[an error occurred while processing the directive]

Коварство грузинской грамматики. — Полковник Путин и полковник Пестель. — «Недоросль». — Смышленый Платонов. — Правозащитник и евангелисты.


      Известия № 24.4.04
      По мере того, как дружественные мэрии г. Москвы издания публикуют все более страстные мнения анонимных руководителей о том, что позиции Ю. М. Лужкова крепки, как никогда, а всех клеветников любимого народом мэра ждет забвение и ничтожество, некоторые из столичных тузов, находя, возможно, эти отповеди более страстными, нежели убедительными, берут разумные меры к диверсификации портфеля политических инвестиций. Скульптор З. К. Церетели очень своевременно открылся публике в том, что уже два года ваяет преславную, прекрасную статую В. В. Путина в два натуральных роста. Показанное публике изваяние особенно хорошо тем, что лишено черт причудливости — порой свойственной творениям мастера. В отличие от героев 1812 и 1945 гг., которых мастер на станции метро «Парк Победы» начертал в образе авторитетов, держащих торговлю фруктами и зеленью на одном из колхозных рынков столицы, В. В. Путин, вышедший из-под резца З. К. Церетели, изображен в не столь мультикультуральном духе — скорее в стиле позднеримской императорской статуи, а дзюдоистское кимоно при желании можно принять за укороченную тогу. Более того: если Ю. М. Лужков, изваянный З. К. Церетели в античном духе, демонстрировал разнообразие своих устремлений, одновременно держа в руке теннисную ракетку, ногой же пиная мяч, то от замысла изобразить В. В. Путина, едущего на горных лыжах в борцовском кимоно, скульптор отказался. Единственный недостаток грядущего шедевра — это его предполагаемое название. Мастер колеблется между двумя вариантами: то ли «Русская правда», то ли «Россия — XXI». Тут З. К. Церетели подводят лингвистические тонкости. Родной ему грузинский язык не имеет грамматического рода, и поэтому там отсутствуют известные немцу или русскому ассоциации между грамматическим родом и биологическим полом, в силу которых не вполне правильно называть статую мужественного человека в женском роде.
      К тому же название «Русская Правда» неоднозначно не только в грамматическом, но и в историко-юридическом отношении. Возможно, З. К. Церетели имел в виду составленный при Ярославе Мудром акт раннефеодального русского права, в котором делалась попытка кодифицировать разборки по понятиям — «Если пихнет муж мужа от себя или к себе — 3 гривны, — если на суд приведет двух свидетелей» etc., однако установивший диктатуру закона выпускник юрфака ЛГУ в своих устремлениях явно руководствовался более поздними памятниками права. Скорее всего З. К. Церетели тонко намекал на носящий то же название конституционный проект П. И. Пестеля, развивающий крайне актуальные для сегодняшнего для темы. Полковник Пестель указывал, что «аристокрация богатств, владея богатствами, находит в них орудия для своих видов, противу коих общее мнение совершенно бессильно и посредством коих она приводит весь народ в совершенную от себя зависимость». Отчего «обязано всякое благомыслящее правительство все меры принимать, дабы таковые сословия не образовывались; а тем более обязано их уничтожать, ежели они где-либо существую» («Русская Правда» 3-3). Конечно, труд П. И. Пестеля содержит и весьма гуманные постановления — «Содержащийся под стражею может всегда на поруки быть отдан, разве вышнее начальство иначе прикажет; но в сем случае должна быть ему засвидетельствованная копия с сего предписания выдана (ibid. 5-10-8)». Действуй «Русская Правда» в полной силе, адвокаты М. Б. Ходорковского либо добились бы его освобождения до суда, либо получили бы на руки предписание вышнего начальства, что тоже было бы интересно. С другой стороны, не всякий памятник права удается сразу возродить в полном объеме.
      Тем не менее просвещать юношество на этот счет необходимо, чтобы не возникали ситуации вроде той, что случилась с Вексельбергом-отроком.Когда 15-летний сын В. Ф. Вексельберга узнал, что родитель купил яйца Фаберже, его негодованию не было предела — «Ты отказываешься дать мне денег на гоночный карт за $ 3000, и я вынужден подрабатывать, чтобы его купить. А сам приобретаешь за 100 млн какие-то яйца!». В связи с чем финансовые консультанты и социологи нравоучительно указывают, что В. Ф. Вексельберг «абсолютно прав, не давая сыну денег просто так», ибо «надо объяснять детям ценность денег».
      Объяснять, конечно же, надо, но вряд ли конкретный пример для иллюстрации этого тезиса был выбран удачно. При прочих равных условиях В. Ф. Вексельберг скорее всего не задумываясь приобрел бы для сына-отрока желанную игрушку, никаких же яиц не покупал бы — ибо что они ему? Однако же хорош и недоросль Вексельберг, и в 15 лет (уже не младенец) не способный понять, что дорогостоящие яйца отец покупает не от самодурства, а потому что его бизнес очень понравился кому-то силовому и социально-справедливому. Сын, у которого при таких отцовских обстоятельствах одни гоночные машинки на уме — это какой-то сильный признак вырождения (что-то вроде «золотой молодежи» из детей членов Политбюро), причем сразу во втором поколении — что же в третьем будет?
      О более удачном примере воспитания подростков рассказал спикер Мосгодумы В. М. Платонов. Разъясняя смысл решения столичного правительства о направлении десятиклассников на пятидневные военные сборы, спикер сообщил, что в дни его юности таких длительных сборов не было, а была только однодневная экскурсия в в/ч, однако и после краткого пребывания под боевыми знаменами «успеваемость и желание поступить в ВУЗ повысились значительно».
      Как бывший прокурорский работник, В. М. Платонов мог бы выразить ту же мысль более юридическим языком, указав, что в отношении его одноклассников визит в войска исполнил функцию общего предупреждения. Ознакомившись с условиями срочной службы — «Вот что ждет плохих учеников!», — юноши стали гораздо лучше учиться, чтобы успешно сдать вузовские экзамены и тем самым избежать призыва. В принципе возможен и такой воспитательный взгляд на военные сборы, непонятно лишь, зачем делать сборы пятидневными, если в 1972 г. будущему спикеру и его одноклассникам хватило и одного дня, чтобы сделать надлежащие выводы.
      Хотя в этом мире многое непонятно — директор московского бюро по правам человека т. Брод, к которому уже обратилось несколько организаций и частных лиц, считающих, что «фильм «Страсти Христовы» разжигает национальную рознь и культивирует ксенофобские мифы», намерен подать в суд на режиссера Гибсона и прокатчиков. Поскольку Гибсон педантически следовал евангелистам, т. Броду логичнее было бы сразу подавать в суд на первоисточник или, по крайней мере, на всех, кто издает книги Нового Завета. [an error occurred while processing the directive]