[an error occurred while processing the directive]

Поляки подставились немцам. — «А ты кто такой?» — Саакашвили и общечеловеки. — Решительный Митволь. — Таинства административной реформы. — Зеленее не бывает.


      Известия № 14.8.04
      Заявление польского министра иностранных дел, призвавшего Россию извиниться за события 60-летней давности, когда Красная Армия стояла перед Вислой, наблюдая за тем, как вермахт подавляет восстание в Варшаве трудно было назвать удачным дипломатическим шагом. Требование предполагает, что верховный главнокомандующий т. Сталин в августе 1944 г. обязан был проявить крайне бескорыстный идеализм, положив десяток-другой дивизий не ради своих целей (на это он дивизий не жалел), но единственно ради того, чтобы выручить своих политических противников, попавших в трудное положение — и, кстати, поставить крест на люблинских поляках, которых везли в красноармейском обозе на предмет будущего управления Польшей. По варшавской логике, от тоталитарного СССР естественно было и ожидать, и требовать такой степени гуманного идеализма, который в ходе II мировой войны не был присущ ни одному из участвовавших в ней народов и государств — в том числе и самых раздемократических.
      Однако в совсем неудачное положение польский МИД поставила не Россия, отделавшаяся дежурной нотой, а евросоюзная Германия, граждане которой кстати вспомнили про депортацию померанских, силезских и восточнопрусских немцев, имевшую место в 1945 г. Решение о депортации принимали державы-победительницы, и Польша тут вроде бы и не при чем, однако прогон через польскую территорию немецких женщин, детей и стариков (мужчины были в плену) сопровождался массовыми убийствами, грабежами, насилиями, счет которых шел на десятки тысяч — а уж убивать и насиловать изгнанников Большая тройка никому не предписывала, это была чистая инициатива рыцарственных поляков.
      Благодаря инициативе немцев у поляков временно пропала охота требовать извинений, зато в нелогичную непоследовательность впала француженка Саломе Зурабишвили, совместившая службу на Кэ д'Орсе (по крайне мере не слышно, чтобы ее оттуда отставили) с возглавлением МИД Грузии. Г-жа Зурабишвили стала недоумевать, отчего проблемы Южной Осетии и Абхазии стали привлекать внимание СБ РФ — «Если мы для России — настоящая заграница, соседи, причем дружественные, то наши вопросы должны рассматриваться в МИДе. При чем тут СБ, где затрагиваются внутренние вопросы и вопросы безопасности?».
      В стране, выплачивающей служебное жалованье Саакашвили и высшему грузинскому чиновничеству, при Белом Доме тоже есть совет безопасности, склонный принимать к рассмотрению совершенно любые вопросы, и если Россия подражает Сияющему Городу на Холме, так это вроде бы не зазорно, а только похвально. Впрочем, дело не столько даже в том, у кого какие советы, а в том, что прежние поездки секретаря СБ РФ И. С. Иванова в Грузию, в ходе которых он последовательно сдавал сперва Э. А. Шеварднадзе, а затем А. А. Абашидзе, не вызывали у грузинского МИД ни малейших вопросов на тему «А ты кто такой?» и «При чем тут СБ?». Вероятно, в Тбилиси решили, что, поскольку И. С. Иванов утратил былое рвение по сдаче всего, что только можно, надо ему на эту неисправность указать.
      Нынешний этап революции роз поставил в сложное положение также и российских общечеловеков. Сперва полную поддержку революционеру оказывали лишь самые последовательные россияне, твердо усвоившие принцип «враг моего врага — мой друг», прочие же менжевались. Отчасти мешал избыток образования, поскольку всеми своими ужимками Саакашвили уж слишком напоминал великих европейских диктаторов 30-х гг. прошлого века, восхищаться которыми пока не положено. Мешала и перестроечная киноклассика — фильм «Покаяние» с эпизодом «С тех пор, как Варлам Аравидзе стал мэром нашего города». Наконец, двусмысленность проблемы сепаратизма причиняет трудности не только властям России, но и общечеловекам. После того, как последние сказали столько слов в защиту чеченской независимости, тут же отстаивать священный и неприкосновенный принцип территориальной целостности (но только применительно не к России, а к Грузии) было как-то несподручно. В итоге Саакашвили со своей борьбой вместо дружного хора поддержки встречал лишь невнятное ни бе, ни ме.
      Дело спас лидер ЛДПР В. В. Жириновский, совершивший на катере «Акация» прорыв в Сухуми. Своей поездкой он пробил воздушную пробку, и проклятия по поводу безумного русского империализма после временной задумчивости полились надлежащим потоком.
      Как справедливо заметил в связи с кавказскими делами Е. А. Киселев, проблема самоопределения — одна из сложнейших в международном праве. Однако, теперь выяснилось, что не менее сложной является проблема природопользования в современном административном праве. И. о. замначальника Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (ФСНСП) О. Л. Митволь вступил в борьбу со столичным стройкомплексом, объявив планы Ю. М. Лужкова по строительству Сити, небоскребов, многоэтажных доходных домов etc. беззаконными, поскольку они не прошли экспертизы ФСНСП — между тем строения эти, по сведениям Митволя, будут сейсмоопасными.
      Тут же началась живая полемика по вопросам геологии, сейсмологии, стройкомплекса etc. Никто лишь не обратил внимание на то, что что в утвержденном постановлением правительства РФ №400 от 30 июля 2004 г. Положении о ФСНСП надзор за строительством публичных зданий в плане безопасности сооружений вообще не числится в списке полномочий службы. С таким же правом Митволь может завтра запретить движение поездов МЖД до тех пор, покуда ФСНСП не обследует тормозные буксы у подвижного состава. Тем более, что безопасность пассажиров — дело не менее святое, чем безопасность будущих жильцов и офисных работников в лужковских высотках. Не менее святым делом является гигиена в предприятиях общепита, но если пожарная инспекция придет проверять работников пищеблока на реакцию Вассермана, это может быть воспринято как дерзость.
      Вероятно, тут перед нами предписанные президентом РФ инициатива и творчество, необходимые при проведении административной реформы. При инициативно-творческом подходе можно прийти к выводу, что человек — тоже часть живой природы и тем самым природный ресурс. Если кто пострадает от небрежного строительства, eo ipso будет нанесен ущерб природным ресурсам, чего ФСНСП не может допустить. Тогда, правда, в ФСНСП надо передать также МВД, ФСБ и МО, поскольку они призваны обеспечивать безопасность и тем самым способствовать охранению человеческой составляющей общего природного ресурса. Административная реформа обретет окончательную стройность, а западные зеленые удавятся от зависти. [an error occurred while processing the directive]