[an error occurred while processing the directive]

Вы в ответе за тех, кого приручили


      Известия № 04.12.03
      До совсем недавнего времени позиция президента РФ по вопросам собственности, общей экономической стратегии, общих политических принципов оценивалась в соответствии с правилами четкого распределения. Те, кто видели в событиях последних месяцев признаки принципиального иного, чем прежде, политического курса, не принадлежали к команде президента и не находились у властных структур ни в прямом, ни в косвенном подчинении. При этом сами оценки могли быть совершенно различными — от сугубо негативных у традиционной оппозиции, до восторженно-апологетических у публицистов национал-социалистического оттенка, — однако авторы хоть тех, хоть других оценочных суждений не входили в систему властвования, а потому были вольны делать какие угодно выводы, реализуя таким образом право на свободу мнений. Напротив, политики, связанные с Кремлем отношениями прямого подчинения (агенты исполнительной власти) или открыто заявленного сотрудничества (лидеры «Единой России»), вторя самому президенту РФ, проявляли крайнюю осторожность оценок, указывая на общую безусловную преемственность курса и отрицая все предположения о резком повороте. Т. е. официальные дилеры высказывались в полном согласии с главой корпорации, а с иными трактовками выступали персоны исключительно неофициальные. Официальной позиции можно было верить или не верить, но ей нельзя было отказать в согласованности.
      Ситуация изменилась после того, как в одной из самых тиражных газет был опубликован предвыборный материал (подпись отсутствует, но редакция сообщает, что «оплата публикации осуществлена из средств избирательного фонда избирательного блока «Родина») под названием «Место блока Глазьева в стратегии Путина». Место оказывается чрезвычайно важным, ибо тактическая задача «Родины» — распылить электорат КПРФ — есть задача сугубо частная, отнюдь не исчерпывающая истинные замыслы ее создателей, среди которых прямо называются «некоторые люди в президентских структурах». о есть сразу сообщается, что речь идет отнюдь не о самодеятельности, а о прямо санкционированной Кремлем деятельности, смысл которой в следующем: «Консолидация власти и ресурсов государства (...) подготовили страну для левоцентристского поворота». Поворот, скорее всего, будет осуществляться с использованием «властного ресурса государства и лично Путина в опоре на идейно-политические установки блока «Родина». При этом даже если «Путин еще некоторое время будет придерживаться нынешнего курса», поворот неизбежен, и «мы являемся сегодня свидетелями этого фундаментального сдвига».
      Сами по себе рассуждения о фундаментальном сдвиге и левом повороте имеют полное право на существование — в конце концов о сдвигах и поворотах сегодня не говорит только ленивый. Или лояльный, не желающий подставлять руководителя, который слов «поворот» и «сдвиг» (тем более — «фундаментальный») считает нужным избегать. Здесь же мы впервые за последние сдвиговые месяцы сталкиваемся с тем, что концепцию кардинального разворота влево излагает не свободный мыслитель, а политическая сила, впрямую объявляющая себя авторизованным дилером — нас поддерживают «некоторые люди в администрации», и для нашего поворота будет задействован «ресурс государства и лично Путина». Ты сказал, и никто за язык не тянул.
      К самому блоку «Родина» вопросов нет. Во-первых, у них предвыборная борьба, во-вторых, в ходе этой борьбы они столько всего наговорили, что на фоне постоянных рассуждений о запуске тюремной промышленности «левоцентристский поворот» звучит почти невинно. Вопросы есть к лицу, в чьей администрации блок вскормлен и чей ресурс собираются использовать для поворота. Если решено устраивать левый поворот — значит решено, очевидно к тому есть важные резоны, но вообще-то в хорошем обществе принято о таких решениях оповещать заранее и вслух. Тем более — баллотируясь в президенты, ибо многие говорят, что В. В. Путин собирается идти на второй срок. Фундаментальный поворот в политике, приписываемый «Родиной» В. В. Путину — это уже не предмет для спецслужбистских умолчаний и намеков, потому что это не вербовочная интрига, а серьезное дело. Тогда вопрос при всей своей очевидной наивности звучит так: «Если Глазьев говорит правду, и у Вас с ним в самом деле поворот, то так и скажите, если нет — уймите Ваших питомцев, ибо ответственные люди обязаны отвечать за тех, кого приручили». Таинственная улыбка в качестве ответа тоже принимается — недостаточно проясняя вопрос о самом повороте, она зато проясняет вопрос о степени ответственности лица, которому задан вопрос. [an error occurred while processing the directive]