[an error occurred while processing the directive]

Дипломат-новатор. — Бездельники в посольстве. — Гарик-чемпион. — Перемаджлисуленный Басаев. — Ходорковский опять про...рает либеральное дело.


      Известия № 11.9.04
      Продолжается обмен любезностями между нидерландским МИД, глава которого менеер Бот, «скорбя вместе с российским народом», упорно желает получить от властей РФ «разъяснения по поводу того, что произошло в Беслане», и российским МИД, глава которого г-н Лавров указал менееру, что в его настырности есть нечто кощунственное. Защитники нидерландского скорбящего сперва указали, что Бота неправильно перевели, а Смоленская площадь неосновательно раздула кадило, но тут скорбящий вновь повторил тот же запрос, так что перевести стрелки на переводчиков не удалось.
      Новаторство нидерландской дипломатии в том, что до сих пор «требование разъяснений» было устойчивой формулой, используемой в случаях, когда в отношениях между двумя державами происходит инцидент, могущий привести к войне или — в самом лучшем случае — к чрезвычайному ухудшению отношений. Например, если бы на российской территории с лайнером компании KLM случилось нечто малопонятное, сопровождающееся многочисленными жертвами, глава МИД Нидерландов был бы не только вправе, но даже и обязан потребовать немедленных разъяснений от российской стороны. В случае же, когда интересы иностранной державы никак не затронуты, исходящее от нее требование разъяснений несколько противоречит дипломатическому протоколу, а равно и общим принципам сношений между суверенными державами.
      Эти принципы, в частности, подразумевают, что в задачи посольства Нидерландов в Москве входит также и информирование своего правительства о положении дел в России. Для этого миссия использует открытые источники (СМИ), устанавливает контакты официального и неофициального свойства, взаимодействует с МИД страны пребывания, а также — чего только не бывает! — имеет резидентуру, которая добывает нужные сведения. Все это собирается, шифруется и отправляется надлежащим ведомствам своей страны. Если нидерландский министр иностранных дел публично и против всякого протокола требует от МИД РФ той информационной картины, которую должно составлять посольство в Москве, это какое-то демонстративное признание того, что нидерландский посол менеер Хофстее совершенно запустил работу и в миссии, вместо того, как это положено во время кризисов, не спать сутками и кропать донесения, непонятно чем груши околачивают. Однако, вместо того, чтобы без лишнего шума укрепить посольские кадры более исправными дипломатами и разведчиками, менеер Бот зачем-то устроил шумный сеанс разоблачения недолжной работы своего ведомства. Возможно, им двигала неодолимая любовь к гласности, но тогда непонятны его призывы к коллеге Лаврову насчет того, чтобы келейно общаться с ним, Ботом, перед тем, как делать резкие заявления — что мешало самому Боту именно что келейно войти в сношения со Смоленской площадью, прежде чем смело ревизовать дипломатический протокол.
      Впрочем, возможно, что Бот, как он сам заметил, никого не хотел оскорбить, но был движим чистым недоумением. И правда: до 1 сентября никто даже и помыслить не мог, что чеченские борцы за свободу могут оказаться кровоядными тварями и что, попав в страшный капкан, Россия не могла из него вырваться без страшных же потерь — ведь все же знают, что капканы специально конструируются так, чтобы всякий мог по своему желанию освободиться от него в любой момент и без малейших неудобств.
      Нидерландских дипломатов отчасти может извинять то, что в своей аналитической работе они опирались на источники, с которыми без поллитра и вправду не разберешься. Член редколлегии «Уолл-стрит джорнэл» и глава «Комитета — 2008» Г. К. Каспаров в заметке, озаглавленной «Путин должен уйти», указал, что «российские военные и поддерживаемые Кремлем бандиты, ничем не отличающиеся от террористов, ежедневно стирают с лица земли чеченские села».
      Обвинение довольно серьезное, если учесть, что чеченские села — это не русские нечерноземные деревни, но огромные поселения, насчитывающие до десятков тысяч жителей — и ежедневно уничтожаемые. В то же время возглавляемый Ш. С. Басаевым Антитеррористический Центр при ГКО — Маджлисуль Шура ЧРИ, также выдвигая обвинения против В. В. Путина, значительно более мягок, инкриминируя тому лишь «полное или частичное разрушение десятков чеченских городов и селений» — тогда как при ежедневном в течение пяти лет стирании с лица земли счет должен был идти на тысячи. Так Г. К. Каспаров в свободолюбивом пропагадном порыве сумел перемаджлисулить самого Ш. С. Басаева — что не каждому дано и что свидетельствует о сохранившихся чемпионских потенциях выдающегося советского спортсмена.
      Что поделаешь? Война — не война, но национальная трагедия всегда мать родна для недостаточно популярных общественных деятелей, которые в дни бед народных вдруг дружно восстают из небытия. Малоудачливый первый мэр Москвы Г. Х. Попов, еще в мае 1992 г., после годичного служения сдавший дела Ю. М. Лужкову, тоже материализовался и сообщил, что при нынешней управляемой демократии «Черномырдина не нашлось», т. е. некому было, думая о мнении избирателей и руководствуясь их волей , капитулировать перед двуногими тварями. Тогда как в Буденновске 1995 г. капитуляция состоялась, и все вышло очень хорошо.
      Скорее всего вопрос о демократичности/недемократичности имеет к буденновской капитуляции слабое отношение. Вне зависимости от этого ценного качества все страны, столкнувшиеся с терроризмом, попервоначалу действуют по принципу «Шамиль Басаев, говорите громче!» и лишь затем, после все новых и новых терактов, видя, что поощренный уступками Шамиль Басаев и в самом деле говорит все громче, осознают, что переговоры с террористами — это смерть. Когда чувство опасности «Это — смерть» страшной ценой приобретается, сирены, известный своей горячей и бескорыстной любовью к России, вроде атомного физика П. А. Фельгенгауэра, чувствуя, что пение может быть не услышанным, переходят на запредельный форсаж: «Вести переговоры с террористами совершенно необходимо».
      Решил подработать сиреной и сиделец М. Б. Ходорковский, указав, что «ненависть нельзя победить яростью», ибо «именно этой ярости от нас ждут те, кто хочет собрать свой урожай на слезах и страданиях невинных, кто мечтает о раскручивании спирали крови и ненависти».
      Если речь идет о слепой ярости, застилающей глаза и лишающей рассудка, М. Б. Ходорковский, конечно же, прав. Но бывают еще и случаи, когда ярость благородная вскипает, как волна. И вот этой спасительной ярости, звучащей в великой и страшной песне, твари и их пособники совсем даже не ждут и очень даже боятся. [an error occurred while processing the directive]