[an error occurred while processing the directive]

Как нам реорганизовать органы


      Известия № 6.9.04
      После каждого набега двуногих существ на Россию объектом строжайшей критики делаются спецслужбы — недоглядели. Бесспорно, наши спецслужбы есть за что критиковать. По всем меркам августовско-сентябрьский провал страшен. Однако, охолонув от понятных чувств, зададимся вопросом: а как работали спецслужбы великих держав в ходе мировых войн? Точно ли они все раскрывали и предупреждали? Ведь тогда все державы понимали, что речь идет об их историческом существовании, денег во время войны не считают, а разведданные нужны как воздух. Следственно, все разведки и спецслужбы работали в режиме возможного и невозможного, т.е. значительно лучше, чем нынешние спецслужбы России, — между тем страшных провалов и тогда была уйма. Ряд ключевых операций оказывался для неприятельской стороны полной неожиданностью.
      Дело в том, что «туман войны», т.е. невозможность полностью предвидеть действия неприятеля, заложен в самой природе войны (в том числе и террористической), поскольку та происходит в режиме реального времени. Разведка не может собирать и сопоставлять все сведения обо всех неприятельских планах с безусловным опережением по времени, а любое опоздание — хоть на день, хоть на час — эти сведения уже обесценивает. Что в них проку, когда вражеская операция уже началась? И если в ходе больших войн регулярно прохлопывалось время и место операций с участием многотысячных армий, которые все-таки позаметнее, чем группа двуногих тварей, они же борцы за свободу, что же говорить о войне террористической.
      При этом чем большего предвидения в режиме реального времени требуют от спецслужб, тем более частую сеть они должны растягивать, и в идеале все граждане должны оказаться под колпаком. Идеальное предвидение немыслимо без идеального полицейского государства, и, требуя спецслужбистской работы без единого прокола, нужно осознавать, чего это будет стоить. Не говоря о том, что одно лишь предвидение и предупреждение враждебных действий (которое к тому же в принципе не может быть 100%-ным) — это стратегия чисто оборонительная, а одной обороной войну не выиграешь.
      Все сказанное выше — никак не к тому, что больше ничего не остается, кроме как, завернувшись в простыню, ползти на кладбище (вар.: искать политического соглашения с терзающими детей двуногими тварями). Все это к тому, что безусловно необходимая оборонительная роль спецслужб должна быть дополнена задачами наступательными. Проще говоря, участники акций типа буденновской или бесланской должны быстро и неотвратимо умирать, где бы они ни находились. То же относится и к тем, кто выводит на подвиг праведных шахидов, и к тем, кто, сидя в безопасных Дубае, Лондоне, Турции, Эмиратах (где именно и какова цепочка — на то и службы, чтобы разведывать), строит достаточно изящные схемы типа августовско-сентябрьской. Конечно же, быстро умирать — это не в один месяц и пусть даже не в один год, но в смертях такого рода важна неуклонная поступательность. Существа должны уходить в землю одно за другим.
      В смысле чисто разведывательном — в поиске тварей, подлежащих ликвидации, — задача отчасти легче, чем в случае оперативной разведки на упреждение, потому что здесь нет проклятия режима реального времени. Данные о том, где схоронилось существо, и о том, кто конкретно планировал изящную схему, не обязательно получать сию минуту. Опоздание ни на день, ни на месяц тут не критично, важно лишь, чтобы эти данные накапливались и приводили к быстрой смерти вычисленных существ. Кроме естественного чувства справедливости — существа типа бесланских, а равно их кукловоды не должны осквернять землю своим присутствием — есть и соображение вполне прагматическое. Весь смысл нынешних атак в том, чтобы превратить граждан России в затравленных крыс, в ужасе ожидающих, кто следующий. Ситуацию необходимо обратить, чтобы в роли загнанных крыс оказывались двуногие борцы за свободу, неуклонно умирающие в своих норах. Даже если не удастся достичь идеального 100%-ного умирания, даже и 50%-ная дезинфекция произведет на них нужное действие — лишь бы она шла постоянно.
      Тема засилья спецслужб сегодня стала дежурной, причем вправду нет уверенности, что нефтяной бизнес, правительственное служение etc. — это те сферы, где без чекистов никак не обойтись. В наступательной же деятельности им самое место, и родина будет им благодарна. Тем более что чем успешнее спецслужбисты станут умерщвлять двуногих тварей, тем меньше будет нужда в сверхчастой ячее полицейского государства, вечно ждущего удара из темноты. Твари должны ждать, кто следующий на ликвидацию. Такое ожидание сильно вразумляет. [an error occurred while processing the directive]