[an error occurred while processing the directive]

Кремлевская историософия


      Известия № 18.12.03
      Политическое сообщество разделяется на тех, кто мнит себя стратегом, видя бой со стороны (суждениями таких стратегов в основном и кормят публику), и на тех, кто ведет реальные интриги, но перед публикой не выступает. Тем интереснее, когда с комментариями в кои-то веки выступают не штатские историографы, а натуральные боевые чиновники кремлевской администрации. Истинный победитель думских выборов, замглавы администрации В.Ю. Сурков разрешил обет молчания и откомментировал итоги 7 декабря с пафосом Отелло, докладывающего сенату: «Флот мусульманский на дне морском!» Сообщив, что «наступает новая политическая эпоха», ибо «переходный период в России завершился, старая политическая система, основанная на марксистских догмах о правом и левом флангах, исчерпана», Сурков-победитель призвал политиков, чьи партии оказались на дне морском, «отнестись к этому совершенно спокойно и понять, что их историческая миссия завершена».
      Совершенно спокойному отношению мешает неясность насчет того, что понимать под исторической миссией и к тому же завершенной. Например, историческая миссия КПРФ до сих пор виделась в том, чтобы, канализируя протестные настроения и одновременно интегрируясь в новый политический строй, партия в конце концов оказалась способной прийти к власти, не потрясая основ новой национальной стабильности. Задача долгосрочная (в послевоенной ФРГ с.-д. для этого потребовалось двадцать лет), и миссия КПРФ была чрезвычайно далека от завершения в тот момент, когда партию стали упорно и сознательно убивать. Кто бы ни был в том виноват, результат описывается словом «срыв», а отнюдь не «завершение», ибо завершение предполагает исполнение исторической задачи. Тем более странно говорить о завершении миссии применительно к «Яблоку» и СПС. Кроме того, что никому уже толком не понятно, в чем именно эта миссия заключалась, катастрофический провал на выборах эту миссию (если она вообще была) похоронил, а вовсе не завершил.
      Единственное в чем можно согласиться с победителем, это в том, что гибель прежней партийной системы можно именовать началом новой политической эпохи — суждение, правда, отдающее трюизмом. Предложенные же победителем более детальные характеристики новой эпохи представляются куда более сомнительными.
      Объявлять борьбу левого и правого начал в политике марксистской догмой неверно не только этимологически (термины восходят к рассадке депутатов Национального собрания Франции, случившейся за без малого тридцать лет до рождения К. Маркса), но и по существу. Доколе существует политика, всегда будут белолицые саки, люди, ставящие во главу угла самостоянье личности, и люди, первее всего ценящие солидарные начала. Баланс между свободой и справедливостью всегда устанавливается в борьбе этих принципов, традиционно называемых правыми и левыми. Похваляться упразднением левых и правых флангов — примерно как сообщать, что в Кремле искусные технологи сумели отрезать от магнита Северный и Южный полюса. Сумели-то сумели, но просто полюса восстановятся на укороченном магните, а левые и правые фланги появятся вновь, но только в виде более грубом и первобытном, не смягченном опытом и традициями.
      И последняя загадка — реляция о завершении переходного периода. До сих пор считалось, что переходный период — это когда все переворотилось и только укладывается, отчего многие общественные институты работают лишь на ручном управлении под руководством разводящих партстроителей. По завершении же периода надобности в разводящих больше нет, ибо институты отныне способны работать в саморегулирующем режиме, а подразделение администрации, возглавляемое В.Ю. Сурковым, можно упразднять как завершившее свою историческую миссию. Что-то вроде победного лозунга «7 декабря было великой разводкой, которая навеки положила конец всем разводкам». Добро бы так, однако взгляд на думских победителей внушает известные сомнения в их способности к саморегуляции — предоставленные самим себе они нарегулируют так, что мало не покажется, и сурковское подразделение АП упразднять пока что рано. Но тогда фразу про «завершение переходного периода» можно толковать только в том смысле, что на смену хотя бы частичной автономии политических субъектов пришел стабильный период безраздельного господства муляжей. Пусть так, но непонятно, чем же тут публично похваляться? — муляжам от такой откровенности обидно, да и прочим гражданам не слишком радостно. Воистину партстроителям даже и в часы триумфа более подобало бы молчание — есть вещи, которые делают, но о которых вслух не говорят. [an error occurred while processing the directive]