[an error occurred while processing the directive]

«Запрягать надо, запрягать». — Freedom of choice. — Прокурор-либертарианец. — Поголовное высшее образование. — В борьбе с законами Паркинсона. — Косноязычие политиков и жуналистов.


      Известия № 05.07.03
      Полтора века назад прусский посланник в С.-Петербурге князь Бисмарк экспериментально установил, что русские долго запрягают, но быстро едут. Опыт введения с 1 июля обязательного страхования гражданской ответственности автоездоков показал, что русская манера езды стала с тех пор еще своеобычнее: соотечественники умеют в одно и то же время и быстро ездить (см. сводки ГАИ, а равно личные наблюдения над шоссейным движением), и чрезвычайно долго запрягать — в страховом деле образовалась полная неразбериха. Просвещенной манеры вождения, когда поцеловавшиеся ездоки, вместо того, чтобы зловеще говорить: «Ну, мужик, ты попал!» или же взаимно изрыгать еще более зловещие скверноматерные слова, любезно обмениваются карточками страховых компаний и, посылая друг другу улыбки, едут дальше, — всего этого описанного в перестроечной прессе парадиза теперь придется ждать до Нового Года. И органы ГАИ, и страхователи, и страхуемые к новым обычаям оказались нимало не готовы.
      Конфуз, казалось бы, достаточный, чтобы произнести приличествующие обличения антинародному режиму, у которого ни одна попытка ввести просвещение не обходится без крайнего бардака. Однако же, прокурор-коммунист В. И. Илюхин не пошел по пути дежурных обличений — острота которых этой самой дежурностью сильно девальвирована. Вместо того проблему было решено поднять на теоретическую высоту. В. И. Илюхин и координатор фракции КПРФ С. Н. Решульский предложили вообще отменить закон об обязательном страховании, ибо он противоречит записанным в Конституции РФ фундаментальным правам — «Нарушается свобода выбора граждан, которые вправе сами решать, страховать им гражданскую ответственность или нет».
      Между тем целый ряд институтов социального государства попирает свободу выбора. Гражданам не дают самим решать, как им лечиться от болезней, как учить детей, как обеспечивать себя в старости, а вместо того с них собирают налоги, из которых содержится государственная медицина, образование, пенсионный фонд etc. Последовательные либертарианцы, вдохновляясь основополагающими трудами фон Мизеса, видят в том явное нарушение священного принципа «freedom of choice» и дорогу, ведущую с социалистическому рабству. Теперь и прокурор с координатором прониклись истиной вечно живого учения об истинной свободе — вероятно следующей предвыборной инициативой коммунистов-ортодоксов будет предложение отменить страховую госмедицинну и обязательное среднее образование, как не менее грубо попирающие свободу выбора граждан.
      Когда на осенней думской сессии В. И. Илюхин и С. Н. Решульский расправят плечи и внесут соответствующие законопроекты, новых либертарианцев ждет нелегкая борьба, ибо беспартийный коммунист С. Ю. Глазьев, напротив, решил еще больше ограничить свободу выбора — «Нам необходимо сегодня, для того чтобы выдерживать конкуренцию с другими странами, иметь 12-летнее образование, а в перспективе к 2010 году стремиться к 15-летнему среднему, уже т.е. к поголовному высшему образованию».
      Известный экономист, очевидно, полагает, что качество образования всецело зависит от его длительности, т. е. воспеваемая ретроградами советская школьная десятилетка 70-х гг. по качеству и рядом не лежала с современной западной двенадцатилеткой, а про восемь классов дореволюционной гимназии и говорить нечего — чему за такой срок вообще можно было научиться?
      Хотя, на иной взгляд, в политкорректной американской школе можно хоть двадцать лет учиться и выйти оттуда полным дебилом, не вполне выдерживающим конкуренцию, странна даже не эта истовая вера в сроки, а сама идея всеобщего высшего образования. До сих пор учеба в высшей школе была делом сугубо добровольным, и студент понимал, что никто его насильно за уши к диплому тянуть не будет. Не желающие или не могущие учиться отсевались по дороге, и у тех, кто оставался, наличие диплома гарантировало некоторый минимум знаний и способностей — высшее образование потому и ценилось, что было не всеобщим. Как говорят в народе, omnia praeclara rara.
      С другой стороны, до сих пор диплом о высшем образовании позволял претендовать на сколь-нибудь белую работу, черными же работами (которых в экономике большинство) занимались люди без диплома. Когда в 90-х гг. многие люди с высшим образованием были вынуждены зарабатывать на хлеб малоквалифицированной работой, гневу коммунистов против такого растранжиривания умственного потенциала не было предела — теперь же восходящая звезда КПРФ предлагает сделать это всеобщей нормой. Ревизионизм, куда ни ткни.
      Наконец, обладателям высшего образования свойственны некоторые статусные претензии. Если их удовлетворить невозможно — а как удовлетворишь, когда у всех высшее? — люди считают себя униженными и оскорбленными и являют собой благодарную аудиторию для опасных демагогов. См. хотя бы антиглобалистские мероприятия, участники которых на 90% состоят их таких непристроенных образованцев. То ли С. Ю. Глазьев, как тайный революционер, решил к 2010 г. существенно умножить горючий материал в обществе, то ли мысли его куда более невинны, и экономиста всего лишь влекут игры, описанные в «Законах Паркинсона», в соответствии с каковыми законами корочки с высшим образованием впредь не будет иметь никакой ценности, а право на вход в элиту будет давать лишь диплом о высочайшем образовании. До тех пор, естественно, покуда С. Ю. Глазьев не предложит и высочайшее образование сделать поголовным.
      Хотя, похоже, высшее образование поголовным уже сделали — с надлежащими последствиями для качества. На X конгрессе Международной ассоциации преподавателей русского языка литературы, устроенном в С.-Петербурге под эгидой тамошнего университета, было установлено, что «два лидера, которые делают больше всего ошибок в устной и письменной речи, это СМИ и представители властных структур».
      Деятелям С.-Петербургского университета не пришло голову, что политики и журналисты — это те сословия, чья речь в массовом порядке тиражируется газетами, радио и телевидением, отчего ошибки в этой речи всем заметны. Речь сантехников, механизаторов, а равно и преподавателей ЛГУ такому тиражированию не подвергается, и ее качество не является предметом всеобщего наблюдения, отчего и сравнение неправомерно. Способность на основе такой методологии делать столь далеко идущие выводы сама по себе свидетельствует о качестве образования и преподавания. [an error occurred while processing the directive]