[an error occurred while processing the directive]

Управляемая демократия пошла юзом


      Известия № 06.11.03
      По итогам октябрьских событий 2003 года можно утверждать, что выборы в Думу пройдут во много более турбулентной обстановке, нежели было принято считать еще две недели назад.
      Оппозиционные партии — слева и, в особенности, справа — получили сильный повод для мобилизации электората. При застойном бытии уклонение от выборов многим представляется делом нормальным. Все идет, как идет, день да ночь — сутки прочь, и чего участвовать в пустой комедии. После октябрьских событий бытие смотрится каким угодно, но только не застойным, и дополнительная явка на выборы может поломать все прежние расчеты.
      Отставка А. С. Волошина была для Кремля в высшей степени смелым шагом. При Волошине управляемость демократии была доведена до совершенства. Лидеры партий, а в особенности — лидеры созданных администрацией партийных химер ходили в Кремль как на работу, и хитроумнейшая машина беспрестанных разводок и разруливаний крутилась без перебоя. Теперь за месяц до выборов, то есть в момент, когда исправная работа машины необходима Кремлю, как никогда, ее поставили на капремонт. Дело тут не в новом политическом направлении — хоть бы и прежнее, а в том, что всякая реорганизация — это попервоначалу всегда дезорганизация. Если же вместо прежнего слаженного дергания за веревочки начинается дергание хаотическое — или даже отсутствие всякого дергания, говорить об управляемой демократии довольно трудно. Часть гомункулосов от утраты непрестанно направляющей их внешней воли может вообще лишиться признаков жизни, другие химеры могут выйти в неуправляемый режим и на потеху избирателю начудить такое, до чего бы их деятельные кукловоды никогда не допустили. Руководитель единороссовского штаба уже объяснил отказ ЕР от теледебатов тем, что партия считает «нецелесообразным и опасным (sic! — М. С.)тратить время на рекламу и популистские выступления в телеэфире», и скорее всего это еще далеко не самое сильное из заявлений, ожидающих нас в ближайший месяц.
      Развал режиссуры представляется неизбежным, ибо, во-первых, кремлевские режиссеры и помрежи оказались в подвешенном состоянии дорабатывания, а от дорабатывающего трудно ждать сверхъестественной самоотдачи — при том, что в ближайший месяц она-то и должна быть сверхъестественной. Но даже если режиссеры, забыв о своей судьбе и своих обидах, будут работать неистово, есть та проблема, что марионетки не вовсе лишены чувств и склонны очень точно различать, кто за них дергает — тварь дрожащая или право имеющий. Поскольку с отставкой А. С. Волошина кукловоды из разряда право имеющих перешли в другую категорию, соответственно изменится и эффективность производимых ими дерганий. Куклы начнут сами разбираться, кто тут кукловод, а кто — так себе, что приведет к надлежащей управляемости процессом. Будь у сконструированных партий хоть какая-то идеология, их поведение еще могло бы быть отчасти предсказуемо, но чего нет, того нет, так что нас ожидают немалые чудеса. Для полноты картины Конституционный Суд отменил наиболее анекдотические положения предвыборного законодательства, и пресса получает возможность относительно свободного освещения этих самых чудес. Можно, конечно, возразить, что невелика беда — Дума все равно ничего не решает (хотя как когда, сегодня не решает, а завтра — Бог весть). Но уж праймериз президентских выборов думские выборы точно являются, и уже поэтому нынешняя турбулентность Кремлю совсем не нужна. См. турбулентные выборы 1995 г. и большие проблемы года 1996-го.
      Ирония истории в том, что октябрьские события, так сильно повлиявшие на управляемость предвыборной ситуации, в немалой степени были вызваны как раз желанием эту управляемость восстановить и укрепить. Ни для кого не секрет, что успехи ЮКОСа в многостаночном партстроительстве вызывали беспокойство Кремля, поскольку богатая корпорация демонстрировала, что управляемой демократией можно заниматься не только из 14-го корпуса Кремля, но и с Загородного шоссе, и еще непонятно, кто кого переуправляет.
      Проблема была достаточно сложной, зато способ ее решения оказался максимально простым — «Так не доставайся же ты никому!». По итогам устиновских быстроты и натиска ЮКОСу действительно стало не до управления демократией, но в качестве издержек процесса та же судьба постигла и Кремль — хотя вряд ли, затевая кампанию, тамошние стратеги имели это в виду. Так обманчива бывает внешность: на первый взгляд — горячие поборники общественныой стабильности, а как доходит до дела — совершеннейшие шахиды. [an error occurred while processing the directive]