[an error occurred while processing the directive]

Словопрение тормозов и стартера


      Известия № 06.03.03
      Споры между теми, кто не видит ничего ужасного в стимуляции хозяйственного роста и промышленной политике, и теми, для кого эти понятия безусловно табуированы, можно длить до бесконечности, причем обе тяжущиеся стороны будут приводить самые убедительные примеры. Одни будут указывать, что хозяйственный взлет конца XIX века уж никак не обходился без государственной стимуляции (см. хотя бы ж.-д. строительство), что немецкие и японские послевоенные чудеса связаны с корейской войной и умножением военных заказов, что голлистское «величие Франции» трудно отделимо от сильнейшего дирижизма той эпохи. Другие столь же доходчиво будут обращать внимание на латиноамериканский опыт, где уже много десятитилетий как усиленная накачка экономики, давая поначалу впечатляющие результаты, затем приводит к хозяйственному и политическому краху et vice versa. Сюда же кладется и попытка подхлестнуть темпы роста посредством сталинской сверх-сверх-индустриализации, сюда же — экономический рост Германии в первые пять лет гитлеровского правления, в результате чего к 1938 г. Рейх, ставший фактическим банкротом, оказался перед выбором: или балансировать экономику, или безоглядно расти дальше в расчете на то, что война все спишет.
      Примеры интересные, но они доказывают всего лишь и без того очевидную истину об удобопревратности государственного вмешательства, посредством которого можно наломать немало дров. Можно, правда, поинтересоваться, какое же иное из общественных установлений не является удобопревратным и бывают ли такие заведомо безопасные установления вообще. Безопасно (в смысле угроз, исходящих от государства) живет только голый человек на голой земле, а при самомалейшей организации общественной жизни тут же и начинаются опасности и удобопревратности.
      Другая система доводов заключается в противопоставлении ручной (а потому удобопревратной) промышленной политики и универсально-институциональных мероприятий — улучшение законодательства, совершенствование судебной системы, etc. Когда хозяйственный механизм будет доведен до совершенства и когда чиновничество будет сыпать меньше песка в шестерни этого механизма, он прекрасно наберет обороты без всякого искусственного вмешательства.
      На это можно отвечать словами покойного публициста А. В. Фадина — «Брак разврату не помеха». Непонятно, зачем равно нужные и важные мероприятия объявлять взаимоисключающими. Те, кто допускает государственное вмешательство в конкретный ход хозяйственной жизни, никогда не отрицали необходимости институциональных улучшений. Тонкость тут, правда, в том, что самые превосходные законы сами по себе, с места в карьер не начинают работать. Писаный текст закона делается живым, действующим правом в результате более или менее многократного практического применения, и в условиях роста, когда резко умножается число первичных хозяйственных транзакций, закон обкатывается и приживается много быстрее.
      Другое дело, что сколь угодно тщательное (и, конечно, необходимое) вылизывание деталей хозяйственного механизма не обеспечивает его запуска. Двигатель, трансмиссия, руль, тормоза могут в самом идеальном состоянии, но машина не поедет, доколе не будет сделан ряд искусственных мероприятий — доколе в карбюратор не подкачают бензин, не вытянут подсос и не начнут совершенно искусственно крутить коленвал стартером. Только после этого двигатель схватит и, разогревшись, перейдет в самодостаточный режим. Чистые же институционалисты полагают, что ни подсоса, ни стартера в автомобиле не нужно. Когда мотор будет доведен до нужного совершенства, он сам схватит, сам разогреется и сам поедет. В доказательство чего приводятся примеры от противного — как в Латинской Америке, в СССР и иных местах одни так и ездили на вытянутом подсосе, а другие — хуже того — пытались кататься, приводя колеса в движение не силой мотора, а силой стартера. Но abusum non tollit usum — если немладоискусные ездоки использовали подсос и стартер не по назначению и в итоге гробили весь механизм, это еще не значит, что сказанные агрегаты вообще не нужны.
      На самом деле спор не экономический, но миросозерцательный. Одни полагают, что, наряду с линейно-поступательными процессами бывают и процессы критического свойства — гегелевское развитие через скачок, другие гегельянщину с порога отвергают, и никакого движения, кроме линейного для них не существует. Тут уж надо либо познавать инобытие духа, либо учиться диалектике не по Гегелю, приобретая практические навыки в заводке автомобиля и растапливании печки и научаясь при растопке открывать поддувало. [an error occurred while processing the directive]