[an error occurred while processing the directive]

Эстафета поколений


      Известия № 27.5.04
      Не успели «Новые «равые" (б. «Первое свободное поколение») конституироваться в партию, как представители предыдущих свободных поколений сторого указали новичкам, что здесь им не тут. Немедленно после учредительного съезда в распоряжение РБК случайно попала копия факса, на котором специально для тупых был впечатан официальный телефонный номер канцелярии В. Ю. Суркова, а сам текст, объявленный «документальным подтверждением того, что «Новые правые» — кремлевский проект», представлял собой один из черновиков партийной программы, на котором были начертаны рукописные пометки «Тоньше!!!», «Текст ярче», «Глупо», «Хорошо! Развить мысль», «Экономика нужна!!!», «Скромнее» etc.
      Отвлекаясь от партийной программы, нужно признать, что пометка «Тоньше!!!», кто бы ее ни начертывал, применительно к организаторам публикации выглядит очень уместной. Поскольку мы не на детском утреннике, вряд ли нужно объяснять, каким образом в распоряжение публикаторов случайно попадают документы конфиденциального характера. Например, глава РАО «ЕЭС» А. Б. Чубайс и его доверенный сотрудник Л. Я. Гозман могут вспомнить, как в 1997 г. по итогам «Связьинвеста» документальные подтверждения порочности Чубайса тут же оказались в распоряжении С. Л. Доренко и А. В. Минкина. С некоторой переменой лиц, декораций и стоящих на кону ставок воспроизводится стандартная схема 1997 г. — «Анатолий Борисович (имя-отчество заменить)! Вы же умный человек, вы понимаете, что будет наезд по полной программе». Другое дело, что в 1997 г. искали и находили подлинные бумажки (а дальше уже все дело было в интерпретации), а с разгоном гусинско-березовских частных спецслужб уровень активных мероприятий безобразно понизился. Люди, помогшие случайному обретению документа, не потрудились разъяснить, кому, собственно, принадлежит рука, делавшая пометки. А ведь графологическая атрибуция в таких случаях полезна — иначе можно допустить, что принадлежит как раз тому, кто предоставил документ в распоряжение небрезгливой редакции. Разумеется, изготовители документа официального телефона не оставляли — когда впечатывается кремлевский телефон, зачем же свой давать? — но поскольку сходный почерк был явлен летом 1993 г. в антияблочных PR-мероприятиях, вычислить изготовителя не так сложно.
      Дело не столько даже в том, что все это довольно грязно, а в том, что, кроме грязи, у изготовителей больше нет никаких ответов на политические вызовы. Когда политическая организация, про которую говорят, что она умерла, встречаясь с конкурентным вызовом (неважно, сколь сильным; если вызов слаб, реакция тем более показательна), способна лишь на компроматные вбросы (притом низкого качества), это говорит о том, что она действительно умерла. До какой степени живой и дееспособной структурой окажутся «Новые правые», мы сегодня сказать не можем — хвали день к вечеру, но по крайней мере один из их посылов — «на правом фланге зияет пустота, ее можно и должно заполнить» — оказывается вполне справедливым.
      При этом достойный ответ на вызов, брошенный племенем младым, незнакомым, высвечивает важную особенность сознания наших прежних т. наз. правых. Ведь, забыв прежние распри, к однозначной оценке начинания, как «кремлевского проекта», имеющего целью уничтожение СПС, тут же присоединился зампред «Яблока» С. С. Митрохин, хотя, казалось бы, что ему СПС? С их точки зрения, нет бога, кроме Пиара, и В. Ю. Сурков — пророк его. Любое политическое действие сегодня по определению является кремлевским проектом, ибо других в природе не бывает. Между тем на вопрос «Чего добивались «Новые правые» («сверхновые левые», «старые зеленые» — не важно) своим выступлением?» есть очень простой ответ — «Добивались оформления в партию, т. е. в организацию, призванную домогаться политической власти». Мысль о том, что целью политической активности может быть политическая власть, отметается с порога, и любым конкурентам загодя отказывается в какой бы то ни было политической субъектности. Все (кроме нас, старых борцов, хотя и непонятно, почему такое исключение) — не более, чем пешки в руках Суркова. При такой убежденности даже теоретически трудно представить себе вновь возникающую партию (при том, что партии — как люди, одни умирают, другие рождаются, это жизнь), которая не была бы a priori объявлена детищем Кремля.
      Но если прежние т. наз. правые реально не верят ни в идеологию, ни в программы, ни в политическое творчество, ни в борьбу за власть, их место должно быть занято теми, кто верит. Получится ли это у «Новых правых» — другой вопрос, но сам процесс вытеснения неизбежен. [an error occurred while processing the directive]