[an error occurred while processing the directive]

Политические партии и Хопер-Инвесты


      Известия № 13.11.03
      Отказ «Единой России» от предвыборных дебатов служит иллюстрацией к хрестоматийному «Власть исходит от народа, но куда она уходит и куда она приводит?». При всем идеализме тезиса о том, что власть исходит от народа, доселе сохранялся хотя бы рудимент этой возвышенной нормы — в предвыборный период лица, домогающиеся власти, стараются быть любезными избирателю. На следующий день после выборов и на следующие 3 года 11 месяцев они про него забывают, но хотя бы 1 месяц из 48 был для избирателя. «Единая Россия» решила, что и этого слишком много. Между тем дебаты — это не только рудимент уважения к избирателю, это еще и последний плацдарм смысла, когда люди, домогающиеся власти, демонстрируют свою способность излагать осмысленные идеи. Они показывают (или не показывают — судить избирателю), что у них, кроме желания власти, еще есть что-то за душой и что-то под головным убором. Если вся избирательная кампания en gros есть одна большая политтехнология, то в ходе дебатов небольшое место все-таки оставляется истине, общественному благу и здравому смыслу.
      Вероятно, начальник штаба ЕР, огласивший отказ от дебатов, этого искренне не знал, ибо, с его точки зрения, дебаты — сугубая реклама, а партия власти выше этого. Выше или не выше — другой вопрос, но дебаты как раз и отличаются от рекламы тем, что они диалогичны и предполагают содержательный спор, а реклама монологична и не предполагает ничего, кроме долбления по голове. Монологичность рекламы вообще есть ее квалифицирующее свойство. Невозможно не только увидеть, но даже и представить себе размещаемый на правах рекламы честный и открытый спор между двумя производителями пива или двумя сотовыми операторами на тему, чей продукт лучше. Ибо спор по существу понуждает потребителя внимать рациональным доводам и напрягать кору головного мозга. Реклама же, мало того что призвана действовать исключительно на подкорку, — она призвана еще и гасить рациональные импульсы типа «А зачем мне это надо? А все ли тут так хорошо, как мне говорят?» etc. При наличии этой крайне важной для заказчика задачи — гасить ratio — диалог безусловно исключен. Не приведи господи, в споре родится истина. И чего я с ней буду делать? Убытки считать?
      На заре постсоветского рынка разум угашался эффективнейшим образом — см. незабвенного Леню Голубкова. Леня господствовал, а сколь-нибудь осмысленных экономических дебатов публике не предлагалось вовсе, что впоследствии реформаторы признали одной из своих тягчайших ошибок. Тем не менее очень дорогой ценой общество наконец осознало, сколь важно вникать в вопросы хозяйства по существу, и, явись сегодня Леня вновь, он оказался бы не у дел.
      В политике же глумливый голос «Па-а-верила! АО «МММ»!» звучит по-прежнему, потому что никогда и не умолкал. Ибо политика, то есть внятный и открытый разговор с обществом по существу, если и звучит, то на самых дальних задворках. На широких просторах нет ничего, кроме политтехнологии, то есть все того же рекламного долбления в подкорку.
      Конечно, из этого еще никак не следует, что, обратившись к спорам по существу, наши политики тут же явят нам содержательность, достойную платоновских диалогов. В споре, кроме истины, в большом количестве будут рождаться также брызги слюны, клочья шерсти etc. См. хотя бы споры в экономическом сообществе, где вроде бы все по существу, а между тем сколь красочно. Тем не менее есть одна очень важная разница. При споре по существу, в рамках истины и здравого смысла квалификация «шарлатан» является убийственной, и с тем, кто удостоился такого клейма, не будут разговаривать. В рамках же политтехнологического подхода, когда важно любой ценой продолбить подкорку, звание шарлатана есть признание высочайшей квалификации технолога, и с кем же, как не с шарлатанами, в этом сообществе разговаривать. Другая разница в том, что провал политики — основание если не для покаянного «Прости, народ православный!», то хотя бы для серьезного кризиса и переосмысления. Провал шарлатанского одурачивания — это дежурный эпизод в вечной борьбе брони (головы избирателя) со снарядом (технологией). Какой кризис? — «Лох на это больше не ведется — изобретем новую разводку».
      Дебаты — очень четкий оселок. Если партия готова отстаивать свои идеи в честном и публичном споре — это все-таки партия. Хорошая или плохая — это другой вопрос. Если она не способна ни к чему, кроме освоения рекламного бюджета, — это не партия, а «Хопер-инвест». А хопер c инвестом заслуживают единственного ответа: «Я по субботам не подаю». [an error occurred while processing the directive]