[an error occurred while processing the directive]

Лечение экономики по Мольеру. — Влюбленный доктор. — Два вида гангрены. — Return of the King. — Мнимый импотент или торжество любви. — Трудные выборы 2003 г. — Добродетельная академия.


      Известия № 23.08.03
      В честь пятилетия дефолта 1988 г.советник президента РФ по экономике А. Н. Илларионов вновь призвал неустанно откачивать ликвидность из российской экономики — «стерилизация, причем стерилизация денежных средств на разных уровнях (...) Именно для этих целей создается стабилизационный фонд, средства которого могут быть использованы исключительно за пределами национальной территории». Полемизируя с условными оппонентами, вопрошающими: «Как так, у нас это не сделано, то не сделано, там не построено, там течет, там разваливается, и вы хотите все эти деньги отдать туда?», советник твердо отвечал: «Да, все те деньги, которые получаются в результате прихода излишних долларов».
      Уразуметь связь между проблемами 1998 г., когда бюджету, подсевшему на иглу ГКО, уже не хватало денег даже на зарплату личному составу МВД, и проблемой сегодняшнего дня — «как избавиться от излишних долларов», довольно сложно и в маниакальной зацикленности советника на идее, как бы выкачать побольше ликвидности из России, есть нечто мольеровское. Излюбленным героем великого комедиографа был доктор, знающий только два лечебных средства — кровопускание и клистир, и применяющий их с истинно илларионовской настойчивостью. Для сохранения идейно-художественного единства В. В. Путину следовало бы отказаться от услуг Кремлевки, где полы паркетные, врачи анкетные, исповедующие к тому же вредную идею о том, что набор лечебных средств в принципе не ограничивается двумя вышеназванными, и назначить лейб-медиком какого-нибудь влюбленного доктора, который будет пользовать гаранта конституции исключительно по Мольеру-Илларионову.
      Естественно, что у влюбленного доктора не обошлось и без комментария по поводу электрической гангрены в США и Канаде и гангрены семибатюшной, возглавляющей РАО «ЕЭС», причем в некотором противоречии с прежним тезисом о том, что российская энергетика переинвестирована и в требуемых А. Б. Чубайсом новых мощностях нимало не нуждается, теперь выяснилось, что во избежание гангрены необходимо «наличие значительных резервных мощностей». Так что вопрос о том пере- или недоинвестирована российская энергетика, запутался окончательно.
      Электрический же антагонист советника избрал себе благую долю. Покуда другие богатые русские туристы, проклиная все на свете, изнывали в Европе, пораженной неслыханным зноем, дальновидный А. Б. Чубайс отдыхал среди льдов и эксимосов в не затронутой зноем Гренландии. Приполярная прохлада способствовала охлажденным рассуждениям, по итогам которых председатель РАО «ЕЭС» принял решение баллотироваться по спискам СПС под третьим нумером. Комментируя решение Чубайса, знатный социолог, руководитель ФОМ А. А. Ослон указал: «Он внесет в восприятие СПС ту струю, которая сегодня отсутствует — он внесет дееспособность или потенцию, как это называется в жизни».
      Из жизненных рассуждений Ослона можно было сделать вывод, что до явления Чубайса из Гренландии руководство СПС страдало тяжкой импотенцией, что, однако, совершенно неверно — в день исторического чубайсова решения бульварная «Экспресс-газета» поместила рассказы некоей модели Насти про ее тайные свидания с лидером СПС Б. Е. Немцовым, из которых следовало, что ни о какой недееспособности лидера речи не идет — как говорил по сходному поводу т. Сталин, «завыдовать будэм». Вероятно, желая подчеркнуть героизм третьего номера — «В СПС в нужный момент откуда-то на помощь выскакивает ковбой, который всех спасает», — социолог счел возможным подвергнуть Б. Е. Немцова притворному злословию, чтобы образ ковбоя Чубайса выглядел более ярко и выпукло.
      Тем временем мнимый импотент Немцов подверг непритворному злословию тяжкие условия, в которых ему приходится работать — «выборы-2003 отличаются от выборов-1999, как Ледовитый океан от Черного моря, сейчас уже фактически не осталось ни одного независимого федерального телеканала, а манипуляция общественным мнением стала повседневным явлением».
      Сказать, чтобы повседневной манипуляции общественным мнением не наблюбдалось в 1999 г., было бы слишком смело. Что пролужковская (тема «семьи» в гусинских СМИ), что антилужковская (С. Л. Доренко, рассказывающий про принадлежащего мэру супержеребца и про многое другое) пропаганда вряд ли так уж чуждалась манипуляции. С другой стороны, активно действовавший в кампанию 1999 г. независимый федеральный канал НТВ особенной помощи СПС не оказывал, целеустремленно агитируя за немцовских соперников — «Яблоко» и лужковское «Отечество», а пропагандная помощь если от кого исходила, то как раз от столь нелюбезных сегодня Немцову зависимых федеральных каналов. Впрочем, несмотря на отсутствие гусинских и березовских телеканалов, СПС, согласно Б. Е. Немцову «готов участвовать в выборах в любой обстановке, поскольку образованные, работящие и трезвые люди должны иметь свое политическое представительство в Госдуме».
      Тут не вполне понятно, кого имел в виду лидер СПС под трезвыми людьми — то ли людей здравомыслящих, то ли воздерживающихся от вина, поскольку эти подмножества не всегда совпадают. Как вяснилось, среди множества академий, появившихся в РФ, имеется и Международная академия трезвости. До сих пор академией именовалось собрание мужей, особо сведущих в науках или же искусствах, тогда как трезвость не относится ни к тем, ни к другим, проходя по разряду добродетелей, поэтому имя учреждения звучит довольно дико — примерно, как академия целомудрия, хотя, возможно, и таковую вскоре учредят. Как бы то ни было, председатель оргкомитета добродетельной академии т. Маюров, сообщив, что через сто лет все население России вымрет от пьянства, противопоставил этой грозной картине картины более благостные — «периоды, когда вводился «сухой закон» (с 1914 по 1921 гг. и с 1985 по 1987 гг.). Вместе с угасанием кривой потребления в эти годы угасала и кривая смертности народонаселения и увеличивалась рождаемость».
      При Горбачеве сухого закона не было — был ряд ограничительных мер, да и сам исчисляемый период в два с половиной года, после которого опять пошло пьянство, слишком краток, чтобы делать сильные выводы. Что же до периода с 1914 по 1921 гг., включающего в себя мировую и гражданскую войны, массовые казни, повальные эпидемии и голод вплоть до людоедства, то, чтобы усмотреть в те годы снижение смертности народонаселения, нужна изрядная трезвость. [an error occurred while processing the directive]