[an error occurred while processing the directive]

Два мира — два Шапиро. — «Поводья затянул. Ну, жалкий же ездок». — Прыгучий старец. — Осторожный Горбачев. — «Тятя, тятя, наши сети притащили клевету». — Социалисты Трувор и Синеус.


      Известия № 5.6.04
      Российские патриоты заграницы очень любят жанр сличения различных негативных явлений у нас и в земле обетованной. В ходе анализа они убедительно показывают, что там все такого рода явления (катастрофы, пытки в тюрьмах, массовые отключения электричества, теракты etc.) происходят наилучшим образом, наглядно показывая высочайшую гражданственность демократического общества. В России они, напротив, происходят образом наихудшим и сугубо отталкивающим. К предметам дидактических сопоставлений на тему «два мира — две системы» теперь можно присовокупить и мотоциклистов-неформалов (т. наз. «байкеры»).
      Мотоциклисты, охочие до пива и женщин снисходительного поведения и отличающиеся вызывающе-демоническим видом, за что их даже называют «ангелами ада», в условиях великой заокеанской демократии также кардинально изменяют свою природу в лучшую сторону и оказываются совершенными ангелами рая. Ангельская природа тамошних байкеров наглядно проявилась в ходе их радостной встречи с президентом США Дж. Бушем-младшим, которому они выразили всю свою почтительную любовь. Нравственный подвиг ангелов ада заключается в том, что сам Буш чрезвычайно неискусен в катании и регулярно повреждает свое здоровье, падая с бициклов, а также и моноциклов. Русские байкеры, случись такое с их державным вождем, скорее всего отреагировали бы в духе С. С. Скалозуба — «Поводья затянул. Ну, жалкий же ездок. // Взглянуть, как треснулся он: грудью или в бок», тогда как байкеры, выросшие под благодатным солнцем демократии, не помышляли о таком непочтительном зубоскальстве.
      Возможно, мотоциклисты воздавали почести не столько ездовому искусству Буша, сколько неукротимому упорству, с которым лидер США стремится овладевать сложной техникой. Такую склонность к экстриму лидер скорее всего унаследовал от своего родителя, Дж. Буша-старшего. Нимало не старея ни духом, ни телом, президент-отец намерен отметить свое 80-летие, прыгая с парашютом навстречу приглашенным на юбилей гостям, причем в знак особого расположения предложил прыгнуть вместе с ним также и М. С. Горбачеву. Осторожный Михаил Сергеевич от лестного предложения уклонился, и в роли Икара Бушу-старшему придется выступать в одиночестве. Возможно, М. С. Горбачева от прыжка удержала не только боязнь неверной воздушной стихии, но и воспоминание о странном дипломатическом обычае, бытовавшем в Африке во времена его генсекства. Тогдашний президент Буркина-Фасо (б. Верхней Вольты) Тома Санкару превращал аккредитацию иностранных послов во всенародный праздник, в ходе которого Санкару прыгал с парашютом, после чего послы вручали удачно приземлившемуся президенту верительные грамоты. М. С. Горбачев, похоже, рассудил, что друг его Буш пусть скачет, но ему, Михаилу Сергеевичу, все-таки негоже уподобляться лидеру Верхней Вольты.
      Зоилы, которые обозвали нашу страну Верхней Вольтой с ракетами, даже если они продолжают думать о ней столь же презрительно, все-таки должны констатировать, что перед ними пусть и прежняя Верхняя Вольта, но теперь еще и с интернетом. С этим согласятся и крайние патриоты, и крайние либералы, а потому удивительно рвение тех государственных людей, которые желают оставить России в ее нынешнем качестве, но при этом еще и без интернета. Вслед за Ю. М. Лужковым («всемирная паутина превратилась в главную территорию черного пиара, информационных и политических провокаций, разного рода «уток», развешивания лапши и выращивания электронными средствами развесистой клюквы») к укрощению сети призвала и заседающая в Совете Федерации от Тувы вдова А. А. Собчака Л. Б. Нарусова — «В интернете легко обнаружить самые невероятные слухи, в том числе очерняющие чью-либо репутацию».
      Мотивы такого интереса знатных людей нашей страны к интернету могут быть как личные (сами пострадали от сетевых клеветников), так и гражданственные («нет сил видеть общее злонравие»). В последнем случае инициатива представляется сильно запоздавшей. Пик сетевого злонравия приходится на конец 90-х гг., когда, с одной стороны, сеть бурно росла, все было в новинку и граждане радостно хватались за уток, за «когти», за клюкву etc., с другой — информационные войны были в самом разгаре. Сегодня сетевые штуки уже не так привлекают новизной, опять же и подернулась тиной революционная мешанина, интернет-клюква занимает в общественном быту куда более скромное место, а сенатор с мэром как будто вдруг в 1999 г. проснулись.
      Если же брать личные обиды, то главная неприятность момента, переживаемого сейчас видными особами, состоит как раз в том, что плотину прорвало, после чего темы и персоны, обсуждавшиеся прежде лишь в www, стали полоскаться также и в оффлайновых СМИ, отчего резонанс куда грознее. Недаром представляющий интересы Е. Н. Батуриной поверенный Штейнберг судится с бумажной прессой, а на электронные СМИ, также обладающие лицензией Минпечати и в этом смысле ничуть не менее подсудные, большого внимания не обращает. Дело совсем не в интернете, а в открытом Г. Ф.-В. Гегелем переходе количества в качество. Что до Л. Б. Нарусовой, то в те годы, когда травили ее мужа, интернет был в зачатке, и это успешно делали на бумаге. Если же сенатор от Тувы смущена интересом сетевых ресурсов к своей дочери К. А. Собчак — «И я институтка, я дочь камергера, // Я черная моль, я летучая мышь», то ресурсы всего лишь удовлетворяют желание светской львицы быть в центре общественного внимания, и если дочь Л. Б. Нарусовой смело и гордо обращается к публике с посланием «Вино и мужчины — моя атмосфера, // Привет эмигрантам, свободный Париж», то странно судить www-ресурсы за добросовестную трансляцию этого мессиджа.
      Другое дело, что сеть всегда будет пристанищем для текстов нимало не подсудных, но зато удивительных. Национальный стратег С. А. Белковский сетевым образом сообщил, что в президентском послании «Кремль отказывается от доктрины государственного патернализма, которая доминировала на нашей горькой земле со времен Рюрика, Трувора и Синеуса — и до Гайдара, до реформ 90-х годов. Государство не хочет быть отцом и матерью дорогим россиянам — и не будет».
      Прошлым летом от имени нашей горькой земли М. Б. Ходорковский сообщал о традиции тысячелетнего рабства. Этим летом С. А. Белковский все от имени все той же горькой земли сообщает о традиции тысячелетнего патернализма, не уточняя как именно (соцстрах, ЕСН, общественные фонды потребления) эту традицию утверждали Трувор и Синеус. Горькая земля все стерпит, и не интернету же за эту мыслительную продукцию расплачиваться. [an error occurred while processing the directive]