[an error occurred while processing the directive]

Как помочь бесстрашным оппозиционерам


      Известия № 15.04.03
      Жизнь продолжается. Предвыборное обличение абстрактного «административного капитала», абстрактных душителей малого бизнеса, абстрактного чиновничьего произвола — само собой, новые конкретные столичные чудеса, вроде продавленного, несмотря ни на что, решения о сносе и последующем строительстве гостиницы «Москва» — сами собой, да и какая может быть связь между абстрактным и конкретным? Все уже давно привыкли к тому, что без альтернативного правого кандидата в президенты не только на 2008, но и на 2004 г. мы все пропадем, а без альтернативного правого кандидата в мэры г. Москвы не только на 2003, но хоть бы и на 2023 г. мы прекрасно проживем — в дальнейшем наблюдении конкретных чудес и произнесение абстрактных заклинаний неизвестно про кого.
      Вряд ли наши партийные лидеры (причем не только правые, а и всех направлений) столь слепы, что не видят некоторой двойственности своей позиции. Прекрасно видят, но рассчитывают на понимание, ибо запечатленность уст связана с имущественно-правовыми обстоятельствами, в которых лидеры по большей части не виноваты.
      Для того, чтобы ставить вопрос о перемене власти, необходимо иметь три вещи: политический кадр (т. е лидеры, готовые ввязаться в борьбу, и поддерживающая их партийная инфраструктура), деньги (т. е. сочувствующий бизнес) и пресса. Для функционирования всех троих вышеперечисленных прежде всего необходима крыша. Не та, которая милицейская или бандитская — это сюжет отдельный, а для начала та, которая состоит из балок, стропил и кровли и защищает от непогоды. На улице полноценно не пофункционируешь. Нужны помещения в которых бы осуществлялась партийная, коммерческая и информационная деятельность, причем право собственности на эти помещения должно быть бесспорным, чтобы избежать давления за неправильную, с точки зрения давящих, деятельность. Чтобы невозбранно выдвигать политические альтернативы, в открытую давать деньги на эти альтернативы, рассказывать в СМИ об этих альтернативах — и не бояться, что кто-нибудь, поводя очами, явится в офис и спросит: «А что вы здесь делаете, добрые люди?».
      Однако, боятся все и боятся обоснованно, потому что неоспоримого титула собственности на занимаемое помещение практически ни у кого нет. Есть аренда, есть субаренда, есть свидетельство о приватизации, в революционном порыве начала 90-х сделанное на коленке и потому такого качества, что никаких неоспоримых прав оно не дает. Если чуть покопать, тут же выясняется, что какого субъекта политики, медиа или экономики ни возьми, у всех какая-то неурегулированность вопросов с недвижимостью. Вот урегулируется, тогда мы будем храбрыми, как львы, а сейчас — сами понимаете.
      А — не урегулируется. Не нужно считать власти г. Москвы (или какого иного субъекта федерации) совсем уже самоотверженными альтруистами. Сегодня имеет место система условного держания, когда фактическим условием распоряжения имением является, как минимум, лояльность к сеньору, который в ином случае может доставить много хлопот quasi-владельцу неотрегулированной quasi-собственности. Спрашивается, какой смысл сеньору — хоть нынешнему, хоть его наследникам — способствовать прояснению имущественных прав quasi-собственников? Чтобы своими же руками уничтожить свои сеньориальные права и вместо нынешних бумажных тигров, дрожащих перед сеньором, получить политическую оппозицию по полной программе? На то, чтобы руками и ногами держаться за столь оправдавшие себя преимущества, у всякого ума хватит. И ныне, и присно, и во веки веков.
      Впрочем, гордиев узел поддается разрубанию, и метод этот называется uti possidetis — кто чем прежде распоряжался фактически, пусть отныне владеет законно. Перевод высочайшим манифестом условных держателей в безусловных собственников. В отличие от проектов «обвальной приватизации» начала 90-х uti possidetis даровал бы имущественные права не абстрактным трудовым коллективам, а конкретным владельцам, в течение достаточно длительного времени — трех или пяти лет (это необходимо чтобы под слухи о царской воле не начался судорожный передел арендных договоров) хозяйствующих на данной казенной недвижимости, а равно и на той, что была приватизирована на коленке, но права на которую теперь утверждаются давностью владения. Эффективный собственник вознаграждается за долготерпение и обретает известную гарантию своей политической и хозяйственной свободы, а смелые оппозиционеры лишаются права на нынешние жалкие отговорки. Hic Rhodus, hic salta. [an error occurred while processing the directive]