[an error occurred while processing the directive]

Король забавляется


      Известия № 8.7.04
      Новое твердое задание, выданное кулацкому хозяйству «ЮКОС», совпало по времени с организацией разбойничьего съезда КПРФ, имеющего целью недружественный захват зюгановской организации. При том что в первом случае — типическая методика 1928 г. с наступлением социализма по всему фронту, во втором же случае — типический братковский капитализм, выводящий собственность из-под лохов. Как социалистические, так и капиталистические мероприятия имеют, сколь можно понять, одного и того же режиссера.
      Конечно, можно сказать, что никакого режиссера на самом деле нет, и не нужно заниматься конспирологией, но тогда следует допустить, что для чиновников Министерства по налогам и сборам, входящего вроде бы в состав правительства, недавние президентские речи о том, что правительство не заинтересовано в банкротстве «ЮКОСа», — совершенно не указ (вот же дерзкие! и с Путиным не считаются!). Точно так же следует допустить, что зюгановский оппонент Г.Ю. Семигин произвел по всем гельман-павловским канонам многоходовую и весьма затратную операцию по расколу КПРФ исключительно по своему почину, причем сделал это так талантливо, что в течение всего времени операции, когда о том все газеты писали, в Кремле даже и не подозревали, что происходит в крупнейшей оппозиционной партии. Чтобы Кремль не то что лез во внутрипартийные кухни, но хотя бы отслеживал, что там творится, — да никогда в жизни. Если кто во все это верует — благо ему, люди же более скептического склада скорее признают, что без верховного режиссера такие чудеса маловероятны.
      Следующее возражение может быть в том, что без режиссера в самом деле не обошлось — к чему лукавить? — но что в этом такого. Вам что, коммунистов с олигархами жалко? А между прочим, россияне, судя по соцопросам, вполне даже довольны.
      На самом деле жалко всех: и коммунистов, и олигархов, и тех, кто с ними так изысканно забавляется. Себя тоже жалко, потому что эти забавы страну до добра не доведут, а значит — и всех, кто в ней живет.
      Во-первых, речь идет не просто о расправе, но о расправе изящной и артистической, позволяющей в подробностях насладиться мучениями жертвы. Из жарка — в ледок, из ледка — в жарок. Тем, кто так весело играет с поверженными противниками в кошки-мышки, это, возможно, очень нравится. Но широкие массы (ведь их тоже предполагается таким образом повеселить) не столь утонченны — им, гагарам, недоступны половые извращенья. Причем верховная игра в кошки-мышки порицается не только в рамках современных демократических воззрений — она всегда порицается. Взгляд на историю показывает, что хоть современники, хоть потомки всегда четко различают правителей, каравших своих врагов в рамках государственной необходимости и потому быстро и безэмоционально, и правителей, что вносили в расправу элементы изысканности. Первые находили оправдание, вторые — осуждение. Ибо в первом случае расправа есть тягостный долг правителя. Во втором — его личная забава. На современном языке — использование служебного положения в личных целях, которое не обязательно сводится лишь к нецелевому расходованию государственных средств. Использование репрессивной мощи государства для мстительных развлечений ничуть не лучше.
      Во-вторых, ни на чем не основано предположение, что у народных масс есть постоянные враги, а именно — олигархи и коммунисты, и потому долгопротяжная расправа над ними всегда будет веселить русские сердца и преисполнять их благодарностью к режиссеру, не устающему радовать их таким красочным подарком. Любые народные массы в одном отношении подобны Англии — у них нет ни постоянных врагов, ни постоянных друзей, а есть только постоянные интересы. Опущение олигархов и коммунистов есть факт, уже достаточно давно свершившийся, и не всем интересно преисполняться мужеством осла, который лягает связанного Ходорковского (вар.: Зюганова). Взгляд на сегодняшнее положение дел показывает, что список потенциальных объектов лягания Зюгановым и «ЮКОСом» далеко не ограничивается. Есть бессмысленное правительство Фрадкова, уже четыре месяца как сформированное и уже никак не дающее президенту того алиби, что давал касьяновский кабинет (наследие «семьи» etc). Есть социальные законопроекты, изготовленные на коленке и стимулирующие довольно сильный общественный протест. Есть общее ощущение тоскливого застоя — а все помнят, чем предыдущие застои кончались. Полагать, что все эти растущие на горизонте грозные тучки можно легко отогнать постоянным — в деталях и подробностях — унижением поверженных врагов, значит, демонстрировать негодные качества не только сердца, но и ума. [an error occurred while processing the directive]