[an error occurred while processing the directive]

Период вечевого полураспада.. — Научно-техническое творчество молодежи. — Зорькин и deutsche Staatsrecht. — «И врагу поныне снится дождь пахучий и густой» — Из под глыб. — Молодец поп-хлыновец.


      Известия № 04.10.03
      Приехав в Берлин, «самый богатый российский бизнесмен» (так его официально титуловали немецкие хозяева посиделок) М. Б. Ходорковский внес, наконец, ясность в свой излюбленный тезис о тысячелетнем российском рабстве. До сих пор было трудно понять, что имеет в виду богатый бизнесмен, ибо он не указывал, чем Франция или Германия по состоянию на 1000 г. были принципиально свободнее Киевской Руси. Теперь выяснилось, что проблема строительства гражданского общества «возникла на Руси тысячу лет назад — после распада новгородского веча». Разгадка, впрочем, породила новые загадки — ведь, согласно ЮКОСовской хронологии, новгородское вече распавшееся где-то около 1000 г., еще спустя два с лишним века после своего распада успешно изгоняло князей (Александра Невского, например), а в 1478 г. для окончательного упразднения веча, пять веков, как не существующего, Ивану III понадобилось идти на Новгород с многочисленной ратью и после покорения города увозить с Волхова вечевой колокол, который к тому времени уже пятьсот лет, как не звонил.
      До последнего времени не было большой беды в том, что самый богатый российский бизнесмен не знаком с отечественной историей даже и в рамках школьного учебника. Для занятий научно-техническим творчеством молодежи, т. е. прихватыванием по комсомольской линии плохо лежащего казенного имущества, российские древности не являются профилирующей дисциплиной, и без них легко обойтись. Теперь, однако же, ситуация переменилась, и фонды М. Б. Ходорковского намерены преобразовывать сознание россиян, избавляя их от тысячелетнего рабства, а для такого научно-технического творчества молодежи минимальное знакомство с историей и культурой преобразуемой нации все же необходимо. С другой стороны, председательница комсомольского фонда «Открытая Россия» И. Е. Ясина неоднократно выражала свое отвращение к сохранившимся в школьной программе историко-культурным пережиткам — повести Ф. М. Достоевского «Бедные люди», например, отчего позволительно предположить, что в грядущей открытой России, свободной от тысячелетнего рабства, азы традиционного школьного образования будут совсем без надобности. Что, собственно, мы на примере образцовой державы Америки (также финансирующей ясинскую борьбу) давно уже и наблюдаем.
      Впрочем, что взять с открытых россиян, когда и повторный глава КС РФ проф. Зорькин оправдывает обильный набор конституционных полномочий президента РФ историческими аналогиями — «Так было в Бразилии в переходный период, так было в послевоенной Германии. Из кризиса надо выходить только при помощи сильной руки».
      Из кризиса можно выходить при помощи хоть сильной руки, хоть сильной ноги, хоть еще каким образом, однако ссылаться на опыт Бразилии, равно как и других латиноамериканских стран, не стоит, потому что у них все время переходный период от одного pronunciamento к другому, что вряд ли так уж достойно подражания. Что же насчет сильной президентской руки в послевоенной Германии, где бундеспрезидент — в отличие от бундесканцлера — наделен чисто представительскими полномочиями, то здесь налицо полный переворот в истории германского государственного права. Имя бессменно правившего ФРГ 14 лет первого бундесканцлера Конрада Аденауэра знает всяк, имя же первого президента ФРГ Теодора Хойса, который сильной рукой направлял Аденауэра, известно лишь историкам-германистам. Возможно, проф. Зорькин под послевоенной Германией имел в виду Германию межвоенную, она же Веймарская, где полномочия президента были шире, однако опыт выхода из кризиса при помощи сильной руки папаши Гинденбурга вряд ли может быть признан годным для широкого тиражирования.
      Зато в сильной руке и в строжайшем демократическом централизме крайне нуждается лидер КПРФ Г. А. Зюганов. Публицист С. Л. Доренко, прежде относившийся к коммунистам острокритически, теперь посетил Ставропольский край и «проникся духом и величием людей живущих там», ибо тамошние люди — «скалы, глыбы, человечищи». По итогам проникновения глыбы и человечищи из Кировского райкома КПРФ выдали публицисту членский билет за номером 00032519, о чем Г. А. Зюганов не знал, а узнав, ничуть не обрадовался, ибо при воспоминании о прошедших политических кампаниях ему «доныне снится дождь пахучий и густой, боевая колесница, г..нометчик молодой». Прежде от таких остроумных приемов страдал все больше Г. А. Явлинский, в поддержку которого эффективными политтехнологами устраивались демонстрации то геев, то проституток, теперь же по отработанной методике жертвы общественного темперамента бросились поддерживать Зюганова.
      В казусе со своим новоявленным дорогим сочленом коммунисты пали жертвой своих доборопорядочно-старомодных представлений о парторгработе. Вероятно, они допускали, что и коммунист может впасть в разложение, однако думали, что такая опасность подстерегает лишь коммунистов, находящихся на государственных должностях, что же до секретаря провинциального райкома, то какие у него возможности для разложения? Разве что пропить партийную кассу — так там блоха на аркане, да вошь на цепи, и на опохмел не хватит. Между тем ищущая мысль политтехнологов высоко оценила нижегородский опыт, где местный иерей за 500 у. е., возглашая: «Исайя, ликуй!», браковенчал пару содомитов. «Молодец поп-хлыновец за денежку и с родной матерью обвенчает», а с гей-партнером — тем более. Найти провинциальный райком КПРФ, во главе которого стоит такой же молодец поп-хлыновец, готовый выписать партбилет хоть В. И. Новодворской, было делом простейшей техники, тем более, что задача была даже проще, ибо венчание содомитов запрещено канонами, насчет же членства Доренко в канонах ничего не сказано — решения первички и конфирмации в райкоме достаточно для приема в члены КПРФ хоть кобеля рябого.
      Резвится Доренко по чьему-то указанию или (что, правда, сомнительно) за свой счет — это вопрос не слишком принципиальный, ибо наглое глумление над большой и уже системной партией (сколь бы она ни была идеологически неприятна) — удар не только по Зюганову (что еще можно пережить), а по общей политической конфигурации, которая и так стоит некрепко и обвал которой переживать будет не так приятно. Если это придумали в Лондоне — вопросов нет, странно было бы ждать оттуда чего другого, но если придумщики сидят ближе, их начальника можно поздравить — с такими шутниками нам и Бориса Абрамовича не надо. [an error occurred while processing the directive]