[an error occurred while processing the directive]

Реформирование в тучные годы


      Известия № 10.6.04
      Важным элементом стабилизации последних лет было ставшее уже дежурным поношение предшествующего десятилетия (или даже шире — всего исторического интервала между К. У. Черненко и В. В. Путиным). Управляемая реакция была регулярным механизмом перевода стрелок на предшествующее царствование, а равно и регулярным заигрыванием с советской символикой и мифологией. Т. е. восстановлением (хотя бы и декоративным) преемства с советской эпохой — ценой усиленного отмежевания от начальной постсоветской эпохи. Естественно — и от антинародных реформ начала 90-х.
      Поносить предшественников — дело обычное, тем более, что вряд ли они полностью безгрешны, но всякий, у которого взор не полностью затуманен от ненависти, должен признать, что у реформаторов начала 90-х наличествовал ряд извинительных обстоятельств. Обрушение коммунистического государства (а с ним — и государства вообще) было столь быстрым и стремительным, что никто не знал толком, как быть и как действовать (всезнающие люди появились позже, а на рубеже 1991-92 гг. их не было не видно и не слышно) — между тем балансирование на грани полного коллапса принуждало к скорым действиям, и когда умирающему делают экстренный массаж сердца, не всегда заботятся о целости ребер. Объем ликвидных запасов и ресурсов, могущих как-то подпружинить шоки, был близок к нулю. В стране быстро устанавливалось двоевластие — все реформаторские мероприятия шли на фоне усиливавшегося клинча между президентом и Верховным Советом. Наконец, работа в пожарных условиях и при этом малочисленной, неполной командой плохо способствует методическому разъяснению мельчайших деталей проводимых мероприятий. Работа с гражданами была близка к никакой, тогда как оппоненты правительства с людьми работали — и весьма.
      Такие объективные ограничители правительственной деятельности имели бы место в любом случае — хоть бы кабинет бы составлен исключительно из величайших гениев всех времен и народов. Тот, кто от увлечения (не-)управляемой реакцией, отказывается даже слышать о каких бы то ни было объективных трудностях того времени, имеет, конечно, на это право, однако он должен понимать, какая высокая планка требований к действиям любого российского правительства тем самым выставляется. Поношением Ельцина и Гайдара вечно жив не будешь. Пройдет еще немного времени, и управляемый реакционер дождется ответа «Вы бы еще Хрущева вспомнили». Общий же принцип же «Всякая вина виновата» останется затвержен.
      Но тогда совсем не поздоровится нынешней власти, так успешно преодолевающей страшное наследие Ельцина-Гайдара — да, собственно, уже не здоровится. Если планка задрана так, что никакие объективные трудности брать в расчет не положено, что тогда сказать о нынешнем социальном реформаторстве Путина-Фрадкова-Зурабова, вообще не знающих тех проблем, которые стояли перед Ельциным и Гайдаром. Вместо пустых золотовалютных резервов — проблема, как справиться с притоком валюты. Все-таки пять тучных нефтяных лет. Вместо запредельного дефицита — устойчивый профицит. Никаких проблем с парламентом. Временной ресурс также завиден: во-первых, можно маневрировать сроками, ибо нет необходимости работать в режиме пожарной команды, во-вторых, у правительства и администрации (где в результате широковещательной реформы вновь оказались знакомые все лица, стало быть с них и спрос — бачили очи, що куповали) было, как минимум, три спокойных года чтобы подготовить более или менее обдуманный план реформирования. Тем более, что с общими принципами никто даже особенно не спорит — требуют всего лишь, чтобы их конкретная проработка не была самоубийственно халтурной. Вместо того является филькина грамота, к тоже же все время переписываемая. «На охоту ехать — собак кормить» — вот и вся формула реформирования в эпоху тучных лет и стабильности, так приятно, а главное — сильно отличающаяся от формулы псевдореформирования в эпоху тощих лет и анархии.
      В нашу эпоху рейтингов всякому должны быть знакомы хотя бы четыре действия арифметики. Но тогда имеет смысл сравнить ужасные реформы Ельцина-Гайдара с ожидаемыми блестящими реформами Путина-Фрадкова-Зурабова. Просто берем две дроби, где в числителе — качество, осмысленность и системность мероприятий, а в знаменателе — благоприятствующие обстоятельства, т. е. наличие жировых запасов, политическая поддержка, свобода маневра etc. Числители примерно сопоставимы, зато знаменатели 1992 и 2004 различаются на порядки. Если власть так хорошо реформирует в тучные годы, хотелось бы знать, что будет, когда настанут годы тощие. [an error occurred while processing the directive]