[an error occurred while processing the directive]

Прокурорские и антверпенские. — Послание к Шувалову о вреде минералов. — Байрон на судне. — «Мне сперва нужно позвонить в политодел 18-й армии». — Новый борец с ЧКГБ. — «Икота, икота, перейди на Федота...»


      Известия № 22.11.03
      К числу заслуг Генпрокуратуры РФ перед мировой экономикой следует отнести заметный подъем на длительное время стагнировавшем рынке драгоценных камней. На этой неделе один наш соотечественник приобрел в Женеве бриллиант весом в 69.93 карат за 4850 тыс. шв. фр., другой компатриот приобрел в Лондоне розовый бриллиант весом в 70.39 карат за 100 млн у. е. Еще в Женеве был продан третий в мире по величине сапфир (478 карат, 1700 тыс. шв. фр.), но тут покупатель (возможно, тоже наш человек) явил себя безродным космополитом, отказавшись назвать свою принадлежность.
      Уникальные драгоценные камни имеют двоякое назначение. С одной стороны, они находятся в сокровищницах владетельных особ, символизируя блеск их тронов, с другой стороны, по их компактности и соотношению «цена/вес», они искони называются «валютой беженцев». Каковы бы ни были намерения прокуроров — то ли укрепить общественное преклонение перед блеском бизнеса, то ли напомнить этому самому бизнесу о преимуществах компактных сокровищ перед активами более тленными, — в любом случае аукционисты Женевы и Лондона, равно как и антверпенские ювелиры должны неустанно хвалить Б-га, за то, что Он ниспослал им в помощь тт. Устинова и Колесникова. Что, конечно, не помешает т. Колесникову, уже интересовавшемуся сокровищами ЦБ, направить внимание власти также и на владельцев частных сокровищ, обратившись для этого к замглаве администрации президента, ответственному за экономику, с прокурорским посланием «Неправо о стекле те думают, Шувалов, // Которые его чтут ниже минералов» и потребовав привлечь любителей минералов к суровой ответственности.
      Хотя, судя по недавнему казусу с авторской программой «Намедни» Л. Г. Пафенова, в высших сферах озабочены вовсе не минералами и даже не экономикой en gros, а более насущной тематикой — смелыми разоблачениями верховных нравов, произведенными журналисткой Е. Н. Трегубовой в книге «Байки кремлевского диггера». Иначе трудно объяснить, какая была надобность судорожно снимать с московского выпуска сюжет о книге, уже все равно прошедший на Сибирь и Дальний Восток. Пока что от этой истории выиграли только две персоны. Во-первых, генпрокурор В. В. Устинов, которого правление Союза Журналистов призвало возбудить против гонителя свободы гендиректора НТВ Н. Ю. Сенкевича уголовное дело с перспективой получить до трех лет — наконец-то и прогрессивная общественность признала право т. Устинова усиленно возбуждать и сажать, право, в котором она так долго ему отказывала. Во-вторых, гендиректор выпустившего книгу издательства «Ad marginem» А. Т. Иванов, которого коллега-гендиректор НТВ снабдил превосходной рекламой. Циники предположили бы, что такой превосходный PR мог быть оказан не иначе, как на возмездной основе, что, конечно, неверно, хотя и непонятно, что хуже и глупее — рекламировать адмаргиналов за деньги или же безвозмездно.
      Это при том, что никакой нужды в столь нервных действиях не было. Записки про бытовую сторону жизни знатных людей — жанр столь же распространенный, сколь и скучный, и А. С. Пушкин был глубоко прав, когда писал П. А. Вяземскому: «Охота тебе видеть Байрона на судне». Хотя предметом внимания Е. Н. Трегубовой был не Байрон, а другой и всем нам ведомый избранник, а до описания судна дело, благодарение Богу, не дошло, скуки от того меньше не стало. А что государственные мужи, и так-то не являющиеся героями и полубогами, еще менее являются ими в общении с обслугой, известно давно, тут и кремлевских баек не надо. В книге, конечно, есть важный комический элемент, но для Кремля он вряд ли не страшен, ибо основан на четко выраженном представлении автора о своей роли в отечественной и всемирной истории. Анекдот эпохи зрелого социализма гласил: «Товарищ Сталин, разрешите начинать операцию «Багратион»! — Подождите, маршал Жуков, мне сперва нужно позвонить в политотдел 18-й армии полковнику Брежневу». Судя по книге, ни одно важное государственное мероприятие Кремля также не обходилось без звонка в политодел обозревателю Трегубовой. Уже этого было бы довольно, чтобы встречать юмористическую книгу добродушным приветствием — а вместо этого какие-то неприличные дергания, хотя давно известно, что суетливость не к добру.
      С другой стороны, без устроенной Н. Ю. Сенкевичем рекламы на канале НТВ, журналистка могла бы утратить звание самого убежденного демократа наших дней, ибо на это звание с не меньшим правом претендует лидер КПРФ Г. А. Зюганов. Заочно дебатируя с лидерами «Единой России», обвинившей КПРФ и "Росагромпромстрой" в связях с олигархами и чеченскими террористами, Г. А. Зюганов указал, что душевное состояние лиц, выдвигающих такие обвинения — «предмет для психиатра», после чего, все же не передоверяя дело психиатру, сам разобрал психические и политические качества своих обвинителей — б. директора ФСБ Н. Д. Ковалева и практикующего полицмейстера Б. В. Грызлова. Насчет Ковалева лидер КПРФ заметил, что тот явно переаутал Охотный ряд с Лубянкой, Грызлова же поименовал «другим защитником госбезопасности».
      Примечательно, что оба слова — и «Лубянка» и «госбезопасность», как название известного учреждения (в сущности — смягченный вариант «гэбухи») — до сих пор употреблялись только лицами демократических убеждений. Люди, более лояльные к рыцарям революции, употребляли другие обороты. Зюганов же сегодня в своем неприятии органов исполнился идеологии участников демократических митингов 1990 г., любивших скандировать: «Долой КГБ!». Так сбылось пророчество, согласно которому КПРФ суждено преобразоваться в партию социал-демократического направления — зюгановские проклятия зловещей Лубянке тому порукой.
      Более того: в ходе своей с.-д. эволюции Г. А. Зюганов избавился от своего прежнего болезненного пристрастия к А. Б. Чубайсу. Прежде лидер КПРФ поминал председателя РАО «ЕЭС» с той методичностью, с которой иной россиянин уснащает свое речь междометиями нецензурного характера — теперь же в качестве князя тьмы вместо Чубайса выступают ангелы госбезопасности. Впрочем, не успел Г. А. Зюганов излечиться от навязчивой чубайсофобии, как эта хвороба тут же перекинулась на патриота Д. О. Рогозина, который теперь клеймит А. Б. Чубайса, как Г. А. Зюганов и А. Н. Илларионов вместе взятые. Что делать? — эта страсть лечится только временем. Остается ждать, когда пыл прыткого юноши иссякнет и он поймет нынешнюю правоту умудренного жизнью и Лубянкой Геннадия Андреевича. [an error occurred while processing the directive]