[an error occurred while processing the directive]

Полпред и народные депутаты США. — Зюганов и чекисты. — Чикагский силовик. — «Быстрая вошка первая под гребешок попадает» — Рыболову на заметку. — Интернет-гуру. — Чубайсовский dolce stil' nuovo.


      Известия № 3.7.04
      Соблазн, произведенный «Новой газетой», которая устами народных депутатов США сообщила, что приволжский полпред президента РФ С. В. Кириенко собрался натурализироваться в США, для чего купил за миллион у. е. дом в Чикаго, был в общем-то предсказуем. По всем законам природы отважная газета рано или поздно должна была осечься. Безнаказанность приводит к утрате последних остатков осторожности, а в профессии главреда «Новой газеты» т. Муратова совсем без чувства меры тоже нельзя. Любой следователь подтвердит, что представители опасных профессий, как правило, попадаются тогда, когда начинают совсем уж зарываться. За шумной историей с полпредом и народными депутатами США все забыли, как месяц назад та же газета устами анонимных чекистов разоблачала Г. А. Зюганова. Согласно чекистским данным (обнародовать которые оказалось возможным лишь 16 лет спустя, накануне отчетно-выборного съезда КПРФ), еще в 1988 г. Г. А. Зюганова и Б. Н. Ельцина объединили узы личной дружбы и тесного сотрудничества, не прекращавшегося все 90-е гг., своей же карьерой Зюганов был обязан отцу перестройки А. Н. Яковлеву, преданной креатурой которого он всегда являлся. История в некотором роде даже занимательнее, чем чикагский домик полпреда. Разница лишь в том, что охлажденный Зюганов, устав отбрехиваться от всяческих Карауловых, избрал стоическую тактику «Не тронь — не завоняет», полпред же не устрашился вони. Кроме того, что всегда полезно закладываться на возможную зловредность клиента — не всем же быть кроткими, желательно и воздерживаться от совсем крайней халтуры.
      Согласно газете т. Муратова, народные депутаты США не только находятся под влиянием ленинского «Письма к съезду» — «При переходе к демократии некоторые хорошо организованные представители бывшей советской правящей верхушки сосредоточили в своих руках огромную экономическую и политическую власть», есть в чистом виде ленинская строка насчет т. Сталина, — но и проявляют глубочайшее знание того, кто в каком клане состоит — «Бывшие сотрудники разведки и служб безопасности (известные в России как силовики), ясно продемонстрировали свое нежелание считаться с базовыми нормами демократии... Ярким примером является Сергей Кириенко». На бывшего премьера много всего навешивали, но причислить его к чекистам сумел только муратовский орган.
      Впрочем, составители текста хорошо знали свою целевую аудиторию и понимали, что она реагирует не на общее впечатление о правдоподобии текста, а на ключевые слова «Кириенко, миллиард, грин-карта», после чего вступают в силу неодолимые инстинкты. Движимый инстинктами вождь «Родины» Д. О. Рогозин тут же горячо похвалил народных депутатов США, причем от радости даже повысил их в звании, упорно именуя членов палаты представителей сенаторами, и выразил огорчение тем, что российские депутаты значительно уступают в бдительности своим коллегам из США — «Стыдно, что это делают сначала американские сенаторы и потом заставляют работать российскую политическую систему в отношении подавления коррупции в высших эшелонах власти». На следующий день стало совсем непонятно, кому же все-таки следует стыдиться. Сенаторы из нижней палаты после некоторого периода несознанки, когда их невозможно было с собаками найти, дружно отказались от своей бдительной инициативы (забыв даже, что, согласно Д. О. Рогозину, сигнализировать на иностранных чиновников по своему вашингтонскому начальству «им предписывает их законодательство, их конституция») и объявили, что лживо приписываемого им тревожного донесения они сроду в глаза не видели. Рогозину осталось лишь вспоминать слова А. И. Солженицына «быстрая вошка всегда первая под гребешок попадает».
      Хотя сюжет интересен не только в энтомологическом, но также в ихтиологическом отношении. Около полувека назад экологическое состояние шведских фиордов было столь превосходным и рыба в них так кишмя кишела, что за неимением иной насадки можно было удить на газету. Клочок газетной бумаги расжевывался, скатывался в шарик и насаживался на крючок, вслед за чем следовала немедленная поклевка. Прежде могло показаться, что уж слишком все это отдает рыбацкими байками, однако сейчас все могли убедиться, что на наживку из «Новой газеты» Рогозин берет превосходно — так, что только успевай подсекать.
      Произведенная т. Муратовым смелая борьба за правду внесла частичные коррективы в учение интернет-гуру Ю. М. Лужкова, согласно которому «Всемирная паутина превратилась в главную территорию черного пиара, информационных и политических провокаций, разного рода «уток», развешивания лапши. В интернете можно опубликовать все что угодно по известному геббельсовскому принципу: чем более нагла и бесстыдна ложь, тем лучше и удобнее. Потом такую гнилую «утку» можно немного «приправить» относительно респектабельными аналитическими размышлениями. А ссылка на интернет поможет «подать» дезинформацию не как откровенный компромат или поливание грязью, а как попытку журналиста разобраться в том, что бы могло означать появление такой информации».
      При том, что Ю. М. Лужков, хотя и с присущей ему кипучестью, но в общем-то верно описывает технологию активных мероприятий в прессе, он не учитывает, что сама технология старше не только интернета, но даже и первых ламповых ЭВМ — и тот, кто желает смело бороться за правду по вышеописанной методе, вполне может обойтись без интернета, как успешно обошелся без него т. Муратов. Понятно, что углубившись в computer science, познав «метод, названный гипертекстом», а также «системы обработки и передачи информации — интернет-сервер и интернет-браузер», Ю. М. Лужков извинительным образом впал в частичный технологический фетишизм и усмотрел корень зол в том, что супертекст, а равно сервер и браузер недостаточно зарегулированы и отлицензированы. При этом от его внимания укрылась та скорбная истина, что разруха не в клозетах и даже не в серверах, а в головах — см. голову преданного читателя «Новой газеты» Д. О. Рогозина. Куда точнее определил причину общих бед А. Б. Чубайс, за последнее время блистательно овладевший идиолектом Ю. М. Лужкова — «Но если избирать сейчас, то те, кого не изберут, направят свой негатив и неудовлетворенность внутрь партии и тем самым внесут деструктив». Хоть регулируй интернет, хоть не регулируй, а негатив с деструктивом все равно явят себя мощным императивом. [an error occurred while processing the directive]