[an error occurred while processing the directive]

Идеальный муж


      Известия № 11.3.04
      На то, что результат воскресных выборов предопределен заранее, все желающие успели высказаться, причем большинство их них ответственности возложили на власть — административный ресурс etc. Говорить, что все было идеально честно и обошлось без всякого ресурса, можно лишь надев очень розовые очки, однако проведем мысленный эксперимент. Допустим, что картина, порождаемая розовыми очками, становится явью. И даже более того: допустим, что действующая власть, желая несколько сравнять стартовые возможности, дает оппонентам в качестве форы ладью (в принципе можно и ферзя). Изменило бы это что-нибудь по существу и позволило бы хоть кому-нибудь из наличных соперников правящего президента выйти за пределы статпогрешности. Даже если не брать в расчет чистых дублеров С. М. Миронова и О. А. Малышкина, используемых в качестве шляпы, показывающей, что кресло занято, шансы остальной тройки столь же призрачны — причем при любой погоде. Кремлевская администрация вкупе с региональными вообще могла бы на предвыборный период уйти в отпуск, и на успехах С. Ю. Глазьева, И. М. Хакамады и Н. М. Харитонова это никак бы не сказалось. Плюс один, два, много — три процента погоды не делают. Если же власть не понимала этого и с упорством, достойным лучшего применения, ломилась в открытую дверь — это к ней со всеми вопросами.
      Причина столь безнадежного положения оппозиционной тройки в том простом обстоятельстве, что ни приверженцы кандидататов, на, кажется, сами кандидаты ни в страшном, ни в прекрасном сне не могли представить себе, как Глазьев, или Хакамада, или Харитонов возьмет венец и бармы Мономаха. Ну, и ядерный чемоданчик впридачу. Причем представить не в том смысле, что могут пасть преграды, отделяющие одного из названных кандидатов от державных инсигний, а в том, что Глазьев или Хакамада с ядерной кнопкой — это нормально и в порядке вещей. Те, кто способны так думать, составляют те самые малые проценты, обещаемые этим кандидатам, и в данном сущностном отношении — «Вы можете представить этих людей во главе российской державы или не можете?» — итоги кампании обещают быть вполе адекватными. Граждане не могут.
      Другое дело, что из этого несомненного негативного суждения никак не вытекает так желанное Кремлю суждение позитивное — что, стало быть, за указанным ничтожным вычетом все остальные дружно голосуют за кандидата №1. Будь это так, не было бы проблемы с явкой и уж во всяком случае — нервозности по поводу этой проблемы. Ибо главная незадача этих выборов — отсутствие кандидата №2, которого не способен заменить никто из участников подтанцовки. Они-то могут вполне искренно полагать, что дело в недостаточной слышимости, что в наши каторжные норы не доходит их свободный глас, забиваемый административными глушилками. Снять глушение, усилить сигнал — и проблема будет решена. Но незадача в том, что приемники потенциальных слушателей — которые и не за них, и не за №1 — настроены совсем на другую волну, и передающие мощности хоть тресни от перегрузки — проку все равно не будет.
      А настроен он на волну респектабельной альтернативы. Революциями страна сыта по горло, стабильность — после стольких лет непрерывной тряски — представляется наиважнейшей ценностью, и революционные по сути программы смелых оппозиционеров уходят в воздух. Что действительно могло бы привлечь неголосующую часть общества — это персона из верхнего класса, обладающая настоящим государственным опытом, безусловно приверженная стабильности, но при этом не менее приверженная принципам разумной достаточности в проведении стабилизирующих мер — достаточности, которой в последнее время не всегда хватало. Если бы такой гипотетический кандидат №2 отличался от №1 «только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.», не возникало бы никаких проблем ни с настоящей конкуренцией, ни с явкой на выборы, ни с итоговой легитимацией власти. Стабильность без административного восторга и неприличного низкопоклонства — это лозунг, который мог бы вывести российскую политику из ее нынешнего патового состояния, и найдись описанный выше идеальный муж, выступающий с таким лозунгом, проблема властной преемственности (вокруг которой, собственно, все и крутится) была бы решена ко всеобщему удовольствию. Другой вопрос — готовы ли в Кремле хотя бы не мешать появлению такого политика, но теперешняя оппозиция, не могущая даже понять — и поднять — бесхозный лозунг огромной силы, из своих рядов идеального мужа заведомо не способна выдвинуть. [an error occurred while processing the directive]