[an error occurred while processing the directive]

А где же сенегальцев роты?
Когда идешь на войну, неплохо бы подумать и о том, что будет после победы


      GlobalRus.ru 11.04.03
      Традиционно грабежом взятого города занимались победители, однако в войнах за свободу многое выходит по-новому, теперь грабежом занимаются побежденные. Впрочем эффект не столь уж неожиданный. При отсутствии всякой власти чем им еще заниматься? созидать идеальную демократию?
      То, что исчезновение полиции приводит к естественным результатам, продемонстрировали в свое время даже просвещенные датчане. Если установленный в апреле 1940 оккупационный режим был весьма снисходительным — немцы сохранили в Дании национальную администрацию, то в сентябре 1943 г., когда при демонстративном попустительстве датских властей евреев королевства удалось спасти от депортации в рейх, организовав нелегальную эвакуацию через пролив в нейтральную Швецию, обозленные немцы установили оккупационный режим по полной программе и, в частности, интернировали датский полицейский корпус, заменив его малочисленными комендантскими патрулями (у вермахта уже тогда были проблемы с живой силой — слишком много ее перемалывалось на Восточном фронте). В краткое время число имущественных преступлений в Копенгагене выросло в десять раз. Учитывая, что между подданными короля Христиана X и подданными Саддама Хусейна в части культуры и правосознания наблюдается известная разница, можно было предвидеть, что в ситуации вакуума власти результаты датского эксперимента будут существенно превзойдены. Вопрос в другом: почему вакуум?
      По крайней мере с XIX века общепризнанный обычай войны заключался в том, что держава, захватившая неприятельскую территорию, ipso facto принимает на себя обязательства по поддержанию на этой территории минимального полицейского порядка, для чего сразу вслед за взятием города в нем открывается военная комендатура и учреждается оккупационная администрация. В ходе обеих мировых войн сражающиеся державы сильно погрешали против законов и обычаев войны, но данный обычай все блюли неукоснительно. Что даже и логично — кому охота сзади линии фронта терпеть у себя черт знает что?
      Теперь в ходе всемирной битвы за свободу упразднен и этот обычай, согласно которому на оккупированных территориях прежний порядок заменяется на новый, может быть, весьма неприятный, но также порядок. Теперь возможно заменять прежний порядок (в высшей степени дурной, согласимся) вообще ничем, т. е. хаосом. Что придает геополитическим рассуждениям о становлении нового мирового порядка известную двусмысленность — как бы не оказалось правильнее именовать США единоличным лидером нового мирового беспорядка.
      Рассуждения о том, что времени не хватило и, дай срок, все будет в лучшем виде, отбрасываются за недостаточной основательностью. Во-первых, если в Багдаде еще было мало времени на установление порядка и пресечение анархии, то в Басре его было гораздо больше, между тем и в Басре не наблюдается ни каких-то положительных сдвигов, ни даже учреждения каких-то структур, хотя бы номинально ответственных за благочиние. Во II мировой войне такие структуры учреждались сразу и немедленно. Во-вторых, это невозможно списать на тяжесть обстановки, множество задач etc. Если у американской армии довольно сил и времени, чтобы заниматься уничтожением статуй Саддама Хусейна и устроением концлагерей для членов партии БААС, то учреждением комендатур и организацией патрулей тоже можно было бы заняться — причем в самую первую очередь. Немцы в 1941 г. действовали именно в такой последовательности, что, как мы знаем, ничуть не мешало эффективности создаваемых ими концлагерей. Если в битве за свободу без KZ никак не обойтись, то уж хоть брали бы пример с вермахта. Наконец, в-третьих, высказывания официальных лиц коалиции свидетельствуют даже не о каких-то огрехах в устроении минимального полицейского порядка в освобожденном Ираке, а о полном игнорировании самой проблемы. Когда британский министр обороны в палате общин восхваляет мародерство в Басре, называя это «справедливым перераспределением» и «хорошей практикой» — что тут скажешь?
      Однако, поймем и освободителей. Героическая битва за свободу — это одно, а совершенно непочетная и весьма даже грязная оккупационная служба в дикой стране — это другое. Охранять публичные здания, а равно и частные лавочки, в случае надобности расстреливая мародеров на месте (когда процесс приобрел массовость, другого способа его остановить пока не придумано) — это уже совсем новый поворот событий. Где взять исполнителей?
      Ведь вся идеология новейших войн за свободу в том и заключается, что пируют и веселятся одни, а блевоту должны убирать другие (знатный политолог Фонда Карнеги Л. И. Шевцова с похвальным простосердечием так и объясняла, что сложилось естественное разделение труда — Америка воюет, а ЕС занимается последующим гуманитарным миротворчеством). Но в данном случае, когда нет ни санкции ООН, ни поддержки со стороны ЕС, непонятно, где взять уборщиков — «А где же сенегальцев роты?».
      Когда Кондолиза Райс рассказывала, что «коалиция, которая в данное время занята трудным и опасным делом разоружения Ирака, является сильной, широкой и разнообразной (..), совокупная численность населения входящих в нее стран составляет приблизительно 1,23 млрд. человек, а их совокупный валовой внутренний продукт (ВВП) — приблизительно 22 трлн. долл. США. Эти страны представляют все континенты, все крупные расы, религии и этносы нашей планеты», было бы еще лучше, если бы она сообщила, кто из участников коалиции готов предоставить вспомогательные войска. для несения оккупационной службы. В этом случае от Грузии, Латвии, Румынии, Чехии, Польши была бы хоть какая-то польза — та же Румыния, наряду с Венгрией, не отличаясь чрезмерными боевыми качествами, по крайней мере поставляла войска для несения комендантской службы на оккупированных советских территориях. От нынешних же и того не дождешься, ибо подмахивать в разных международных структурах — это одно, это доставляет мне так мало труда, а ему так много удовольствия, а поставлять более или менее внушительные контингенты для грязной работы — это другое, этого не дождешься.
      Поэтому и претензия к англо-американским стратегам, не удосужившимся предусмотреть оперативное развертывание комендатур и включить в список задач коалиции поддержание минимального порядка на захваченных территориях, оказывается чрезмерной. Стратеги резонно ответят: «А где я вам столько солдат возьму?».
      В условиях, когда разгромить можно кого угодно, а вот с последующей эффективной оккупацией есть проблемы, возможны два решения. Можно рассматривать оккупацию как часть общей стратегической задачи и, если реальная оккупация, предполагающая хоть какой-то порядок в завоеванной стране, в силу тех или иных причин невозможна, то значит, надо и задачу откладывать. А можно исключить установление оккупационного порядка из общего стратегического плана — сам установится, on s'engage et puis on voit.
      Истинно наполеоновское правило, оно же и довело его до острова Святыя Елены.
      http://www.globalrus.ru/comments/132879/ [an error occurred while processing the directive]