[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 13.05.03
      Однако, здравствуйте. Нам не устают объяснять, что во время иракской кампании надо было заранее записаться в стан победителей.

      Газета «Время новостей» приводит мнения ведущих российских политологов, высказанные ими на международном совещании по проблемам мировой политики, которое прошло в понедельник. По словам Сергея Караганова, он и раньше критиковал франко-германо-российский союз как «политику прошлого», а играть надо «в политику будущего, суть которой атлантическое партнерство». Президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов высказался еще определеннее: «Россия должна примкнуть к Америке, чтобы не оказаться в лагере побежденных».

      Наши советские политологи исходят из того, что американский победитель вершит высшую справедливость: наказывает порочных и вознаграждает добродетельных. С наказанием все понятно. Россия вовремя не подсуетилась, и теперь вместе с Францией и Германией причислена к козлищам. А вот как быть с вознаграждением добродетельных, какими радостями их одарили?

      Польский премьер-министр Лешек Миллер, характеризуя нынешние отношения с ФРГ и Францией, сравнил Польшу с Золушкой, «которая стала прекрасной принцессой», а эти страны — с ее завистливыми сестрами. По его мнению то, что Польша безоговорочно поддержала действия США в Ираке, позволило Варшаве «в последние дни и месяцы очень серьезно укрепить свои позиции. Теперь уже видно, что мы были правы не только в политическом, но и в моральном плане. Наша политическая позиция сегодня сильна, как никогда до сих пор» — заключил Миллер.

      Однако, это и есть пример той самой радости, которой мы сами себя по своей спесивой глупости лишили. Нам могли бы доверить высшую честь несения в Ираке оккупационной службы и наградить почетным званием троянского коня Соединенных Штатов, каковой конь что-то там, в Европе расклинивает — а теперь, увы, только и остается, что посыпать голову пеплом. Ведь не всякому доверят поставлять пушечное мясо для вспомогательных войск — а только в виде особой награды. Полякам, в общем-то, не привыкать. В 1808 году они сильно укрепили свои позиции, принимая участие в испанской кампании Наполеона, хотя по меркам двухвековой давности Мадрид и Сарагоса были для польского жолнежа не меньшей экзотикой, чем сегодня Багдад и Басра.
      Проблема в другом. Два века назад вспомогательный польский корпус маршала Понятовского служил великому императору, не требуя себе в подчинение баварцев, вестфальцев и разных прочих немцев — а теперь Речь Посполита их себе в подчинение требует, те же с традиционной немецкой грубостью отказываются. Это при том, что последний раз немцы служили польской короне где-то во времена Ивана Сусанина, да и то неудачно.

     «Жизнь за Царя»

      Сигизмунд III — «А где ж, отвечай, мои войска? Германские рыцари где?»
      Гонец — «Отряд наш в Москве осажден, германское войско бежит, разбито, созвал ополчение Минин, Пожарcкий идет!»

      Однако, скорбный опыт короля Сигизмунда III не остановил новую демократическую Польшу, и та поспешила предъявить Германии издевательское требование поставить немцев под польскую команду. Меня сам Дядя Сэм отличил своею лаской, мне теперь море по колено. Беда в том, что дядя за океаном и к тому же у дяди семь пятниц на неделе. Завтра карета может превратиться в тыкву, Золушка — снова в грязную замарашку, а немецкий сосед вряд ли забудет про нынешние проявления польского гонора.
      Однако, если высшей наградой за пресмыкательство перед Америкой является нынешнее польское счастье, то слава Тебе, Господи, что нас это счастье миновало. До свидания. [an error occurred while processing the directive]