[an error occurred while processing the directive]

Новогоднее пожелание


      Известия № 25.12.03
      Где партстроительство — там и скандал. Не успели «Новые правые» собирающиеся прийти на смену СПС, объявить об своем желании, как нам тут же разъяснили, что это — очередная обманка, придуманная в Кремле, ибо возле правой идеи тут же материализовался изготовитель пустышек Г. О. Павловский, а потому все эти «новые правые» — лишь перепев старинного многопартийного гимна «И вот я сыт, и вот я рад, и мой Сурков со мною». Вроде убедительно, но гадливое отношение к верховным методам партстроительства все-таки не должно переходить в манию преследования, когда честным и добродушным людям под каждым кустом мерещится кремлевский политтехнолог.
      «Новые правые» и их вождь А. В. Чадаев как раз и пали жертвой общественной бдительности. То, что намеки на обманную роль «Новых правых» исходили от креативного совета СПС — не диво, ибо, во-первых, всякий, называющий себя правым — конкурент, во-вторых, тамошняя креативная мысль издавна сводилась к тому, что всякий правый, не желающий молиться по утвержденному либеральному катехизису — очевидный наймит Кремля. Именно поэтому, когда немедленно после выборов торопливый А. В. Чадаев объявил о своем начинании, еще более торопливые креативщики тут же узрели в том происки Суркова, не учитывая того, что сколь бы двудюжим ни был великий партстроитель, 8 декабря он был физически не в состоянии затевать новые козни — для начала необходимо было выспаться.
      Впрочем, будем справедливы. В кратчайший срок «Новые правые» сделали максимальное количество ложных шагов, подставившись всюду, где только возможно. Когда некто заявляет о своем желании заполнить политический вакуум, его первые шаги отслеживаются с понятным интересом, ибо по ним пытаются составить представление, каким образом вакуум будет заполняться. В нашем политическом сознании есть две господствующие презумпции: а) все якобы новое — на самом деле все те же старые кремлевские штуки; б) всякое уклонение от дистиллированного либерализма в сторону уважения к народным преданиям — это державничество, национализм, фашизм, далее везде. При таких презумпциях «новым правым» необходима была крайняя разборчивость в первых авансах и реверансах. Вместо того в первом же абзаце своего программного заявления они стали нарочито подчеркивать свою готовность к «конструктивному взаимодействию с президентом РФ и администрацией президента» — как будто кто-то их подозревал в намерении неконструктивно забросать В. В. Путина и В. Ю. Суркова майонезом. Дальше-больше — в качестве первых партнеров по публичным дебатам «новые правые» избрали, во-первых, юных выучеников Г. О. Павловского, которые именуют себя «интеллектуальными послами путинского большинства», во-вторых, совсем откровенных фашиков, на фоне которых ораторы мюнхенских пивных начала 20-х гг. смотрятся отмороженными либералами. Что, безусловно свидетельствуя о крайней глупости первых шагов, в то же время говорит и об их искренней добросовестности — если бы это была в самом деле обманка с кукловодами, все было бы сделано гораздо тщательнее, без таких беспомощных faux pas.
      Тем не менее многие поверили в околокремлевскую версию, и причина тому уже не в ошибках А. В Чадаева, а в том, что у нас сложилось совершенно неправильное отношение к гениальным провокаторам типа Г. О. Павловского. Подозрения возникли после того, как политтехнолог сперва изъяснился в первом лице от имени «Единой России», а затем указал, что либеральное общество ожидает от СПС и «Яблока» обновления руководящего состава. Ни у деморализованных лидеров СПС и «Яблока», ни у неопытных «новых правых», к которым технолог на всякий случай решил загодя примазаться, не хватило грубости ответить: «Вас здесь, гражданочка, не стояло» — а ведь такой ответ всех бы избавил от ненужных подозрений. Ведь на самом деле наемные ландскнехты могут ожидать и требовать только денежного жалованья и только от тех, кто их нанял. Мы никак не поймем всей бредовости ситуации, когда ландскнехты считают себя вправе от имени общественности чего-то требовать от лидеров других партий; мы видим в этом не запредельную наглость, а источник важной информации. Между тем только ответом «Пошел, пошел, мы тебя не нанимали» можно остановить бесчинства политтехнологических шаек, доведших политику до того состояния, когда уже никто не понимает отличия между реальностью и мороком. Отсюда и пожелание: в наступающем 2004 г. хоть с чертом, хоть с дьяволом, но только без Павловских и Белковских. Иначе мы никогда не выйдем из того постыдного состояния, когда вместо идейного спора и честной борьбы у нас одни политтехнологические подлянки. [an error occurred while processing the directive]