[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 03.04.03
      Однако, здравствуйте. Покуда вся Европа бурлит от ближневосточных известий, ПАСЕ решила взбурлить по совершенно другому поводу.

      Парламентская ассамблея Совета Европы в среду приняла резолюцию , в которой предлагается создать специальный трибунал по военным преступлениям и преступлениям против человечности в Чечне. Трибунал, по замыслу ПАСЕ, должен быть создан по образцу международного уголовного трибунала по бывшей Югославии. Эта мера, говорится в резолюции, вызвана тем, что «до настоящего времени все вовлеченные в конфликт стороны- российское правительство, административные и судебные власти, различные чеченские режимы- не смогли предоставить защиту от нарушений прав человека».

      Кинофильм «Золотой теленок»:
     – Знаток! Убивать надо таких знатоков

      Однако, как всегда — «Дорогой Абрам, наконец-то я нашел время и место тебе написать». Покуда прежний миропорядок на глазах валится в тартарары, ПАСЕ по прежнему знать ничего не знает, кроме Чечни. Вообще-то, если им так нравятся трибуналы, то куда интереснее было бы загодя учредить трибунал по Ираку. Ведь это у нас теперь 2003 год, а англо-американцев на календаре сейчас год только 1994, и это ихний министр обороны Павел Сергеевич Рамсфелд берет Багдад одним парашютным полком за два часа. А мы уже знаем, что бывает после таких обещаний. Однако, Бог с ним, с Ираком. В ПАСЕ удачно взялись устраивать трибунал именно в тот момент, когда в Чечне наметился проблеск надежды.

     «Известия» приводят интервью с социологом Сергеем Хайкиным, который при поддержке фонда «Общественное мнение» провел первое серьезное социологическое исследование по изучению общественного мнения в Чечне. Опрос проводился на всей территории республики. Самый неожиданный, на взгляд Хайкина, результат этого исследования- 67 процентов опрошенных за то, чтобы Чечня осталась в составе России и лишь 20 процентов категорически высказываются против. При этом 50 процентов опрошенных считают, что в Чечне за последние годы ничего не изменилось, а 39 процентов считают, что изменения к лучшему есть.

      Однако, цифры фантастические. В разоренной войною Чечне 39% видят какие-то изменения к лучшему. Это не то, чтобы отражение наступившей лучшей жизни — где она, лучшая? — но это огромная надежда на мирную жизнь. После страшного взаимного ожесточения что-то переломилось, а значит — появилась надежда умиротворить Чечню.
      Отсюда и подготовка общей амнистии для участников войны. «Амнистия» по-гречески значит «забвение», и без какого-то частичного забвения и прощения взаимных обид невозможно наладить совместную мирную жизнь русских и чеченцев. Если что-то изменилось в Чечне, если появилась хоть какая-то готовность жить мирно, было бы преступно упустить такую возможность.
      Однако, как всегда — «кому война, а кому мать родна». Как только угли начали потихоньку подергиваться пеплом, из ПАСЕ тут же бегут с керосинчиком. Идея трибунала — это возбуждение надежд на международное вмешательство, это растравление памяти о взаимных обидах, это опять разжигание притухшего было конфликта. Хотя, с ихней точки зрения, почему бы и нет. Если, вместо того, чтобы строить мирную жизнь, в Чечне прислушаются к провокаторам из ПАСЕ и опять начнут считаться обидами, то умирать опять будут русские и чеченцы, а вовсе не сытые страсбургские бездельники — им-то ничего не грозит.
      Однако, заседающие в Страсбурге международные дармоеды — они не злые. Они в самом деле ничего другого не умеют, кроме как тушить пожар керосином — у этих убогих просто нет никакой другой профессии. До свидания. [an error occurred while processing the directive]