[an error occurred while processing the directive]

«Жив, здоров, спасен Петрович!». — Способы руководства Третьей Республикой. — Лженаука футурология. — Народно-утопические легенды. — Титаническая Хакамада. — Глазьев-Архимед.


      Известия № 14.2.04
      Бесследные исчезновения с последующим радостным появлением — не новость в мировой истории. Еще в I веке по Р. Х. один из свойственников Божественного Августа совершил комбинацию в стиле И. П. Рыбкина, и его возвращение вызвало у римлян прилив бодрого оптимизма — «Жив, здоров, спасен Германик, // Рим спасен, и мир спасен». Тем больше оптимизма должно быть у россиян — в период пропажи В. И.Новодворская указывала: «Если Рыбкина не найдут до 15 марта, можно смело утверждать, что демократический этап истории России завершился», следственно, теперь, после спасения Рыбкина-Германика демократический этап истории России замечательно продлился и укрепился.
      Хотя скептические голоса продолжают звучать. Следуя евангельским словам «И враги человеку домашние его», А. Н. Рыбкина, жена кандидата-путешественника указала: «Бедная Россия, если ею пытаются руководить такие люди!», уточнив что имеет в виду супруга.
      А. Н. Рыбкина сильно переоценивает уникальность своего сожителя — Третьей Республикой во Франции не то что пытались руководить, но даже и руководили не менее колоритные президенты. Как-то глухой ночью на маленькой ж.-д. станции где-то в Оверни, в общем — в каком-то французском Конотопе к дежурному явился человек в исподнем и объявил себя президентом республики. После понятного замешательства выяснилось, что это была чистая правда — президент впал в некоторую неадекватность и на полустанке покинул свой салон-вагон в чем был. Этим он произвел среди ситуайенов немалый соблазн, но величию Франции инцидент повредить был не в силах. Другой глава государства скончался непосредственно в ходе страстных наслаждений — причем отнюдь не супружеских, после чего газеты печатали прочувствованные некрологи о президенте, до последнего вздоха боровшегося за интересы Франции. Так что Третья Республика жила весело, хотя в 1940 г. и плохо кончила — вероятно А. Н. Рыбкина имела в виду, что если Россией будут последовательно править несколько президентов, сходных с Иваном Петровичем, российская третья республика кончит не лучше.
      Впрочем, долгосрочные перспективы республиканизма в России сейчас не для всех насущны — довлеет дневи злоба его, — и кандидата в президенты под бдительным надзором женщины-комиссара К. Ю. Пономаревой отправили в Лондон, чтобы он лично дал отчет Платону Еленину в своих авантюрах. Бесспорно, в истории с И. П. Рыбкиным есть немалый приключенческий налет, но куда больший авантюризм проявил сам Платон Еленин, впавший в пагубную самонадеянность технократического свойства. Начитавшись разных поп-футурологов навроде Элвина Тоффлера, Еленин решил, что при современных средствах телекоммуникации вполне возможно дистанционное руководство политическим процессом, — ну, примерно, как если бы замглавы администрации В. Ю. Сурков сидел где-нибудь в Биаррице и с помощью оптоволоконных линий всех разводил и разруливал. Охмуренный футурологами доверчивый Еленин овладел интернетом, стал регулярно являться своим приверженцам на огненном экране etc. но не учел, что и при железной дороге не следует забывать двуколку, доказательством чему послужила авантюра Ивана Петровича.
      Разочарование в новинках постиндустриальной эпохи склонило руководителя к политтехнологиям эпох доиндустриальных. По его словам, ему позвонил один из родственников Ивана Рыбкина и сказал: «Платон Абрамович, мы ничего не понимаем. Это не Рыбкин, не Иван Петрович».
      Здесь мы имеем дело с распространенным в конце XVII в. верованием, согласно которому во время пребывания Великого Посольства в Европе Франчишка Лефорт забил настоящего царя Петра Алексеевича в бочку и пустил в море, после чего нашел похожего немчина (в других списках — жидовина) и выдает его за царя. Народно-утопические легенды имеют в России большую традицию, и «Сказание о подмененном царевиче Иване Петровиче», несомненно, придаст демократическому процессу живую интригу.
      В том случае, естественно, если сказание не будет отодвинуто на задний план разосланным по редакциям прелестным письмом за подписью пресс-службы С. Ю. Глазьева. В письме сообщается, что президентская кампания И. М. Хакамады финансируется Л. Б. Невзлиным, причем «общая сумма, доставленная из Израиля в Москву лично Ириной Хакамадой, составляет около 20 млн. долларов» — между тем «многие сотрудники штаба уволены без выплаты гонораров. Долги штаба составляют на сегодняшний день около 600 тыс. долларов, а оставшаяся часть сотрудников штаба парализована назначением по указанию Леонида Невзлина нового менеджера кампании Марины Литвинович».
      Установить подлинное авторство прелестного письма довольно трудно, поскольку С. Ю. Глазьеву присуще глубоко неформальное отношение к собственной подписи — две недели назад от его имени сперва было распространено заявление, бичующее соратника Д. О. Рогозина, после чего Глазьев сообщил, что никого он не бичевал, а во всем виновата пресс-служба. На этот раз, правда, выяснилось, что виноваты не пресс-службы, а спецслужбы, и незадействованой в интригах осталась разве что спецмедслужба. До следующего раза, очевидно.
      Как бы то ни было, письмо весьма загадочно, поскольку в качестве страшной тайны сообщается о назначении на кампанию знатного политтехнолога М. А. Литвинович (которая была назначена на нее еще месяц назад), о вспоможении Л. Б. Невзлина (о чем тоже сообщалось и тоже месяц назад) и о том, что наши демократы любят должать рядовым предвыборным работникам, хотя это старинная демократическая традиция, свято оберегаемая от одной кампании к другой. Единственное, что действительно обладает прелестью новизны — это сообщение о том, что И. М. Хакамада лично доставила из Израиля в Москву около 20 млн. ам. долл.
      Лично доставляют только кэш — для банковских проводок персональное сопровождение не обязательно, а значит, Ирина Муцуовна перевезла на себе две тысячи упаковок по сто штук стодолларовых купюр. До сих пор нам сообщали, что И. М. Хакамада — самурай, из прелестного письма следует, что она также и борец сумо, поскольку только с борцовским телосложением возможно уволочь на себе такое количество черно-зеленой бумаги. Вероятно, провокаторы из спецслужб решили использовать проявленную С. Ю. Глазьевым в рассуждениях о природной ренте склонность к большим (порядка так на два) несообразностям в расчетах — по принципу «если мы напишем полный арифметический бред, сразу все подумают известно на кого». [an error occurred while processing the directive]