[an error occurred while processing the directive]

Энергичный министр. — Невзлин в белом фраке. — Предвыборный учебник. — «Ради Бога, уберите педагога!» — Споры коммунистов об Энгельсе. — Сверхъобъединение честных демократов.


      Известия № 29.11.03
      В более мирные времена, именовавшиеся «путинским застоем», министр народного просвещения В. М. Филиппов находил выход для своей активности в зуде аполитичного реформаторства — то утверждал сугубо колониальный образовательный стандарт, то обещал ввести 100-бальную систему оценок, то готовил единый государственный экзамен с такими занятными тестами для выпускников, перед которыми пасовали даже обладатели университетских дипломов и ученых степеней. С наступлением времен более боевитых министр тут же переканализировал свою энергию в реформаторство политичное.
      Сперва он пригрозил Ученому Совету РГГУ слить университет с каким-нибудь ПТУ, если профессоры не освободят от ректорской должности беглого нефтедобытчика Л. Б. Невзлина. Трудно понять, зачем было нужно такое энергичное увещевание. Даже при отвержении газетных инсинуаций в духе «Пиковой дамы» — «Как будто у него на сердце злодейства крайней мере три», — сам факт вечного пребывания ректора в нетях ставил ученых мужей в столь неудобное положение, что они сами были бы вынуждены взять на себя инициативу по какому-то разрешению неприличной ситуации Все, что требовалось от министра и еще более значительных лиц, это дать профессорам время, чтобы выйти из создавшегося неприличия с каким-то сохранением лица — причем лица всеобщего, не только профессорского, но также и невзлинского, и министерского, и еще выше. Вместо того В. М. Филиппов, что твой дзюдоист, поехал заламывать профессорам руки и прочие члены, отчего лицо удалось сохранить лишь одному из фигурантов кляузной истории — беглому Невзлину, подавшему в отставку с самой благородной мотивацией; все же прочие стараниями министра остались никак не в белом фраке.
      После побед хочется еще побед, и успех Миусской баталии вдохновил В. М. Филиппова на новое энергичное действие. На министерской коллегии он отдал распоряжение срочно собрать экспертный совет и снять гриф дозволенности с учебника истории, написанного педагогом Долуцким. Спешность была вызвана тем, что министр обнаружил в учебнике составленное педагогом для детей домашнее задание: «Публицист Ю. Л. Буртин пишет, что в России произошел государственный переворот после избрания Путина и следствием является режим личной власти Путина, авторитарной диктатуры, а лидер «Яблока» Г. А. Явлинский, полагает, что уже в 2001 году в России оформилось полицейское государство. Обязательно используя материалы центральной и местной печати, других СМИ, попытайся либо опровергнуть, либо подтвердить изложенные точки зрения». По словам учителя-новатора, министр восклицал: «За кого теперь будут голосовать избиратели, ясно, Долуцкий указал, за ког»".
      В реальности все не столь ясно — хотя бы уже уже потому, что дети, работающие с новаторским учебником, не обладают избирательным правом. Ясно лишь одно — «Если бы проведал Бог, // Что Долуцкий — педагог, // То сказал бы: ради Бога, // Уберите педагога!», причем не потому что сочиненное педагогом задание может быть обидно В. В. Путину, а потому что задание не соответствует жанру учебника истории. История тем и отличается от текущей политики, что первая есть нечто уже окончательно состоявшееся и сбывшееся, вторая же еще находится в состоянии неопределенности — поэтому до сих пор все учебники выдерживали хоть какую-то дистанцию между описываемой эпохой и сегодняшним днем. Гранью между предметом учебника и современностью на сегодняшний день является 31 декабря 1999 г. — день ухода Б. Н. Ельцина в историю, и дело не в сюссептибельности В. В. Путина, а в простом соответствии канону. Впрочем, не позавидуешь и детям. При авторитарной диктатуре и полицейском государстве в материалах центральных и местных СМИ никак невозможно найти свидетельства о властных злоупотреблениях — «От молдаванина до финна все мовчит, бо благоденствует». Тем самым наличие в СМИ материалов, подтверждающих точку зрения Буртина и Явлинского свидетельствует о поспешности выраженного в ней приговора, а лучшим ее подтвержением было бы отсутствие всяких материалов такого рода — между тем материалы СМИ ребенок должен «обязательно использовать». Правда, педагог с похвальной откровенностью говорил: «Что вы от меня хотите? Я предлагаю ребенку задание, пусть выкручивается», однако выкручивание ребенка есть столь новаторский прием, что даже и не для всех приемлемый. Все так, но поскольку новаторский учебник, постоянно улучшаясь и дополняясь, издается уже десять лет, еще несколько месяцев погоды не делают, и странности учебника можно было бы рассмотреть в рутинном порядке, без неистовой спешки и уж тем более — без ссылок на предстоящие выборы, «подарок президенту» etc. Министр же сумел несколькими фразами придать прогрессивному шарлатанству ауреол мученичества за правду, на снабжении каковыми ауреолами разных странных людей он теперь явно намерен специализироваться.
      Куда более удачный пример полемики на исторические темы явили кандидаты в депутаты от КПРФ. Акционер «ЮКОСа» А. П. Кондауров в интервью «Дейли телеграф» сообщил, что «Энгельс был олигархом». Видя, как смысл слова «олигарх» неудержимо разрастается, заместитель Г. А. Зюганова И. И. Мельников счел необходимым разъяснить читателям «Дейли телеграф» ошибку А. П. Кондаурова, хотя и сделал это почему-то на страницах «Советской России». Согласно И. И. Мельникову, не всякий представитель бизнеса заслуживает такого звания, ибо «олигарх — это очень богатый человек, который встроен во власть, влияет на ее решения и позицию формальных руководителей всех структур власти». Поскольку до сих пор нет свидетельства тому, что королева Виктория вместе с Гладстоном и Дизраэли покорно плясали под дудку манчестерского предпринимателя Фридриха Энгельса, правильнее будет, оставив за ним звание основоположника, олигархом его более не именовать.
      Куда менее вразумительной была продолжающаяся полемика в демократическом стане. После того, как А. Б. Чубайс, наконец, оставил попытки объединиться с Г. А. Явлинским и вопрос был закрыт, к нему вернулся сам Г. А. Явлинский, заявив: «Мы за объединение всех честных демократов. Именно такими честными демократами являются представители партии «Яблоко». Найдете других — скажите».
      Из заявления следует, что: а) честные демократы уже объединились в «Яблоке»; б) других честных демократов нет. Тогда непонятно, зачем выступать за объединение честных демократов, если оно уже во всей своей полноте произошло. Вероятно, Г. А. Явлинский намерен дополнительно объединить своих приверженцев с какой-то новой, доселе неслыханной силой. [an error occurred while processing the directive]