[an error occurred while processing the directive]

Квартирно-олигархический вопрос
Зачем нас держат за идиотов


      GlobalRus.ru 29.07.03
      Один из новейших пропагандных тезисов, утверждаемых силой неустанного повторения — тезис о том, что рядовые обыватели сами не понимают, до какой степени они находятся в одной лодке с богатейшими миллиардерами, ибо если начнут докапываться до чистоты сделок с крупнейшими кусками казенной собственности, то в качестве следующего шага начнут отнимать у простых людей приватизированные квартиры и дачные участки. Затронув миллиардные куши, не погнушаются и шестью сотками. А также 42 кв. м. полезной площади в хрущобе.
      Развивая вслед за М.Б. Ходорковским, Г.О. Павловским и А.Н. Илларионовым этот принципиальный тезис, зампред думской фракции СПС Б. С. Надеждин утверждал даже, что предлагаемая поправка в ГК, ограничивающая тремя годами срок давности по искам против приватизационных сделок, направлена прежде всего на защиту рядовых квартировладельцев. То есть в сделках с крупными промышленными объектами (вроде Качканарского или еще какого ГОКа) все чище чистого, и их нынешним владельцам никакие иски не страшны, а радеют эти бесспорные владельцы в основном о судьбе своих бедных сограждан, чьи права на «двушки» и «трешки» в панельных домах, где они проживают десятилетиями, на самом деле более, чем сомнительны. Непонятно, правда, почему об угрозе, нависшей над квартирами и дачами, до июля 2003 г. никто не вспоминал (ведь 99.9% могущих быть опротестованными сделок по квартирам было совершено до этой даты), но лучше поздно, чем никогда. «Тефаль, ты всегда думаешь о нас».
      Между тем нет более верного способа оттолкнуть от себя колеблющихся и сочувствующих, чем такого рода пропаганда. Люди устроены так, что, когда их начинают убеждать посредством аргументов, не годящихся даже для совсем умственно отсталых, они отвлекаются от существа обсуждаемого вопроса и изливают свое раздражение не на sujet de question, а на тех, кто держит их за идиотов.
      Ибо приватизация квартир и дачных участков проводилась по совершенно иному принципу, нежели приватизация промышленной госсобственности. Квартиры и дачи приватизировались по максимально понятному и приемлемому для граждан принципу uti possidetis — кто чем владеет фактически, пусть отныне владеет и по закону. И.И. Иванов прописан в своей квартире уже пятнадцать лет, обжил ее, повесил полочки и занавесочки — так пускай оформит ее в собственность. Приватизация квартир была воспринята в общем и целом крайне положительно, поскольку она не противоречила ни народным представлениям о справедливости (И.И. Иванов ведь и так там живет и собирается жить дальше — так почему бы ему не жить там на правах собственника? хоть какая-то собственность будет у маленького человека), ни сложившейся практике оборота жилплощади. Система хитроумных и многозвенных обменов, доплат за большую площадь, родственных подселений к старикам, чтобы не пропала площадь etc. существовала десятилетиями (трифоновский «Обмен» был напечатан в «Новом мире» в 1969 году). Приватизация жилья просто позволила существовать этой системе в более открытом и удобном виде, т. е. была деянием глубоко консервативным, всего лишь узаконивающим устойчиво сложившуюся обычную практику.
      Приватизация госсобственности (как бы к ней ни относиться, и пусть она была сто раз необходима) от этого консервативного деяния отличается принципиально. Вместо И.И. Иванова, оформляющего фактическое положение дел (владение и пользование уже и так имело место) и лишь добавляющего к этому еще и право на распоряжение (которое прежде тоже отчасти реализовывалось, но лишь в очень запутанном и нарочито усложненном виде), явились homines novi, никакими не то что многолетними, но даже и краткосрочными узами с данным объектом не связанные — и стали владеть, пользоваться и распоряжаться. Это деяние сугубо революционное, и ставить в один ряд узаконение прочно сложившегося положения дел и установление принципиально нового положения дел — это попытка (скорее всего сознательная, ибо предпринимают ее люди, не могущие не понимать некоторых азов) запутать вопрос, причем в силу своего, мягко говоря, простодушия — это попытка еще и с совершенно негодными средствами.
      Когда происхождение этих двух разных видов собственности — на экспортные отрасли добывающей промышленности и на мелкую недвижимость — столь различно меж собой, это сильное различие не может не сказываться на степени легитимности этих разных видов собственности в общественном сознании. Если у крупнейших собственников возникли проблемы с легитимностью, это очень серьезно и что-то с этим надо делать, ибо новый тур перераспределения собственности вряд ли разрешит возникшие трудности, а только новые создаст – однако, наводить тень на плетень, да еще и столь грубым способом — это никак не лучший способ укрепить желанную легитимность.
      А она, конечно, весьма полезна в быту. Ведь другой аргумент защитников простого люда, живущего в панельных домах, заключается в том, что если крупнейшие корпорации, с их СМИ, дорогими адвокатами, международными связями, прикормленными чиновниками не устоят — то кто же устоит? Волна обобществления сметет все. Названные преимущества, конечно, имеют место, но их защитительная сила ставится под вопрос как раз потому, что нелегитимность в общественном сознании все может погубить. Восставать же против несомненной квартирной легитимности, которой к тому же обладает не кучка новых русских, а практически все оседлое городское население — дело неизмеримо более опасное, и точно ли В.В. Путин — самоубийца? Власти, что уже который год менжуются перед проблемой коммунальных неплатежей, ибо перед ними тут же встает проблема, что делать со злостными неплательщиками — выселять? лишать собственности? как можно! — раздербанив нефтянку крупных корпораций, тут же обретут неудержимую смелость и, нимало не страшась народной ненависти, ренационализируют жилфонд, реанимируя к большой для себя пользе страшную народную память об уплотнениях, коммуналках, бараках, подселениях и выселениях. И, кстати, поставив жирный крест на всей реформе ЖКХ, ибо одно дело – скрепя сердце, платить за обслуживание своей собственной жилплощади (приходится же платить за обслуживание своей машины, которая тоже жрет деньги, как сволочь), совсем другое – платить непомерные деньги за квартиру, право собственности на которую у тебя только что отобрали. Назло бабушке граждане будут морозить себе уши, а также трубы и батареи. И вот именно в момент, когда состояние ЖКХ угрожает и коммунальной катастрофой и обрушением консолидированного бюджета федерации, власти в своей свирепости будут полностью дезорганизовывать даже и нынешнюю, худо-бедно действующую практику коммунальных платежей.
      Нельзя ли придумать что-нибудь более правдоподобное?
      Безусловно, когда жареный петух клюнул, появляется острая необходимость обратиться к обществу с консолидирующим посланием: «Вы и мы — это мы!». Но, во-первых, разумнее работать над таким посланием постоянно, а не валять его на коленке в последний момент и в нервной обстановке мозгового штурма, когда какой только бред не сочиняется. Во-вторых, глупо и непроизводительно за немалые деньги содержать чертову псарню либеральных фондов и политологов, которые в случае критической надобности (на каковой случай их, собственно, и держат) способны лишь на граммофонное воспроизведение одного-единственного и к тому же крайне малоудачного лозунга.
      http://www.globalrus.ru/opinions/134063/ [an error occurred while processing the directive]