[an error occurred while processing the directive]

Умиротворческие силы


      Известия № 03.07.03
      Одно лишь указание на то, что в отношении Ниязова возможны не только увещевания, но и действия, и даже действия жесткие, вызвало в обществе реакцию, свидетельствующую о том, сколь заслуженным является незавидное внешнеполитическое положение России. Обезумевший от безнаказанности туземный царек демонстративно издевается над Россией и ее гражданами. Высокие должностные лица России либо смиренно утираются, либо делают вид, что ничего не происходит. Так называемое «гражданское общество», нимало не интересуясь судьбой сограждан, занимается куда более важным вопросом: «Кто и зачем разыгрывает туркменскую карту?» (ведь национальная честь — это не более чем крапленая карта в руках шулера). При такой готовности отстаивать права и интересы России и при такой степени национального единства перед лицом общего унижения — на какое такое достойное место может претендовать наша страна? Держава, готовая сносить ниязовские плевки, будет по праву находиться среди опущенных — и обижаться тут можно только на самих себя.
      Об уровне общественной солидарности говорит хотя бы то, что только СПС устами своего лидера заявил форменный протест против действий Ниязова и организовал пикет у туркменского посольства. Все прочие партии промолчали, очевидно, исходя из того, что «если Немцов против колхозов, то я — за». Между тем в данном случае приличнее думать не о Немцове и СПС и не о том, как бы не оказаться с ними в одной компании, а о согражданах, находящихся во власти Ниязова, ради защиты которых — страшно сказать! — даже и солидарность с Немцовым вполне допустима. Если бы партии, претендующие на выражение общенациональных интересов, — КПРФ, «Яблоко», «Единая Россия», СПС — оказались в состоянии вместе возвысить голос против Ниязова, можно было бы говорить о том, что у России есть внешняя политика. Внутренние свары — внутренними сварами, но есть вещи, в отношении которых нация солидарна, и не надо испытывать ее терпение. Когда никакой солидарности нет, а есть одни только свары, то и цена такой политике — соответствующая.
      Если же приоритетно выяснение внутренних отношений, то, конечно, не будет недостатка ни в софизмах, ни в передергиваниях. Сограждан — хоть волки кушай, а домашние разборки — куда интереснее.
      Софизм первый: «Почему только сейчас о согражданах вспомнили?» Потому, что лучше вспомнить сейчас, чем никогда.
      Софизм второй: «Почему только в Туркмении, а не в Латвии, не в Казахстане и т.д.?» Потому, что (при всей несимпатичности латвийской политики) «неприятности» в Туркмении — это похуже, чем в Латвии каторжная тюрьма, и стыдно делать вид, что не знаешь таких вещей. И еще потому, что есть вменяемые авторитарные режимы, с которыми о судьбе сограждан еще можно как-то договариваться, и есть Ниязов. Если кто готов доказывать вменяемость и договороспособность Ниязова — пускай попробует.
      Софизм третий: «Развязывать маленькую победоносную войну против Ниязова есть безумие». Вопрос только в том, кто и что собирается развязывать. О форменной войне, имеющей целью установление в Туркмении вменяемого режима и предполагающей долгосрочную оккупацию, говорить в самом деле было бы странно. Мы на победоносную войну в Ираке насмотрелись, где и демократию установили, и с оккупацией все в порядке. Речь, однако, идет о совершенно другой вещи — об эвакуации сограждан из ниязовского заповедника. Если в ходе эвакуации какой павиан получит палкой по зубам — знать, судьба такая. Но главная цель мероприятия не в этом — а в возвращении сограждан в безопасную Россию.
      Ибо, после того как гнойник прорвался, им в Туркмении все равно не жить. Режим Ниязова дошел до такой кондиции, когда совместное проживание его подданных и подданных другой державы, обладающих иным, более защищенным статусом, невозможно, — это мина под весь режим. Все должны быть равны в полном бесправии. Конечно, до сих пор эта защищенность — спасибо МИД РФ — была чисто теоретической, однако существа типа Ниязова мыслят на перспективу — даже и теоретической возможности быть не должно. Тем более что и нынешнее постыдное руководство МИД РФ не вечно. Логика выживания режима такова, что русских заложников в любом случае не ждет ничего хорошего — что бы там в МИД РФ ни пели.
      Так что одно из двух. Либо Россия подтверждает свои державные претензии тем, что вывозит и обустраивает своих сограждан, — и это чаемый залог того, что Россия поднимается. Либо умиротворческие силы побеждают, и предательство — как форма существования — окончательно делается нормой отечественной политики. [an error occurred while processing the directive]