[an error occurred while processing the directive]

Избиение студентов. — «Трудно свой хлеб добывал человек». — Как топить посольский камин. — «Дума про казака Войтылу». — Индустрия медвежьих услуг.


      Известия № 02.08.03
      Америка, как отмечали Ильф и Петров, это страна, в которой человек и природа соревнуются в рекордах. На сей раз в соревновании вышел вперед человек. Чиновники консульства США в Москве враз отказали во въездных визах по программе обмена более, чем трем тысячам московских студентов, объяснив массовое избиение младенцев тем, что младенцы, все, как один, неправильно заполнили анкеты на визу.
      Вообще-то даже по законам статистики хоть кто-то же из трех тысяч должен был случайным образом заполнить анкету правильно — однако статистика с теорией вероятностей были посрамлены, и не нашлось ни одного. Посрамление статистики тем более удивительно, что каждый из соискателей, подавая документы, заплатил по 100 у. е. Обыкновенно человек, оторвавший от себя такую сумму, более или менее внимательно следит за тем, что он пишет в бумажках, ибо не хочет, чтобы деньги пропали. Если это не были особо зажиточные студенты, имеющие обыкновение прикуривать папиросы от купюр с портретом Б. Франклина, столь единодушная небрежность достойна занесения в Книгу Гиннесса.
      С посла в Москве тов. Вершбоу и его сотрудников спрос невелик. Еще четыреста лет назад было замечено, что дипломат — это честный человек, отправляющийся за границу, чтобы лгать от имени своего правительства. Поэтому, когда тов. Вершбоу произносит какие-то особо убедительные объяснения, остается лишь философически отмечать: «Ты приглядись к нему, Ваня, внимательно: трудно свой хлеб добывал человек!». Менее понятно, чем думали в госдепартаменте и иных, еще более возвышенных учреждениях, ведающих проблемами молодежного обмена. Ведь этот обмен уже много лет, как почитается весьма важным делом, ориентированным на дальнюю перспективу. Три тысячи студентов из Москвы, где расположены лучшие ВУЗы России — это цвет нации. Не один и не два, а многие из них лет через двадцать достигнут высокого положения в обществе и будут принимать решения, прямо или косвенно затрагивающие интересы США. Естественно же США желать, чтобы грядущая элита России относилась к ним с большей симпатией и пониманием, чему грамотная политика обменов весьма способствует. Достаточно почитать, с каким светлым умилением пишут про Америку иные россияне, пребываающие там на учебе или стажировке, чтобы не пожалеть никаких денег на укрепление столь умильных и в то же время весьма полезных для США чувств. Тем более, что и деньги смешные. Вместо того американские инстанции предпочли пополнить савою казну аж 300 тыс. у. е. и привить будущим российским управителям изрядную антипатию к стране, так по-хамски с ними обошедшейся. Поведение тем более удивительное, если вспомнить, что страны, чья репутация за границей подвергалась сомнению (СССР, Куба, красный Китай) усиленно пооощряли политический туризм. Правильно поставленный, естественно. Когда репутация США быстро эволюционирует в сторону советской кондиции, закрытие мероприятий с молодежью может иметь лишь один рациональный смысл. Если кто-то решил, что через четверть века русского верхнего класса вообще не будет, а русские равнины станет контролировать некто другой, тогда все мероприятия по вызыванию симпатий и вправду теряют смысл — зачем давать визы и расточать улыбки тем, кто все равно никогда уже ничего решать не будет?
      Впрочем, не все так мрачно. Жесткая логика применима лишь к поступкам и жестам такой державы, которая в состоянии осознавать их международный смысл и с ним сообразовываться. Например, если в жаркий летний день в посольстве такой сознательной державы из трубы неистово валит дым, смысл тут довольно очевидный: жгут архивы, готовятся к экстренной эвакуации — значит, война или что-то в этом роде. Поэтому дипломаты очень ответственно подходят к топке печей и каминов. Напротив, если так задымит труба в здании на Новинском бульваре, где расположено посольство державы, ни с какими обычаями не считающейся, то скорее всего ничего страшного — просто тов. Вершбоу топит баню для морских пехотинцев.
      Хотя в смысле загадочных жестов римская курия все равно посрамила нашего стратегического союзника. Ректор Донецкого государственного института искусственного интеллекта и по совместительству гетьман украинского реестрового казачества А. Шевченко сообщил телеграфным агентствам, что, будучи в Риме, он имел аудиенцию у Папы, тот благословил украинское казачество, за что в виде ответной любезности римский первосвященник будет объявлен почетным казаком, в подтверждение чего ему будет вручена хрустальная булава.
      Главным движителем истории с папой-казаком, очевидно, был Шевченко, чей пример наглядно показывает, что в Донецком государственном институте не только искусственный, но и естественный интеллект достигает неслыханных высот. Однако, странно, что в Риме не озаботились тем, чтобы пресечь «Думу про казака Войтылу» в зародыше, как порождающую неприличные соблазны. Хотя как знать. Окормление территории бывшего СССР является для понтифика idee fixe, и не исключено, что почин гетьмана Шевченко встретил у новоявленного казака полное понимание. Есть лишь ирония истории в том, что двадцать лет назад неимоверно много было написано про символическую победу молодого и бодрого Папы над маразматическим Брежневым, каковой победой над генсеком Иоанн-Павел II, несколько забывший слова «Не нам, не нам, но Имени Твоему», весьма гордился. Но где гордыня, там и воздаяние, и сегодня сам понтифик стопа в стопу идет за дряхлым генсеком: поездки с речами, которые больно слышать, навязчивые идеи, а теперь еще и приятие разных побрякушек. Помнится, Г. А. Алиев («Широко шагает Азербайджан!») тоже вручал Брежневу символический меч.
      Историческими аналогиями озаботились также и соработники Б. А. Березовского. В одном из его агитизданий появилась записка «1937 — 2003?», проводящая однозначную аналогию между гонениями на олигархов и уничтожением «ленинской гвардии» сталинскими выдвиженцами. Во-первых, и там, и там борьба разных поколений правящего класса, во-вторых, и там, и там желание посредством репрессий «ослабить напряжение, вызванное в обществе социальными потрясениями» предшествующего периода. Агитлозунг поражает крайней несправедливостью. Сколь бы ни были грешны новые русские, они ягнята по сравнению с членами ленинской гвардии, которые были обагрены невинной кровью миллионов. Когда в защиту олигархов выдвигаются такие тезисы, уже и Генпрокуратура выглядит адвокатской конторой, а самим олигархам уже впору посылать в Лондон секретных молодцов, чтобы те кротко увещевали Бориса Абрамовича оставить столь малоудачную защиту интересов бизнеса. [an error occurred while processing the directive]