[an error occurred while processing the directive]

Быть избирательну участку пусту


      Известия № 25.09.03
      Итоги выборов петербургского губернатора не просто плохи, а очень плохи. 29%-я явка — это вообще очень мало, а от нее надо отнять еще 3% — из 29% явившихся, 11%, т. е.3% от общего числа избирателей пришли на участки только для того, чтобы проголосовать против всех. Итого лишь 26% граждан второй российской столицы выбирали главу города — остальные три четверти занимались обструкцией.
      Чтобы эти 26% светились, как «Мене, текел, фарес», надобно напомнить, что избирали все-таки главу исполнительной власти. В законодателях избиратель разочаровался давно, но выборы первого лица до сих пор привлекали его интерес. Теперь — не привлекают. Опять же Петербург — не то, чтобы совсем уже глухая депрессивная провинция, населенная отупевшими и ко всему безразличными людьми. Как-никак великий город с весьма сильно развитым местным самосознанием и достаточно серьезными претензиями, что вроде бы должно способствовать горячему неравнодущию к политической судьбе своего города, но — не способствует. Наконец, впечатляющая динамика явки: 1996 г. — 61%, 1999 — 47.5%, 2003 — 29(26)%. Когда самые убедительные мотивы, прежде надежно сзывавшие граждан к урнам, более не действуют, позволительно поинтересоваться, с чего гражданам быть сильно активнее на декабрьских думских и даже — horribile dictu — мартовских президентских выборах. Что до декабря, то законодательная власть всегда первая оказывается жертвой апатии, и непонятно, почему на федеральном уровне ее должна миновать чаша сия. Опросы РОМИР показывают, что 61% граждан мало или даже вовсе не интересуется думской кампанией. Что до марта 2004 г., то при всеобщей убежденности что у весенней кампании есть только один фаворит, тоже непонятно, с чего гражданам ломиться на участки. Идеологи и политтехнологи пали жертвой собственного рвения. Они столь долго и столь усердно показывали гражданам высочайшие рейтинги и произносили заклинания про «путинское большинство», что в конце концов большинство в заклинания и поверило, истолковав их в том напрашивающемся смысле, что все и так схвачено и чего нам суетиться, принимая в чужом пиру похмелье.
      Забота об электоральной стабильности и благообразии, завладевшая умами и кукловодов, и т. Вешнякова А. А., которые в результате доблагообразились до массового абсентеизма, психологически была понятна — слишком много позади было выборов, воспринимавшихся, как стихийное бедствие, и люди устали. Но дело в том, что какие-то атрибуты стихийного бедствия, а именно — потешной гражданской войны всяким настоящим выборам имманентно присущи. Партии и политики тузят друг друга кто как и чем во что, убеждая тем граждан, что борьба нешуточная и вопросы решаются жизненно серьезные. Благодаря потешной гражданской войне сбрасывается общественное напряжение и уменьшается угроза настоящего гражданского конфликта. Струп на плече от коровьей оспы тоже неэстетичен, но лучше он, нежели черная оспа на всем теле. Но эта простая истина в погоне за благочинием оказалась позабыта, и общественное напряжение, которое при нормальных выборах было бы более или менее надежно локализировано и канализировано, теперь непонятно где скапливается и непонятно когда и каким образом проявится.
      Другой грубейший просмотр нашего политического класса, который дождался презрительного «У вас своя свадьба — у нас своя свадьба», заключается в том, что все мудрые схемы с пробирочными партиями, административными ресурсами, пиар-чудесами, вешняковскими гарантиями избирательных прав граждан etc. строились на допущении, согласно которому граждане непременно придут на выборы в количестве, достаточном, чтобы обеспечить необходимую массовку. Полагая, что с чем — с чем, а с хором и статистами проблемы не будет, политики погрузились в разработку глубоких операций — аж до 2008 года. Им в голову не приходило, что все их сложнейшие конструкции построены на песке — при массовом абсентеизме легитимность конструируемых политизделий стремится к нулю, тщательно отрежиссированный спектакль впору отменять, а о 2008 годе пока что забыть, ибо дай Бог с 2003 разобраться. Между тем опасность грозная — перед нами такой тип глухого протеста, который не требует ни организации, ни агитации, ни какого-либо усилия. Не нужно ни выходить на площадь, ни даже вообще куда-нибудь выходить — достаточно дать волю своему искреннему безразличию.
      И теперь либо случится чудо, и за время, оставшиеся до выборов, политический класс образумится, либо «путинское большинство», во славу которого было пропето столько песен, лежа дома на диване, тихо доконает нынешнюю политическую систему. [an error occurred while processing the directive]