[an error occurred while processing the directive]

Чубайса — в президенты
Чтобы не было за Россию обидно


      GlobalRus.ru 11.11.03
      При каждом терзающем Россию кризисе с томительным однообразием являются все те же — «ворон к ворону летит, ворон ворону кричит». Не диво, что, когда юкосовский кризис окончательно пошел вразнос, все знакомые лица тут же нарисовались. В.А. Гусинский указал, что если демократы «не найдут в своих рядах достаточно смелого человека, они должны выдвинуть (на президентские выборы 2004 г. — М.С.) Ходорковского. Он уже показал, что не боится Путина, бросив ему прямой вызов». Вторя заклятому другу, Б.А. Березовский сообщил, что М.Б. Ходорковский — «именно та кандидатура, которая может перевернуть ситуацию. Он узнаваем и может консолидировать региональных лидеров, бизнес и журналистов». Тройка «Ходорковский — Гусинский — Березовский» дает легко запоминающуюся аббревиатуру, и ХГБ против КГБ — это тот самый случай, когда на бой, на бой, в борьбу со тьмой.
      Конечно, даже и такая откровенная вампука, как борьба ХГБ с КГБ, имеет некоторые утешительные стороны. Если прогрессивная общественность будет упорствовать в этом начинании, по крайней мере мы будем избавлены от очередного явления кандидата Явлинского (В.А. Гусинский, как подлинно израильтянин, в котором нет лукавства, отмечает, что Явлинский баллотируется, «просто чтобы напомнить о своем существовании», то есть — надоел). Сторонников идеи «Ходорковского в президенты» можно найти только в электорате Явлинского, а если в президенты идет еще и Григорий Алексеевич, получается совсем уже неразумное дробление. Наиболее преданные адъютанты Г.А. Явлинского — С.С. Митрохин и А.Ю. Мельников давно уже служат мальчиками на побегушках у ЮКОСа и при наличии свистка переметнутся не глядя. Наконец, если бывшие и нынешние эксклюзивные спонсоры «Яблока» решат ставить на узника, то на какие шиши Григорию Алексеевичу вести кампанию? на членские взносы?
      С другой стороны, во всяком разговоре начистоту есть свои достоинства. Если троица ХГБ открыто выступает в качестве политических и духовных лидеров прогрессивной общественности — что-то вроде Маркса-Энгельса-Ленина на праздничных плакатах советской эпохи, такую ясность надо, в конце концов, приветствовать. В ответ на очередное благопотребное многоглаголание поклонников вольности и прав можно будет отвечать: «Да-да, Ходорковский, Гусинский, Березовский, знаем, слышали».
      Однако на этом утешительность и кончается, а дальше начинаются совсем неприятные вещи, ибо дело идет к лживой поляризации, способной зараз уничтожить и понятие России, и понятие свободы. Потому что при таком раскладе кандидатов (спарринг-партнеры Зюганов и Жириновский не в счет, а о Явлинском все сказал нелицеприятный Гусинский) сказанные важнейшие понятия олицетворяются максимально отвращающим образом — как злая пародия и только.
      Еще на заре ныне так успешно пошедшего проекта «Реставрация» (управляемая реакция тож), когда объектом пересмотра был всего лишь гимн, автору доводилось слышать, может быть, отчасти грубую, но зато весьма точную оценку гениального политтехнологического проекта — «приступ острого лукомудия». В соответствии с пословицей о том, что достаточно ухватить черта за волосок, чтобы он вцепился тебе во всю бороду, проекты управляемого лукомудия вошли в неуправляемую фазу, когда проблемы власти и хозяйства решаются наихудшим и общеопасным способом, когда угрожающие правовые прецеденты начинают громоздиться один на другой, а верховный правитель в своем очевидном для всех слабодушии не находит сказать ничего, кроме грубых угроз и неудовлетворительных софизмов. Разнуздание агентов власти в сочетании с неспособностью власти брать на себя ответственность за моделеобразующие для всей страны решения — все это не может восприниматься иначе, как злейшая насмешка над идеалами государственничества и державной силы.
      Объявление ХГБ истинными поборниками человеческой свободы и достоинства есть столь же злейшая насмешка. Объявлять своеволие хищников, обезумевших от золота, идеалом просвещенной свободы — значит на долгие времена замарать это наиважнейшее понятие несмываемой грязью.
      Если признать, что единственно содержательное противостояние идет сегодня по линии КГБ — ХГБ, если согласиться с тем, что выбор России «или прокуроры, или обер-воры, а третьего не дано», тогда Россия действительно проклятая страна, из которой можно только валить, и чем быстрей, тем лучше. Будь это на самом деле так, нам оставалось бы только сидеть и плакать на реках Вавилонских, но, прежде чем плакать, стоит озаботиться вопросом: точно ли это так, точно ли мы уже вообще не можем сделать в рамках проклятого «третьего не дано», точно ли эти рамки несокрушимы.
      Ведь в России уже сложилась — и немалая — общность людей, исповедующих более разумные и здравые воззрения и на державу и на свободу. Держава, удерживающая людей от беззаконной войны всех против всех, — необходимейшее достояние, но эта держава должна быть в силе спокойная, а не своевольно дурная, ибо всякое лукомудие есть лишь обезьянья пародия на державу, эту державу только разлагающая и ведущая к бедствиям. Точно так же свобода есть бесценный дар, однако она должна быть достойной и ответственной, ибо безумное своеволие подданных столь же пагубно, сколь и безумное своеволие власти. В рамках этого либерально-консервативного (или же, если угодно, либерально-имперского, по Чубайсу) мировоззрения, которое, подчеркнем, не является достоянием лишь редкостных оригиналов, а довольно-таки распространено и может распространяться и далее, все эти КГБ и ХГБ суть не более чем пустые болвашки, ложь которых можно и должно изобличать. Существует слишком много людей, для которых в понятиях «Россия» и «свобода» нет противоречия, и которые с равно искренним чувством и произносят «Наша слава — русская держава» и говорят о свободной и раздольной родине. Для таких людей представляется равно неприемлемым как быть статистом в чужой для них игре прокурорских и ходорковских — «всех бы их, развратников, в один мешок и в море», так и расписываться в окончательном политическом идиотизме, удаляясь от президентских выборов вообще. Исповедующему принципы гражданственности и ответственности предаваться идиотизму все-таки постыдно.
      Чтобы не быть ни просто идиотом, радостно принимающим в чужом пиру похмелье, ни идиотом политическим, уклоняющимся от судеб родины даже и тогда, когда эти судьбы весьма тревожны, необходимо сделать два четких заявления. Для кремлевских — «С ВАМИ — мы не государственники!». Для хищников и кормящихся при хищниках общечеловеков — «С ВАМИ — мы не либералы!». Из этих двух вытекает третье — «Мы — либеральные государственники и считаем себя обязанными наконец-то выступить в качестве политической силы, ибо любая другая позиция была бы бесчестьем и для нас, и для России. Чубайса — в президенты». Раньше казалось, что с этим делом можно еще тянуть, но — спасибо В.В. Путину и М.Б. Ходорковскому хоть за это — дело дошло до того, что тянуть уже невозможно. Alea iacta est.
      Скажут: «Почему Чубайса?» Ответим. Из важных политических деятелей на сегодня он — единственный, кто хоть как-то, пусть коряво, но озаботился важнейшей для нашей земли идеей соединения России и свободы. Другие заботились о чем-то совсем другом, однако, если есть другие соображения по кандидатурам — Бога ради, ибо дело не в Чубайсе, а в России и свободе, и если есть кто-то лучший (хотя его и не очень видно), пусть будет лучший, но кто-то обязательно должен быть, ибо нельзя более противопоставлять обезьянам государственничества и обезьянам либерализма ничего, кроме общих рассуждений и пустого места. Ни Бог, ни история нас не поймут.
      http://www.globalrus.ru/opinions/135268/ [an error occurred while processing the directive]