[an error occurred while processing the directive]

Стройплощадка расчищена


      Известия № 11.12.03
      Итоги всех российских выборов порождают стандартные реакции. Проигравшие возглашают: «Россия, ты одурела!» (вариант, связанный с работой счетных комиссий — «Россия, тебя обдурили!»). Победители снисходительно указывают на это, что проигравшим, вероятно, нужно выбрать себе другой народ, и напоминают, что выборы есть судный день, на котором избиратель воздает коемуждо по делам его. Идею насчет судного дня, изобретенную автором "Открытое общество и его враги" К. Поппером, в час своей победы охотно развивают все, в том числе и те, кто это открытое общество искренне видит в гробу, но их можно понять — в октябре 1917 г. сам В. И. Ленин признавался: «Es schwindelt», т. е. голова от радости кружится. От радости можно не то что с Поппером, а хоть с самим чертом солидаризоваться.
      Изъян попперовской метафоры в том, что судный день однозначно ассоциируется с высшей справедливостью, когда добродетель вознаграждается а порок наказуется. В результате подразумеваемой, хотя применительно к выборам вряд ли корректной аналогии вопль праведников «Прав Ты был, Господи, что так судил!» превращается в сходную похвалу согражданам. Но если точно известно, что Бог не фраер, то об избирателе это нельзя сказать с той же уверенностью.
      Видя в выборах полное торжество воздаятельной справедливости, придется признать, что бесстыдное попрание не то что неписаных, но даже и писаных правил равного состязания («ЕР»), что откровенно скотское хулиганство (ЛДПР), что призывы к мести и расправе («Родина») весьма соответствуют представлениям о справедливости и добродетели, ибо вышеописанное поведение было в ходе судного дня вознаграждено по высшей ставке. Вознаграждение народом такого поведения имеет большое воспитательное значение, от которого нам еще долго будет икаться, так что советы выбрать себе другой народ здесь явно не при чем. Просто надо признать, что народ на выборах действительно осуществляет воздаяние, но степень справедливости и осмысленности этого воздаяния применительно к тем или другим участникам избирательной кампании может быть очень различной. Например, награда, которой удостоились от народа ЕР, ЛДПР и «Родина» — это позор и несправедливость, и в то же время воздаяние, полученное т. наз. правыми партиями, является совершенно справедливым, и никакого противоречия тут нет — суд не Божий.
      Признание справедливости суда избирателей над СПС (про «Яблоко» уж вообще гуманно умолчим) существенно облегчает восприятие итогов кампании. Сравнительно с нынешним полным прогаром мучительное проползание СПС в Думу никак не изменило бы задачу тех, кто верит в соединение России и свободы. Ибо задача сводится к тому, чтобы вместо имитационной партии без идеологии и организации создать действительно правую политическую структуру, выражающую интересы того немалого (и пока что растущего) класса граждан, для которых слова «просвещенная свобода» и «наша слава — русская держава» друг другу не противоречат, а только взаимодополняют. В случае переползания появился бы повод к очередному успокоительному «завтра, завтра — не сегодня» и к продлению еще на четыре года привычных песен, плясок и объединений с «Яблоком». «Этих вымыть или новых нарожать» — дилемма, всегда очень расхолаживающая и очень способствующая неделанию. Сегодня, когда в ситуации полного крушения первое, о чем заговорили вожди имитационной партии — это опять объединение с «Яблоком», расхолаживающей дилеммы больше нет, тут уже finis letalis — при такой неисправляемости мыть некого и незачем.
      Собственно, и сами лидеры СПС — применительно, правда, не к себе, а исключительно к верховной власти — отмечали, что к подлинным реформам приступают не в ситуации относительного благополучия, а только когда совсем уже припечет и другого выхода нет. После 7 декабря припекло и весьма, потому что на правом фланге больше нет вообще ничего, даже имитации, а национал-социалистическую «Родину» затруднительно рассматривать в качестве уместной замены правому консерватизму. НСДАП и ХДС — почувствуйте разницу.
      8 декабря мы взаправду проснулись в другой стране. Не в том смысле, что стало невыносимо плохо, а в том, что стройплощадка расчищена и оправданий для бездеятельности нет. СПС уже не занимает ничьего места, и если русский ХДС так и останется пустым мечтанием, то теперь Немцов с Хакамадой в том нимало не будут виноваты — а только мы с вами. Печально, что для этого самоосвобождения надо было пройти через общероссийский позор 7 декабря, но это уже наша национальная черта — ходить в Берлин исключительно через Сталинград. Менее кружных и мучительных путей мы не признаем. [an error occurred while processing the directive]