[an error occurred while processing the directive]

Путин и Санта-Клаус. — Стойкие суздальцы. — «До первой звезды нельзя!» — Успешная интрига с Глазьевым. — Безжалостный завлаб и благодушный чекист. — Партстроители исхалтурились.


      Известия № 10.1.04
      Лет тридцать тому назад один корреспондент американской газеты в Москве, пытаясь разъяснить своим читателям природу культа В. И. Ленина, нашел формулу «ingenious mixture of George Washington and Santa Klaus». С тех пор многое переменилось, культовой фигурой стал В. В. Путин, однако же и новый кумир сохранил сходство с Санта-Клаусом. Подобно тому, как святочный дед перед Рождеством приезжает на оленях в самые отдаленные регионы, так и президент РФ в сочельник прибывает на оленях или же иных средствах передвижения в различные регионы РФ, чтобы отстоять там рождественскую службу. На сей раз В. В. Путин прибыл в Суздаль, где, покуда правитель пребывал во храме, «несколько десятков суздальцев при 20-градусном морозе провели в ожидании президента несколько часов, чтобы поприветствовать главу государства. Подойдя к горожанам, Владимир Путин поздравил их с праздником и спросил, не замерзли ли они».
      Данное сообщение телеграфного агентства, вызывая уважение к мужеству стойких суздальцев, в то же время порождает известное недоумение — зачем же несколько часов стоять на трескучем морозе, рискуя себе все застудить, когда ожидание можно совместить с участием в богослужении. Верующим это было бы душеполезно, а неверующие, по крайней мере, согрелись бы в отапливаемой церкви. Единственное объяснение таком поведению может состоять в том, что ожидавшие В. В. Путина суздальцы были фундаменталистски настроенными иудеями и магометанами, которым их вера возбраняет входить в христианские храмы. Впрочем, суздальцы-фундаменталисты оказались чрезвычайно мирными и мерзли несколько часов только для того, чтобы спросить В. В. Путина, где же его супруга. В. В. Путин отвечал что она не могла приехать, поскольку ее день рождения приходится как раз на сочельник.
      Поскольку Рождество — фиксированный праздник, антиномическое совпадение сочельника, предполагающего строгий пост, с днем рождения, предполагающим семейное застолье, воспроизводится каждый год. Чем, вероятно, и объясняется склонность В. В. Путина к ежегодным предрождественским поездкам в регионы. Не будучи в состоянии участвовать в домашних застольях по соображениям благочестия, он отмечает: «Так ведь пост, матушка — до первой звезды нельзя!» — и уезжает в Суздаль.
      Но это, конечно, лучше, чем полное отсутствие благочестия, явленное возможным соперником В. В. Путина на президентских выборах С. Ю. Глазьевым. На следующий день после праздника, когда всякая тварь радуется и славит рождение Младенца, Глазьев нимало не проникся святочным духом, а вместо того стал стал упрекать президента РФ в недостаточной суровости. Согласно безжалостному Глазьеву, «действия президента и правительства свидетельствуют о том, что в России не ведется серьезной и последовательной борьбы с олигархами». Даже и арест М. Б. Ходорковского, «спровоцированный излишней политической активностью главы «ЮКОСа» — это всего лишь стечение обстоятельств, которое ничего не доказывает», а вся политика президента «направлена на закрепление преступной системы распределения власти и доходов, сложившейся в результате присвоения кучкой олигархов чужой собственности».
      Всю вторую половину декабря наблюдатели спрашивали, будет ли интрига у президентских выборов и пересказывали слухи, согласно которым в видах полного реализма по Станиславскому в Кремле решили выпустить на арену непримиримого Глазьева, чтобы ни у кого не возникало сомнений в судьбоносности борьбы. Кто, где и чего решил, сказать трудно, но реализм и вправду получается сильный, ибо в споре насчет крупнейших капиталистов политику В. В. Путину, изъясняющемуся, подобно бабушке, надвое, противостоит фанатик, изъясняющийся вполне однозначно. Указание на то, что М. Б. Ходорковский пал жертвой не своих давних дел — ибо кто Богу не грешен, царю не виноват? — но своего нынешнего чрезмерного честолюбия, было важным элементом успокоительных рассуждений насчет перспектив капитализма в России — «Не надо ковать крамолу, и вас не тронут». Согласно же С. Ю. Глазьеву, посадка крамольника ничего не доказывает, ибо сажать надо не за политику, т. е. избирательно, в зависимости от того, насколько кто лоялен, а за экономику, т. е. вполне равномерно, ибо все крупные состояния нажиты незаконным путем. До сих пор В. В. Путин придерживался логически противоречивой концепции, согласно которой М. Б. Ходорковский пал жертвой единой для всех равной воздаятельности и политика тут не при чем, тем не менее массового применения равной воздаятельности не будет — С. Ю. Глазьев же не намерен вникать в тонкости президентской диалектики и требует воздаятельности на полную катушку, что и вправду может придать кампании интригу.
      Дополнительную же интригу глазьевской борьбе может придать то обстоятельство, что покуда, согласно Глазьеву, вся политика президента направлена на закрепление преступной системы, соратник Глазьева по «Родине», старый чекист ген. Леонов указывает, что «президент и сам ведет борьбу с олигархами в нашем стиле. Путин строго против олигархов». Прежде именно образ старого чекиста ассоциировался с неуемной бдительностью и склонностью к разоблачению вражеских происков, а завлаб воплощал гнилую интеллигентность, теперь же выясняется, что по суровости и непримиримости завлаб существенно превосходит чекиста.
      Между тем сыскные способности опытных чекистов могут быть востребованы для разрешения новой загадки, связанной с грядущими выборами. Не успели отзвучать приветствия И. М. Хакамаде, решившей баллотироваться в президенты, как выяснилось, что зампреда «Демократической России» Павла Петова, возглавлявшего инициативную группу по выдвижению Хакамады, не существует в природе. Есть партия с таким названием, есть движение, но ни там, ни там ни о каком зампреде Петове никто ничего не знает. Будь хоть одна из «ДР» могучей организацией, недоразумение с зампредом еще можно было бы понять — у фракции «ЕР» в думе целых семь вице-спикеров, иной и запутается. Но обе «ДР» — структуры микроскопические, каждый человек на счету, и единороссовский принцип «зампредом больше, зампредом меньше» у них вряд ли действует. То ли в прессе все перепутали, и Хакамаду выдвигал какой-то из бесчисленных зампредов «ЕР» — а вовсе не «ДР», то ли партстроители совсем исхалтурились и решив, что про «ДР» все давно забыли и никто ничего проверять не будет, сами произвели на свет зампреда Павла Петова. И то сказать: когда партии создаются пачками, для пользы дела склепать одного-единственного зампреда сам Бог велел. [an error occurred while processing the directive]