[an error occurred while processing the directive]

Завлаб в Багдаде
Что-то не в порядке с мозгами у американских освободителей


      GlobalRus.ru 11.09.03
      Ликующее сообщение Б. Е. Немцова о том, что Е. Т. Гайдар призван Временной администрацией по управлению Ираком давать советы по рыночного реформированию тамошнего хозяйства, вызвало в основном остроскептическую реакцию. Поскольку по прошествии двенадцати лет после экономического коллапса осени 1991 года об Гайдара не вытирает ноги только ленивый — дело забывчиво, а тело заплывчиво, — то и комментарии сводились к более или менее остроумным шуткам насчет того, как Е. Т. Гайдар, уничтожив так процветавшую в 1991 г. отечественную экономику, сделает то же с экономикой иракской.
      Между тем вопрос о том, является ли Е. Т. Гайдар экономическим чародеем или же его слава по этой части преувеличена, особого касательства к багдадскому сюжету не имеет, ибо проблемы иракского хозяйства заключаются совершенно в другом. Дело там не в чародействе и, собственно, даже не экономике, а в отсутствии того минимального полицейского порядка, когда хотя бы на улице не грабят и не режут. А также не стреляют и бомбы не рвут. Поскольку Гайдар является экспертом лишь по военной реформе вообще, но никак не по уставам гарнизонной и караульной службы, а равно и службы полицейско-оккупационной, то, что он, собственно, может присоветовать? «Наведите сперва в оккупированной вами стране минимальный порядок, а затем уже спрашивайте чудодейственных экономических советов», — это единственный возможный совет. Кстати, в присущей ему деликатной манере Гайдар сказал именно это, отметив, что 90 % проблемы иракского хозяйства — это проблемы политические, связанные с отсутствием государственных институтов как таковых. К тому можно добавить лишь, что не 90, а пожалуй, что и все 99% и к тому же непонятно, зачем при таком здравом понимании положения дел вообще туда ехать, но, с другой стороны, почему бы вольному человеку и не съездить. Путешествия развивают.
      Более странна логика американцев, решивших, что полезные советы посткоммунистических реформаторов — это тот архимедов рычаг, которым можно вытащить Ирак из его нынешнего состояния. Ведь наряду с Гайдаром к реформированию постсаддамовского хозяйства призван и Март Лаар, возглавлявший эстонское правительство в 1992 году. Дело опять же не в том, хороши Гайдар и Лаар или плохи, а в том, что страны, правительства которых они в 1992 г. возглавляли, не стояли перед проблемой неконтролируемой низовой анархии. Хозяйственные трудности были хуже некуда, но (за исключением Чечни в составе РФ, а Ирак — сплошная такая Чечня) терроризма не было, массово разрушенной инфраструктуры — не было, массовых грабежей и погромов — не было, и даже разбитых стекол было минимально, а Эстония без них и вовсе обошлась. Речь шла о том, что сам Гайдар сильно позднее называл «дефибрилляционными мероприятиями», т. е. о запуске доселе отсутствовавших как класс простейших механизмов потребительского рынка, каковой рынок по идее должен был вослед вытащить хозяйство страны из пропасти — на иной взгляд, хоть и не без потерь и даже тяжких, и вправду вытащил. В Ираке же, где, как положено, есть восточный базар, которому и Саддам был нипочем, такие простейшие механизмы запускать нет надобности — они и так есть, и в героической дефибрилляции базара нет необходимости.
      Бесспорно, для приведения иракского хозяйства в сколь-нибудь пристойное состояние одним базаром не обойдешься, потребуются и правительственные мероприятия, и притом из разряда непопулярных, ибо приятными и популярными способами из таких ситуаций не выходят. Однако, и у Гайдара и у Лаара в 1992 г. было то важнейшее преимущество, которого у американской администрации сегодня нет и не предвидится — кредит доверия, основанный на западнической идее. Сегодня можно сколько угодно обличать западнический идеализм 1991-92 гг., но минимально честный человек не вправе отрицать, что такое имело место и что идея вхождения в круг богатых и свободных стран Запада через демократию и рынок владела умами. Тем более это относится к Эстонии (и вообще к Восточной Европе), где идея возвращения на Запад любой ценой была столь сильна, что позволяла проводить весьма жесткую политику непопулярных мер и затягивания поясов.
      В Ираке же мы наблюдаем абсолютно обратную картину. Запад — в лице Америки и ее сателлитов — рассматривается не как светлый идеал, к которому, задрав штаны, все бегут, не боясь лишений, а как объект для систематического отстрела и минно-взрывной работы. Главное условие раннего посттоталитарного реформаторства — та мечта о Западе, которая позволяет принимать из рук нового правительства горькие лекарства, ибо они рассматриваются, как необходимые, — эта мечта не то что отсутствует, но наблюдается полная ей противоположность. Тут предлагать сколь угодно целительные лекарства бессмысленно, ибо из рук этого врача не примут ничего. Вспомним историю с лекарствами блаженной памяти премьера В. С. Павлова — с большой ли охотой их принимали? Между тем, хотя Павлов и был нелюбим в народе, но вряд уж так сильно, как американцы в нынешнем Ираке.
      Неизвестно, приходила ли эта мысль в голову Гайдару и Лаару, но то, что Временной администрации неизвестно это sine qua non минимально успешного реформаторства, само по себе свидетельствует о большой разрухе в головах американских освободителей, в горячечной надежде взыскующих чуда и готовых хвататься за любую соломинку.
      http://www.globalrus.ru/comments/134599/ [an error occurred while processing the directive]