[an error occurred while processing the directive]

Либерализованный язык. — «В очередь, сукины дети, в очередь!» — Идиоты-социалисты. — «Удвоения ВВП нет, но уже щупаем». — Чехарда без выбывания.


      Известия № 21.8.04
      До сих пор либеральные реформаторы (причем во всех нам известных странах) были фигурами харизматическими, хотя знак харизмы мог быть разным и к тому же зачастую быстро менялся с плюса на минус — см. Е. Т. Гайдара и его правительство. Что и понятно: либеральные реформы будучи сколь-нибудь серьезными, затрагивают интересы слишком многих людей — и отсюда неравнодушное отношение. Но грузинский министр экономики К. А. Бендукидзе, вернувшийся на родину, чтобы воплотить в жизнь либертарианские идеалы, обогатил реформаторскую практику, сделавшись фигурой анекдотической по причине своего крайнего пристрастия к сквернословию. Тем более, что речевая практика министра оказалась единственной сферой, действительно подвергшейся тотальной либерализации — в остальных областях все более или менее по-прежнему.
      Телевизионные дебаты министра Бендукидзе с депутатом Гачечиладзе в ходе которой министр вдруг послал депутата на ..., а тот ответил ему взаимностью, были уже кульминацией либертэнских процессов, разворачивающихся в грузинской экономике. До того, в ходе своего утверждения на министерский пост, К. А. Бендукидзе в ответ на вопросы депутатов, не могших понять, что в рамках единственно верного учения понятие «стратегические объекты экономики» отсутствует вовсе, стал разъяснять народным избранникам тонкости праксеологии и методологического индивидуализма, для большей понятности используя слова «ж...», «... твою мать», «сучьи дети». Не хватало лишь классического «В очередь, сукины дети, в очередь!». А после эфирной беседы с депутатом Гачечиладзе твердый в своих убеждениях министр объявил, что «МВФ — это идиотская организация социалистов». Некоторое низкопоклонство перед Западом тут, правда, присутствовало — при передаче характеристики МВФ на бумаге все же не было нужды пользоваться отточиями.
      Министра можно понять. МВФ — организация не без недостатков, а в стране, где президентом был избран Саакашвили, возможно, и депутаты были избраны соответственные — и как еще прикажете с ними изъясняться? Тем не менее, сдержанность делу бы не повредила. Если Грузии от МВФ ничего не надо, проще вовсе воздерживаться от общения с идиотами-социалистами, не говоря о них ни худого, ни хорошего. Если с МВФ есть проблемы, требующие решения (ну, там долги, кредиты), неясно, каким образом именование кредитора идиотом может способствовать обоюдоприятному решению проблем. То же и с депутатами. Если от них ничего не зависит, можно вообще избегать общества сучьих детей, если же законодательное утверждение либертарианских начинаний все-таки необходимо, свое мнение о депутатах и о том, кем была их мама, можно оставить и при себе.
      Правда, это в том случае, когда речь действительно идет о реальных преобразованиях, предполагающих в качестве важного условия хоть какую-то военную и политическую стабильность. Когда усилиями Саакашвили ситуация доведена до грани войны и неизвестно, досидит ли победительный революцимонер до зимы, о преобразованиях, предполагающих известное доверие к правителям страны и к их (правителей) будущему, можно спокойно забыть. А на досуге — почему бы и нет, если все равно делать нечего? — всласть поматериться.
      Хотя для производства крайнего неприличия не обязательно употреблять известные русские слова. Заседание российского кабинета министров, посвященное удвоению ВВП ознаменовалось изысканно-двусмысленным диалогом М. Е. Фрадкова с Г. О. Грефом . Премьер: «Прогноз же пока только щупает, а не удваивает ВВП. Удвоения ВВП нет, но уже щупаем». Министр: «Чтобы ответить на ваш вопрос, нужно будет пощупать каждого министра». Премьер: «А это и правильно. Этого министры и ждут, этого и боятся. Надо напрячься до такой степени, чтобы обеспечить 7% рост. Себя иголкой где-то там кольнуть в одно место, чтобы очнуться от привычной схемы работы».
      Понятно, что старинного принципа «Иван, селедки нет — созывай комсомольское собрание!» никто не отменял, а с удвоением ВВП дело еще хуже, чем с селедкой. Инвестиции замерли, с кредитованием экономики полный швах, а чиновные резвуны, не довольствуясь курсовыми играми с опальным «ЮКОСом», решили поиграть с вроде бы даже совсем не опальным «Газпромом», уронив его акции по уже испытанной методе. При таком инвестировании полного провала на будущее — только и остается, что созывать комсомольское собрание. Однако те собрания были ритуалом почтенным и благолепным, исключающим странные аллюзии. Нынешние же рассуждения о взаимном щупании и укалывании булавками отдают какими-то темными глубинами страсти, на фоне чего простодушные тифлисские ругательства (а равно и bon-mots В. С. Черномырдина, возникавшие у него при внутреннем синхронном переводе с матерного русского на официозный) смотрятся образцом похвального чистосердечия.
      Однако, следует отдать должное М. Е. Фрадкову. Не довольствуясь одним лишь щупанием и иглоукалыванием, он развил технологию власти далее, предложив новую методику министерской чехарды. Сама игра известна давно, в (пред-)кризисные времена кто ею только не занимался, но прежде чехарду проводили навылет — снятый министр более не возвращался. М. Е. Фрадков же предложил играть без выбывания участников, соединяя чехарду с веселым хороводом. «Меня одолевают мысли менять членов правительства на должностях. Выполнил свой маневр, обеспечил задел ресурса по своему ведомству — позанимайся другими направлениями», — заявил глава кабинета. Иначе говоря, «Фрадков идет, Фрадков идет, // И вот министров, как мы зрим, // Румяный, светлый хоровод // Толпится весело за ним».
      Министров, обеспечивших задел, у нас и вправду много. А. Л. Кудрин обеспечил финансовый задел, усиленно выкачивая ликвидность в стабфонд, так что главу Минфина можно бросать на селькое хозяйство, как только глава Минсельхоза А. В. Гордеев закончит уборку зерновых и создаст задел в овинах и амбарах. Руководитель Минздрава М. Ю. Зурабов создал такой задел писем счастья, что его можно ставить на любое министерство — например, на МИД, откуда он будет рассылать всем державам циркулярные ноты счастья, про задел прогнозов, созданный на посту главы МЭРТ Г. О. Грефом, и говорить нечего. Скептики могут возразить, что при практическом воплощении мыслей, одолевающих М. Е. Фрадкова, административная неразбериха окончательно сделается перманентным состоянием системы госуправления, а чиновники, видя быстротечность всего сущего, станут брать взятки, как перед концом света. На это можно возразить, что резкое убыстрение темпа и увеличение объема взяточных транзакций послужит мощным экономическим мультипликатором и тем значительно приблизит реализацию мечты об удвоении ВВП. [an error occurred while processing the directive]