[an error occurred while processing the directive]

Неисправный часослов
Долой бодрияровщину с общенациональных телеканалов!


      GlobalRus.ru 23.06.03
      Претензии к надоевшему всем отечественному телевидению чаще всего базируются на предположении, что вот и в телевизионных делах Россия безошибочно избрала худший путь из всех возможных — довольно-де посмотреть ящик в странах цивилизованных, чтобы почувствовать разницу.
      Спору нет, разница есть и весьма важная, но она заключается вовсе не в качестве зрелищ и передач. Хотя отдельные передачи бывают вполне удачные (и остается только пожалеть, что заимствуют вовсе не их, а стандартное черт знает что, представленное на цивилизованном ТВ не менее богато, чем на отечественном), общий уровень ничуть не выше, а в ряде стран — Австрии, Италии, Бенилюксе и ощутимо ниже. В континентальной Европе хоть на что-то похож разве что немецкий телеящик. Возможно, пир духа наблюдается в ящике американском (хотя с чего бы это вдруг?), но чего не видели, про то говорить не будем, а что видели в отелях Европы, то одно слово — «извините».
      Но только за одним важным исключением, немало оправдывающем общую маловысокохудожественность. В отличие от России, на европейских каналах новостная сетка свята и не имеет свойства куда-то пропадать с вечера пятницы и вплоть до понедельника, что вполне принято у наших общенациональных каналов, причем у всех — хоть у полностью склонившихся перед властью 1 и 2-го, хоть у беззаветно приверженного идеалам свободы, а ныне покойного ТВС.
      У нас на уикэнд вполне адекватной заменой новостей считается итоговая аналитика, а далее идет половодье музыки, сатириков у микрофона и американского экшена с мордобоем. Европейские же устроители сетки, не чураясь ни аналитикеров, ни сатирикеров и, конечно же, сохраняя верность высшему достижению мировой культуры, именуемому «US Aktion-Film», на выходные все же как-то отставляют в сетке и обычные новости. Чем демонстрируют немалую культурную чуткость.
      Ибо, разумеется, можно понять отечественных теленачальников, нас от новостей в выходные почти полностью избавляющих. В новостных подразделениях работают тоже люди, которые тоже имеют право на отдых. Чтобы сохранять на уикэнд полноценное новостное покрытие, нужно либо эксплуатировать новостников, как египетских рабов (что негуманно, да и разбегутся), либо расширять штаты, платить изрядные сверхурочные etc. (что дорого). К тому же новости везде стоят весьма дорого и являются планово-убыточными. От каналов, гоняющихся за наживой (на худой конец — за самоокупаемостью) трудно ожидать готовности дополнительно (и к тому же основательно) раздувать расходные статей бюджета. Куда экономически грамотнее закрыть сетку хитовыми аналитикерами и еще более хитовыми американскими телемордобойщиками.
      Однако, западные теленачальники этой очевидной логике не следуют. То ли они сами додумались, то ли им мировая закулиса властно указала, но они исходят из того, что тотальный провал текущих новостей на выходные — дело неправильное. Когда с понедельника по четверг ящик в размеренные часы извещает о событиях в стране и мире, а с вечера пятницы размеренное информирование пропадает, и в привычные новостные часы с экрана исходит одно развлечение, подрывается сам принцип новостного вещания. Все-таки изначально оно базируется на том, что есть какой-то непрерывный континуум событий — так уж устроена жизнь, что все время что-то происходит, — а информационщики отслеживают эту вечнотекущую объективную реальность и нам о ней сообщают, то есть реальные события первичны, а информационная служба ТВ, хотя и полезна, но все же вторична. Нестабильность же новостной сетки, которая по будням густа, а по выходным до чрезвычайности редеет, создает ощущение, что истинное соотношения бытия и сознания совершенно обратное, что новости и ньюсмейкеры самостоятельного бытия лишены и являются лишь продукцией телефабрик, где их по будням производят, а по выходным — нет, ибо производители имеют право на отдых. Иначе говоря, все эти Путины, Зюгановы, Блэры, Рамсфельды, Немцовы и Явлинские — не более, чем изделия телевизионной бригады, эфирные колебания на ультракороткой частоте. Просто по будням больше колеблются они, а по выходным — сатирикеры и попса, чье бытие, впрочем, столь же мнимо.
      Собственно, именно эту теорию излагают многие мыслители —«Телевизионная вселенная» Маршалла Макклюэна, про то же большая часть всепобеждающей бодрияровщины, — однако, при нормальной сетке ящик демонстрирует непрерывность бытия, и бодрияровщина остается учением for happy few. Когда новостники регулярно реализуют свое право на отдых, учение наглядно подтверждается, и бодрияровщина овладевает массами, что никак не полезно, ибо массы, уверившиеся в мнимости и небытийности класса управляющих, могут отличиться неуправляемым и непредсказуемым поведением. Не доводящие дело до такого греха европейские телеканалы независимо от их формы собственности тем самым куда вернее служат своим родным государствам, нежели каналы российские, о страшном огосударствлении которых не проливал слезу только совсем уж бессердечный человек. В смысле того значения, которое придается размеренности новостного вещания, вещатели цивилизованного Запада и Гостелерадио тов. Лапина С. Г. оказываются куда ближе друг к другу, нежели к российским вещателям, только и живущим ожиданием очередного вечера с пятницы на понедельник, когда наконец-то можно будет похерить всю размеренность и объявить: «А теперь — дискотека!».
      В рамках сугубо коммерчески-рейтингового подхода — отчего же и нет, ибо что же может быть выгоднее дискотеки? Если в рейтингах насчитали, что попса в смысле рекламоемкости значительно выгоднее новостей, то уж хотя бы на выходные сам Бог велел урезать новости и заработать деньги на беспрерывном развлечении. Чистая арифметика, а коммерческой стороны телевидения никто не отменял.
      К несчастью, такой подход именно что чисто арифметичен и не учитывает, что телевидение вообще и телеканал в частности это некоторый культурный организм. Культурный не в смысле положительно-оценочном, а чисто классификационном — принадлежа к сфере культуры (а не тяжелой индустрии, допустим) ТВ обречено подчиняться законам, по которым функционируют культурные механизмы, и длительное пренебрежение этими законами — наказуемо.
      Ведь в начале каждого года все наши каналы проводят поучительный эксперимент по тотальной отмене новостной сетки и тотальному же заполнению эфира попсой — куда там уиэкендовским модификациям. Не только 1-го, но и 2, 3, 4 января ящик, включенный в произвольное время и на произвольном канале, выдает исключительно Евгения Петросяна, Дубину Реговицкую и А. Б. Пугачеву со всем родством ее и свойством. Вчуже создается впечатление, что сказанных звезд в течение года держат на цепи в подвале, а на новый год с цепи спускают, и они оттягиваются на свободе с каким-то буйным неистовством — «Черные дни миновали, час искупленья пробил!».
      Возможно, томительное телевеселье первых январских дней связано с точным рейтинговым расчетом, возможно, с убежденностью теленачальников, что зрители, ослабленные длительным пьянством, не в состоянии воспринимать никакую более содержательную продукцию, но в результате вместо благодарности по адресу руководства каналов раздается лишь дружная брань зрителей и критиков, озверевших от засилия сатирикеров и Пугачихи. Если бы какому-нибудь из теленачальников пришла голову идея вместо сатирикеров поставить в прайм-тайм 2 января «Ленинский университет миллионов», обильно прослоив его рекламой, рейтинг передачи зашкалил бы все рекорды, а сам начальник озолотился бы — но для такого фортеля нужна культурная изобретательность, а с нею на ТВ не очень хорошо.
      Причина такой незадачи — «мы так стараемся на выходные и праздники, а в ответ одна ругань» — в непонимании фундаментальной природы современного телезрелища, которое, кроме всего прочего, взяло на себя организацию времени. Так уж устроена человеческая культура, что поток времени в ней не может быть сплошным, а должен размеренно члениться и структурироваться. В традиционном религиозном обществе эту функцию исполнял дневной круг богослужения, в обществе современном — регулярная телевизионная сетка, дающая человеку чувство размеренности и устойчивости бытия и, кстати, служащая важным оправданием телевидения, как социального института. Собственно, ради этого главного, ради чувства устойчивости его и держат, и смотрят, а а рейтинги, игры и экшн-фильмы — это уже дополнение к главному. Надо же и современным служителям алтаря как-то кормиться.
      Служители же искренне уверились, что главное — это именно вкусный прокорм, а размеренный дневной круг новостей — это уже как получится. Поэтому пострелигиозный часослов то и дело оказывается перекошенным, и отечественное телевидение регулярно манкирует своей главной обязанностью — быть институтом ощущаемой на глубинно-культурном уровне незыблемости и стабильности. Предлагаемый взамен по выходным институт общественной дебильности является глубоко неэквивалентной заменой.
      http://globalrus.ru/opinions/133657/ [an error occurred while processing the directive]