[an error occurred while processing the directive]

Captatio benevolentiae. — Трезвость — норма жизни. — Фигуристый Чубайс. — «Чертовски хочется поработать». — Чекисты и флэш-моберы. — «Tu l'as voulu, Georges Dandin» — Проект «Реставрация-2».


      Известия № 13.09.03
      Предвыборная страда предполагает упражнения в риторике, и лидер СПС Б. Е. Немцов взял на вооружение прием, именуемый «домогательство благосклонности». В последний месяц умом лидера владеет фраза П. А. Столыпина «Мы ставим не на слабых и пьяных, а на сильных и трезвых», и Б. Е. Немцов решил именно ею снискать благосклонность, указав, что, глядя на делегатов съезда СПС он видит граждан, соответствующих его идеалу, а именно — бодрых и трезвых.
      Риторический эффект вышел немного двусмысленный, ибо избранный Немцовым эпитет имеет тонкие смысловые нюансы. Будучи употребленным, как у Столыпина, абстрактно-собирательно, он действительно содержит в себе указание на ряд превосходных качеств — твердость, ответственность, благоразумие, основательность etc. Если же эпитет используется для характеристики конкретных людей («Иван Иванович и Сидор Карпович — бодрые и трезвые»), богатство смыслов сужается, ограничиваясь простой констатацией того факта, что Иван Иванович не пьян. В результате немцовская captatio benevolentiae свелась к указанию на то, что в десять утра среди делегатов съезда нет ни одного накушавшегося. Что в принципе похвально, но вряд ли является уникальной правой добродетелью. В соответствии с поправками к Закону о гарантиях избирательных прав граждан и в расчете на ценные подарки со стороны тов. Вешнякова А. А. автор считает необходимым указать, что наряду с делегатами СПС к моменту начала работы соответствующих мероприятий бодрыми и трезвыми были также делегаты съездов КПРФ, ЛДПР, «Яблока», Партии Жизни, движения «Новый курс — Автомобильная Россия» и прочих избирательных объединений, их же имена Ты веси, Господи.
      Хотя бодрость бодрости рознь, и политтехнологи, работавшие с А. Б. Чубайсом, внушили ему, что необходимо быть не просто бодрым, но сверхъестественно бодрым — примерно как в рассказе М. М. Зощенко про всемирноученого старичка-профессора, делавшего опыты на собачках, который как-то обратился к собачнику, поставлявшему ему материал для опытов: «Что-то ты мне, братец, паршивых собачек приводишь. Завтра я делаю важный опыт, так ты доставь мне собачку фигуристую, чтобы она, стерьва, бодрилась бы под ножом». В соответствии с рекомендациями всемирноученого профессора председатель РАО «ЕЭС» стал необычайно бодриться и в подражание старинному лидеру правых Е. К. Лигачеву, некогда прославившегося фразой «Чертовски хочется поработать!», фигуристо заявил, разумея грядущие выборы, что «у нас наметилась впереди полномасштабная политическая битва или, проще говоря, хорошая драка».
      Бодрые речи А. Б. Чубайса немного контрастировали с общественными настроениями, отличающимися скорее апатичностью, нежели горячей вовлеченностью в намечающуюся хорошую драку. Сколь-нибудь боевое настроение намечается разве что у политтехнолога Г. О. Павловского, не устающего разоблачать засевшую в Кремле чекистскую группировку, которая покушается лживо говорить от имени путинского большиества. Чтобы лидер правых не оказался плохим пророком, остается попросить Г. О. Павловского, чтобы тот дал указание своим пиарщикам вывести к кремлевской стене большое количество молодых людей, которые станут дружно скандировать: «Сечин, низкий трус, выходи!». Из Спасских ворот гурьбой выбегут православные чекисты, между ними и павловскими флэш-моберами, наметится полномасштабная политическая драка, но тут прибежит А. Б. Чубайс и всех отметелит.
      Хотя рвение Г. О. Павловского, обличающего православных чекистов, которые обратили свои алчные взоры на имение богатейших олигархов, представляется не вполне последовательным. Если бы с обличениями выступил непреклонный в своих убеждениях демократ, сохранивший в чистоте идеалы начала 90-х., это было бы понятно — представление о частной собственности, как священной и неприкосновенной, и о приватизации (в том числе и экспортных сырьевых отраслей), как о безусловном благе, органически входит в либеральный символ веры. Беда в том, что Г. О. Павловский принадлежит к другому приходу и молится совершенно другим богам. Именно сегодняшний борец с чекистами был автором проекта «Реставрация». Проект предусматривал не просто подведение черты под эпохой 90-х, но и восстановление важных идеологических атрибутов эпохи предшествующей. Михалковский гимн при усиленном лоббировании Г. О. Павловского вернули, Железного Феликса на Лубянскую площадь — не успели, но не политехнолог в этом виноват — он старался как мог, объясняя всю безобидность и даже полезность такого рода мероприятий.
      Войдем же теперь в положение православных чекистов. Если можно (и главное — нужно) с легкостью упразднять важнейшие символы посткоммунистической эпохи и восстанавливать символы эпохи предыдущей, мотивируя это тем, что путинскому большинству это весьма приятно, да и ельцинская эпоха была весьма дурна, то, руководствуясь элементарной логикой, гипотетический чекист заметит, что весь этот проект очень хорошо применим также и к олигархическому капиталу. Являясь продуктом революционной эпохи и к тому же обладая в глазах большинства россиян немалым символическим значением (несколько более сильным, нежели «Патриотическая песня» М. И. Глинки, так их якобы раздражавшая), и при том значением сугубо негативным, олигархат тем более подлежит замене на какое-то очередное михалковское изделие. Бесспорно, антиолигархический союз шествующих под православной хоругвью кремлевских чекистов и финансовых спекулянтов представляет собой зрелище сильно на любителя, но ничуть не более, чем идеологические эмблемы, склепанные политтехнологом для проекта «Реставрация» — новый союз всего лишь является их творческим развитием.
      Различие между реставрационным проектом и православным чекизмом есть только одно. Силовики играют на реальных чаяниях народных, поскольку гипертрофированная роль олигархов в экономике и политике действительно является проблемой. Проект «Реставрация» возник на ровном месте и ни на какие страстные чаяния не отвечал, будучи абсолютно головной конструкцией. Единственный реальный результат дивотворного проекта мы наблюдаем ныне — православные чекисты увидели отмашку и рассудили, что весьма многие установления 90-х гг. ныне ничтожны, и почему для приватизации крупной госсобственности должно быть исключение. Будем ждать, покуда С. В. Белковский и И. Э. Дискин, обменивающиеся с Г. О. Павловским любовными записками, разъяснят это в очередной lettre d'amour под названием «Проект «Реставрация-2». [an error occurred while processing the directive]