[an error occurred while processing the directive]

Как нам обустроить подземного змея? — Новая парочка братьев. — «Ефимыч верный курс берет!» — Железный нарком. — Московский гиперинкубатор.


      Известия № 24.05.03
      Обширные пространства метрополитена, где ползет подземный змей, ползет, везет людей, не могут не привлекать культуртрегеров — покуда змей ползет, пусть перевозимые змеем люди духовно обогащаются. В парижском метро культуртрегеры развешивали плакаты со стихами — от декадентов вплоть до поэтов Плеяды. Россию же, как известно, губит прежде всего недостаток политической культуры, поэтому у нас подземного змея оснащают плакатами партийно-политического содержания. Если на прошлой неделе Кольцевая линия столичного метро была украшена плакатами, изображавшими Г. А. Зюганова и Г. А. Явлинского в образе братьев Гракхов с подписью «Мы вместе!», то на этой неделе в образе таковых же братьев публике были представлены Б. А. Березовский и Б. Е. Немцов, а подпись гласила: «Возвращение Березовского в Россию — миллион рабочих мест!».
      В данном случае черные культуртрегеры отталкивались от известного девиза СПС «Отмена налогов — миллион рабочих мест!», и осталось лишь неясным, то ли сам по себе приезд Бориса Абрамовича на родину по своему стимулирующему воздействию на экономику равнозначен полному упразднению налогового бремени, то ли, возвратившись в Россию, Борис Абрамович въедет в Кремль на белом коне и уже оттуда объявит об отмене налогов. Впрочем, более интересно прикинуть, кто на сей раз был культуртрегером. Прошлый плакат был более обиден для Явлинского, нежели для Зюганова, при этом СПС не борется с КПРФ за электорат — слишком велики расхождения — а с «Яблоком» хочет бороться. Вероятно, такой логикой могли вдохновляться и авторы ответного удара — решив, что нападки исходят от соперника на либеральной ниве, они отмерили ему той же мерой. Если догадка верна, следующий ход будет заключаться опять в поругании «Яблока» с использованием универсально пригодного Бориса Абрамовича — новый плакат может изображать Б. А. Березовского и Г. А. Явлинского все в том же образе полюбившихся народу братьев Гракхов, а подпись будет гласить: «У нас есть знания, воля, опыт, мы выведем Россию из кризиса». Культуртрегеры же из неприятельской команды отомстят плакатом, где в образе героических братьев предстанут Г. А. Зюганов и Б. Е. Немцов, причем из уст Геннадия Андреевича будет исходить одобрительная фраза «Ефимыч верный курс берет: Россия, родина, народ!». Так метрополитеновы подземелья сделаются для широких народных масс подлинным университетом демократии.
      Тем не менее сам характер подземельного культуртрегерства говорит о том, что и у КПРФ, и у «Яблока» и у СПС, наряду с болезненными проблемами, есть и преданные избиратели, каковых избирателей неведомые силы пытаются отвратить от любимых ими партий с помощью наемных злодеев. Положение «Единой России» несколько иное, ибо для внесения смятения в умы избирателей ЕР не нужно ни злодеев, ни черных технологий. С этой задачей успешно и при этом совершенно по-белому справляется лидер ЕР, он же — министр внутренних дел РФ Б. В. Грызлов. Вдохновленный посланием президента РФ, министр тут же взялся дополнять его новыми ценными идеями. Теперь МВД, во-первых, примет ряд мер, чтобы сделать прозрачной финансовую сторону деятельности партий, во-вторых, отныне это ведомство будет призвано защищать народ от любого произвола, в том числе чиновничьего, ибо сегодня, по мнению Грызлова, «наблюдается попустительство к безудержному росту поборов, взимаемых государственными монополиями с населения, в результате идет губительное для рыночной экономики перераспределение средств из сектора свободного рынка в монополизированный».
      С одной стороны, Грызлов прав. И прозрачность финансов любой партии (включая ЕР, естественно) оставляет желать лучшего, и чиновники хищничают, и монополии являют свою монопольную природу. С другой стороны, для реализации планов лидера ЕР полномочия МВД должны быть расширены до необычайности. Прозрачность партийных финансов до сих пор считалась заботой Минюста и ЦИК, а тарифами естественных монополий ведали Антимонопольный комитет, Минтопэнерго и МЭРТ, теперь в подмогу всем этим разнообразным ведомствам отрядят товарищей милиционеров — не все же по мелкооптовым рынкам шастать, есть и более высокие поприща. Тут глава МВД посрамил самых железных наркомов НКВД, ибо даже в пору высшего расцвета органов внутренних дел, руководители органов Г. Г. Ягода, Н. И. Ежов и Л. П. Берия не простирали свои взоры на регулирование электрических и железнодорожных тарифов. Впрочем, у Грызлова есть возможность посрамить не только железных наркомов (что в общем-то не так интересно — они же все покойные), но и всех ныне здравствующих партийных лидеров (что более для него актуально). Для этого достаточно, махнув рукой и на тарифы, и на прозрачность, добиться сущей мелочи — чтобы товарищи милиционеры перестали заниматься вымогательством, а МВД перестало быть самым ненавистным народу госучреждением. После этого благодарные избиратели на руках внесут Грызлова-триумфатора в думу и даже про «губительное для рыночной экономики перераспределение средств из сектора свободного рынка в монополизированный» совершенно забудут.
      Соратник же Грызлова по ЕР Ю. М. Лужков, похвалив президента за то, что его послание «было шикарным и мощным» решил в развитие идей, заложенных в послании, явить шик-модерн во всем его ужасающем величии. По указанию Ю. М. Лужкова в Нагатинской пойме, на непроизводственной территории завода ЗИЛ будет построен многофункциональный гиперцентр развития малого и среднего бизнеса — «Московский гиперинкубатор», в каковом гиперинкубаторе будет размещено 8 тысяч бизнес-структур, а также «деловые, развлекательные, информационные, спортивные центры».
      Доселе малый (и даже отчасти средний) бизнес ассоциировался с чем-то домашне-патриархальным — семейный ресторанчик, маленькая булочная etc., тогда как образ гиперинкубатора непроизвольно вызывает в памяти картины иного характера — то ли из «Прекрасного нового мира» О. Хаксли, то ли из замятинского «Мы», и хорошо еще, если на ум не приходят булгаковские «Роковые яйца». К собственно малому и среднему бизнесу все это, правда, имеет слабое отношение — разве что этот бизнес обложат дополнительными поборами на строительство центра, но все можно простить за гениальность образа. Никто из авторов антиутопий XX века не додумался до гиперинкубатора, а на заседании правительства г. Москвы потрясающий образ был рожден с подлинно моцартовской непринужденностью. [an error occurred while processing the directive]