[an error occurred while processing the directive]

Вкусный агитматериал. — Ядерные тайны. — Будет ли в Москве новый посол США? — «Вошел: и пробка в потолок» — Искушение Платона Еленина.


      Известия № 31.1.04
      Во исполнение политтехнологических заветов на Липецком мясокомбинате представители путинского большинства трудового коллектива отметили полувековой юбилей родного предприятия выпуском деликатесной колбасы, на срезе которой кусочками шпика выложено «Слава Путину». Гражданственный порыв липчан-колбасников тем более заслуживает восхищения, если учесть, что последний опыт такого рода был зафиксирован в 1967 г., когда в на Микояновском мясокомбината к юбилею Великой Октябрьской Сотиалистической Революции произвели языковую колбасу с цифрой «50» на срезе — при том, что аккуратно уложить одиинадцать шпиковых букв по всей длине колбасы, чтобы при резке лозунг не перекашивался, несомненно, труднее, чем всего лишь две цифры.
      Предел без лести преданной любви, казалось, был достигнут, однако знатный политтехнолог Г. О. Павловский сумел превзойти даже и работников мясокомбината, указав, что «те, кто придет 14 марта на выборы президента, сформируют ядро правящего класса России как минимум на следующие 10 — 20 лет».
      Поскольку об острой альтернативности выборов даже Г. О. Павловскому было говорить неудобно, воля как пришедших, так и не пришедших на выборы вряд ли повлияет на то, что после 14 марта В. В. Путин и дальше будет нами править по-прежнему, формируя ядро правящего класса по своему разумению — как он делал это до сих пор. С тем же правом можно говорить, что те, кто придет на выборы 14 марта, сформируют климат в северном полушарии на следующие 20 лет — почему бы и нет? бумага все стерпит. Единственный нетривиальный смысл политтехнологической мантры может быть в том, что глагол «сформируют» был употреблен в возвратном значении, т. е. имелось в виду, что пришедшие на выборы сформируют (составят) собой ядро правящего класса, а не пришедшие в ядро допущены не будут. В таком варианте действительно появляется дополнительный стимул к походу на выборы, сложность лишь в том, что ядро политического класса (т. е. даже не весь класс, а исключительно его верхушка) — это тысяча, много — пять тысяч человек, т. е. где-то 0,001 — 0,005% от общего числа избирателей. Если явка 14 марта будет такова, с формированием ядра политического класса проблем не будет — все как-нибудь рассядутся, но даже при 40% явке число претендентов на места в ядре будет в несколько десятков тысяч раз больше числа мест в плацкарте и некоторой тесноты не избежать.
      Другой претендент на формирование ядра, И. П. Рыбкин даже примерно предполагает, сколько народу явится формировать — «Придет, положим, 20 — 22% вместо искомых 50%. И надо будет требовать, чтобы этот факт признали. Даже если для этого придется воспользоваться конституционным правом на организацию шествий, демонстраций, пикетов».
      И. П. Рыбкин забыл указать на еще одно важное условие. Чтобы этот вариант стал реальностью, В. В. Путин предварительно должен воспользоваться своим конституционным правом и принять верительные грамоты нового посла США в Москве Ричарда Майлса, потому что все рекомендуемые И. П. Рыбкиным предшествующие мероприятия такого типа (Белград, Тбилиси) происходили при непременном участии Майлса — и как же без него?
      Правда, простодушие И. П. Рыбкина опять повредило его работодателям Можно сколько угодно желать падения В. В. Путина по белградскому сценарию, но явка в 20 — 22% — это из области фантастики (на скандальных выборах с.-петербурского губернатора и то 30% было). Выводить народ на улицы, называя абсолютно неправдоподобную цифру истинной явки — это уже в чистом виде «бараны идут». Другой вопрос (не к Ивану Петровичу, естественно) — пойдут ли?
      Соперница (а также, как говорят злые языки, теперешняя сослуживица) И. П. Рыбкина, И. М. Хакамада обогатила политическую риторику поэтикой великосветского пиршества — ее кредо гласит «Я готова стать пробкой, выстреливающей из бутылки, в которой закупорена воля граждан России». Живо представляется, как В. В. Путин по своему обычаю направляется в петербургский ресторан для встречи с другом Шредером или Блэром — «К Talon помчался: он уверен, // Что там уж ждет его Каверин. // Вошел: и пробка в потолок, // Гражданской воли брызнул ток». Хотя К. И. Чуковский в книге «От двух до пяти» приводит иную интерпретацию образа: увидев, как стрельнула бутылка с квасом и оттуда поползла пена, маленькая девочка вскричала: «Мама, мама! Бутылку тошнит!», поскольку, как пояснил К. И., дитя часто наблюдало, как сходные явления происходят с ее отцом. В принципе оба образа хороши, но, учитывая тягу И. М. Хакамады к великосветской жизни, исключающей грубые проявления, уместнее оставить кандидата Ирину Муцуовну меж сыром лимбургским живым и ананасом золотым.
      Самурайский бурлеск со стреляющими бутылками был бы совсем хорош и забавен, если бы в нашем несовершенном мире стреляли одни только бутылки. К несчастью, это не всегда так, что пришлось признать и кандидату. И. М. Хакамаду журналисты попросили прокомментировать появившиеся в прессе слухи о возможном покушении на нее со стороны спецслужб, и она отвечала: «Когда выдвигается оппозиционный кандидат, и начинают говорить, что ФСБ готовит на нее покушение — это ненормально. Если общество задает такие вопросы, оно глубоко больно. Общество болеет!».
      С тем, что наше общество не сильно здорово, кто бы спорил, однако привычка журналистов не читать прессу («чукча не читатель») привела к неточности в задаваемом вопросе. О том, что дело может кончиться совсем не смешным образом, была заметка в интернет-СМИ, а не для печати об этом рассуждали почти все — мысль-то напрашивающаяся, — однако, имелась в виду совсем не ФСБ, выгоды которой от покушения глубоко непонятны. Когда легитимность грядущих выборов повергается всяческим сомнениям и власть объективно озабочена тем, чтобы как-то соблюсти демократическую витрину, трудно уразуметь, для чего ей нужно покушаться на абсолютно безвредную (и даже полезную, ибо способствует явке) Хакамаду. Выгоды же той стороны, которая желала бы срыва выборов через эффектную дестабилизацию, понятны в большей степени. Кроме этого общего умозрения, есть и печальный прецедент. Депутат прежней думы С. Н. Юшенков избрал сходно безвредную для власти тактику борьбы и разоблачений, и все это было смешно до 17 апреля 2003 г., когда его застрелили у подъезда и версия насчет лондонского заказа, как минимум, вошла в обиход. Можно, конечно, с гневом отметать эти инсинуации, но, когда речь идет о собственной жизни, разумный человек вряд ли стал бы вводить Платона Еленина в лишнее искушение. Береженого Бог бережет. [an error occurred while processing the directive]