совет назван всего лишь совещательным, тем не менее «ни одно политическое и финансовое решение, связанное с Чечней, не может быть принято без соответствующего положительного решения Совета». Во-вторых, в Чечню назначается «русский наместник — гражданское лицо. Личность должна быть известной и уважаемой чеченским обществом — для этого в ее политическом багаже должна быть стабильная антивоенная позиция по Чечне».
      Длительная борьба А. С. Политковской с управляемой демократией, похоже, привела ее к мысли, что следует бить врага его же собственным прикладом. Когда в институты, обладающие экстраординарными полномочиями и своими решениями касающиеся интересов всей страны, предписано вводить исключительно высокопробных чеченолюбов — это по разряду даже и не расхлябанной управляемой демократии, а что-то насчет ордена меченосцев. Тем более, что нынешняя малоприятная система по крайней мере не берет в расчет ошибки прошлого, рекрутируя и людей, стократ запятнавших себя демократическим прошлым, тогда как мужественная журналистка по строгости к лицам, состоявшим в разных уклонах, ближе к идеалам 30-х гг. А так идея хороша. Совет, состоящий из А. М. Бабицкого, В. И. Новодворской и А. С. Политковской, будет вотировать любые решения по Чечне, а русским наместником можно назначить Андре Глюксмана. Если же по шовинистическим соображениям кандидатура Глюксмана не подходит, можно пойти навстречу Кремлю, произведя в наместники тамошнего советника А. Н. Илларионова, еще в 1995 г. сообщавшего, что «в отношении Чечни эти слухи (об избиении и изгнании нетитульного населения. М. С.) ... представляют, по большей части, крайне неумелую дезинформацию. Да это было бы к тому же крайне глупо для режима Д.Дудаева организовывать такое преследование русских, не представлявших ему никакой угрозы и не включенных в отношения власти в республике». Удачный случай для Кремля и гражданского общества слиться в радостном чеченолюбии.
      Впрочем, требование А. С. Политковской, чтобы к делу мог быть допущен только человек, проваренный в чистках, как соль, имеет под собой основание. Так отсекаются люди легкомысленные типа Б. Е. Немцова, который сегодня так, завтра эдак, а в понедельник так и вообще предложил план поимки Басаева. Суть замысла в том, чтобы В. В. Путин обратился к М. Б. Ходорковскому за помощью в этом деле, поскольку он «он человек толковый, жесткий, организованный и совсем некоррумпированный. Кроме того, у него есть деньги».
      Хвалить главу корпорации (а равно и владельца чебуречной) за некоррумпированость несколько странно — велика доблесть, что человек сам у себя не ворует. М. Б. Ходорковский принадлежал скорее не к коррумпированным, а к коррумпирующим, покупая навынос и распивочно чиновников, депутатов и даже некоторые политические партии. Но быль молодцу не в укор, тем более что при проведении спецопераций умение подкупать кого надо в высшей степени ценно. Другое дело, что Б. Е. Немцов, как человек чистый и застенчивый, не развил свое предложение далее. М. Б. Ходорковский лишь возглавлял компанию, согласно же обвинениям прокуратуры, планированием ответственных мокрых дел занимался акционер Л. Б. Невзлин, а непосредственным исполнением — глава службы безопасности «ЮКОСа» А. С. Пичугин. Без них доставить в Кремль голову Басаева будет затруднительно, так что стоит подумать, как использовать и их энергию в мирных целях.
      В тот же день, проникшись словами Б. Е. Немцова о том, что «подобного рода необычные действия могут сдвинуть дело с безнадежно мертвой точки», В. В. Путин сам решил предпринять необычные действия, чем полностью затмил так удачно поначалу развивавшиеся PR-кампании А. С. Политковской и Б. Е. Немцова. Реакция на предложение В. В. Путина отменить всенародные выборы глав регионов, заменив их на конфирмацию местными парламентами предложенной президентом кандидатуры, вызвали разную реакцию, но никто не обратил внимание на большую затратность этого мероприятия, поскольку придется менять название страны. Все-таки автономность назначения глав штатов, земель etc. является квалифицирующим признаком федеративного устройства, и с отменой этой автономности называть страну Российской Федерацией довольно несообразно. Так что предстоит переименование с полной заменой всех вывесок на госучреждениях, русских посольствах, всех бланков документов etc.
      Причем в данном случае не проходит тот довод, что Северная Корея, чья демократичность весьма относительна, официально именуется Корейской народно-демократической республикой — и ничего. Беда в том, что критерии демократичности весьма условны, тогда как критерий федеративности прост, как мычание — прописана на бумаге прямая назначаемость глав регионов или не прописана. В СССР и РСФСР таких открытых документов не было, формально все было автономно, и потому они могли считаться федерациями, у нас же документ будет, и что написано пером, того не вырубишь топором..
      Поскольку о незадаче с переименованием страны никто не подумал, оказались возможны вполне сюрреалистические истории вроде той, когда на государственном радио комментатор радостно восхвалял В. В. Путина за то, что тот отважился вскрыть «гнойник федерализма». В общем-то федерализм был так себе, гнойник, так гнойник, Робеспьер — тот вообще призывал истребить гидру федерализма. Но штука в том, что Первая Республика, в которой разворачивал борьбу Неподкупный, не называлась Французской Федерацией и, стало быть, Робеспьер имел полное право на такое обращение с гидрой. Наш же случай, когда на Радио Российской Федерации проклинали гнойник федерализма, войдет в список блистательных исторических анекдотов. [an error occurred while processing the directive]