[an error occurred while processing the directive]

Неспускаемые на тормозах


      Известия № 26.06.03
      До сих пор насущнейшие вопросы российской жизни администрацией В. В. Путина или потихоньку спускались на тормозах, или же потихоньку как-то дожимались, но решительных действий в согласии с народным мнением было только два — поход на Чечню осенью 1999 года и «Норд-Ост». Ибо что осенью 1999-го, что осенью 2002-го все было на кону и отступать было невозможно. Безмятежным вроде бы летом 2003-го российская власть снова подошла к двум проблемам, мягкому спусканию на тормозах точно так же не поддающимся.
      Первая — товарищи милиционеры. Возможно, Грызлов устраивал предвыборное шоу, возможно, одна силовая группировка решила додавить другую (любовь чекистов к милиционерам взаимна и общеизвестна), возможно, в МВД действительно начался процесс самоочищения, да только мы в то поверить не в состоянии. В данном случае это неважно. Как бы то ни было, обществу объявлено, что лучшие сыскные подразделения МВД были не более, чем разбойничьими шайками. В столице страны и на весьма высоком уровне (а что не в столицах и на более низком уровне?) произошла полная приватизация силовой структуры, которая использовала врученные ей средства и полномочия для организации массовых разбоев, ибо так называется отъем имущества, совершаемый с использованием насилия или угрозы насилия. В более просвещенном XVIII веке разбойник Ванька-Каин переквалифицировался в сыщики, в веке XXI-м сыщики — в Ваньки-Каины.
      Собственно, не сегодня и не вчера, а уже несколько лет назад в народном сознании отложилось ощущение того, что милиция, давно оставив позади то состояние, когда она для целей защиты общественного благочиния малополезна или вовсе бесполезна, в конце концов сделалась для общества откровенно опасной. Члены обычной разбойничьей шайки по крайней мере не пользуются правами и преимуществами государственных агентов — товарищи же милиционеры пользуются и весьма. А поскольку жертвами денного разбоя, осуществляемого под эгидой государства, являются практически все слои общества (кроме разве что самых высших) — от простых уличных прохожих до богатых предпринимателей, объем накопленного гремучего вещества трудно переоценить.
      Хотел того Грызлов или не хотел, но публичной поимкой МУРовской шайки он настолько затронул страдания и чаяния народные, что задний ход теперь не только ему, но и высшим лицам государства отрезан. Если им не удастся согнуть шею товарищей милиционеров под железное ярмо закона и вдруг возбужденные народные чаяния будут обмануты, обо всех предельных и запредельных рейтингах можно будет сразу забыть. Взаимоотношения мирного гражданина и милицейских хищников — это не тот случай, когда правитель может позволять себе ложные замахи. Здесь за обманутые ожидания придется отвечать по полной программе.
      Вторая проблема, как водится, пришла с юга, но уже не из Грозного, а из Ашхабада, где местный царек Ниязов перешел от обычной для постсоветских пространств практики постепенного выдавливания русских к практике резкого и быстрого их порабощения. Согласно последним новациям Ниязова, русским предписано либо разорвать всякие связи с Россией, либо бежать, в чем есть — если, конечно, бежать им еще будет позволено. Столь резкое низведение 100-тысячной русской общины до рабского звания требует от России адекватно резкого и быстрого ответа, причем без спускания на тормозах, ибо, утеревшись после ниязовского плевка, высших официальным лицам РФ от употребления слов «Россия» и «русские» лучше будет воздержаться. Дипломатические демарши тут нужны — но нужны в том значении, в котором часовой обязан первый выстрел делать в воздух. Второй выстрел делается уже не в воздух.
      Дело быстро движется к тому, что пора планировать операцию. Не для свержения Ниязова — упаси Боже — и не для миротворчества в Туркмении — этими бирюльками пусть общечеловеки занимаются, а для эвакуации русских из этой страны. Маленький Израиль в таких случаях не увещевал обезумевших павианов типа эфиопского Менгисту — за полной бесполезностью этого дела, а организовывал воздушный мост для спасения тамошних евреев. Большой России, судя по всему, настало время делать то же самое. Десант и воздушный мост. Выбор между национальной честью и национальным позором столь очевиден, что уклониться от него никак не получится.
      Те, кто говорил, что выборы будут без интриги, теперь могут успокоиться. За полгода до выборов два таких вызова — какая вам еще интрига? [an error occurred while processing the directive]