[an error occurred while processing the directive]

Хлеб равенства и картофель свободы. — «Песню дружбы запевает граммофон». — Отважные комсомолки. — Гимнопацифисты. — Новые ужасные разоблачения. — Палка о двух концах.


      Известия № 01.03.03
      По мере того, как Пентагон все звучнее бряцает оружием, и сторонники, и противники кампании в Заливе изощряют все свои концептуальные возможности, чтобы выразить свое отношение к проблемам войны и мира наиболее ярким и выпуклым образом. Чиновники флоридского графства Палм Бич, оскорбленные нежеланием Франции принять участие в кампании, решили изгнать из флоридского быта всякое упоминание о державе-предательнице и первым делом намерены переименовать картофель-фри, который до сего времени назывался в американском языке french fries. Впредь данное кушанье предлагается именовать «картофелем свободы».
      Франция обогатила цивилизацию многими достижениями, и картофель — только начало. Теперь очередь за американскими венерологами, которые захотят переименовать французскую болезнь в соответствии с вышеописанной моделью. Беда лишь в том, что образ обновленного картофеля имеет имеет очевидное галльское происхождение — в 1793 г. террорист и коммунист (затем герцог и министр полиции) Жозеф Фуше выпекал в г. Нанте прототип картофеля свободы — «хлеб равенства». Осталось придумать какой-нибудь «гамбургер братства», и тогда будет полная liberte, egalite, fraternite.
      Тем временем поджигатели войны всерьез опасались, что в ходе вручения ежегодной граммофонной премии «Грэмми» прогрессивные артисты-лауреаты используют торжественную церемонию для пропаганды антивоенных взглядов. Поэтому лауреатов строго-настрого предупредили, что если кто из них станет пущать пропаганду, тому немедля отключат микрофон. Налицо был явный римейк старинного шлягера — «Гимна демократической молодежи»; сперва вступают борцы за мир: «Песню дружбы запевает граммофон (2 bis)!», после чего поджигатели войны Дональд Рамсфельд (basso profundo) и красавица Кондолиза (колоратурное сопрано) дуэтом отвечают: «Эту песню мы задушим и убьем (2 bis)!».
      Убоявшись поджигателей, лауреаты ушли в кусты и не возвысили своего голоса, так что обошлось без отключения микрофона, зато в защиту мира смело выступил другой лирический дуэт. Выступление состоялось на канале NBC, где сперва долго восхваляли Буша-воителя, ругмя ругали предателей-французов, а затем объявили выступление знаменитой русской группу «Тату». На сцену явились комсомолочки Юля Волкова и Лена Катина, облеченные в маечки-футболочки с надписью «Х.. войне!». По незнанию кириллической грамоты руководство NBC предположило, что на футболочках начертаны русские перестроечные лозунги, и отважным комсомолкам удалось исполнить песню мира в самом логове милитаризма.
      Если русские лирические певицы использовали свои одежды, чтобы начертать на них свободное слово, то австралийские борцы прибегают к иному способу: чтобы остановить войну, они в массовом порядке совершенно разоблачаются. Вслед за 750 австралийскими дамами, совлекшими с себя одежды и телешом выложившими на лужайке слова «No war», сходное мероприятие провели 250 австралийских мужчин. У антиподов сейчас лето, тепло, отчего бы не разоблачиться, смущение вызывает лишь загадочный комментарий, произнесенный предводителем голышей м-ром Спарксом-Карроллом — «Мужчины всех видов и размеров сложили свое оружие и преодолели страх перед появлением обнаженными для того, чтобы выказать свой протест».
      Пассаж насчет оружия труден для понимания, ибо мужчины были вроде бы не военными, а статскими, и неясно, какое же оружие они слагали. Конечно, когда речь идет об обнаженном мужчине, существует еще и переносно-поэтическое значение слова «оружие», но если это оружие было сложено, то странно таким конфузным обстоятельством гордиться и уж тем более — похваляться перед представителями информагентств.
      Хотя все эти мелкие оплошности никак не отменяют того непреложного факта, что креатив — дело чрезвычайно важное и сильно помогающее пропаганде разных превосходных ценностей. На фоне предвоенного буйства талантов особенно огорчает то, что неустанный борец за мир в Чечне Б. А. Березовский креативные способности совершенно утратил. На сегодня основное занятие борца — захаживать в вестибюли дорогих лондонских гостиниц, где останавливаются русские бояре. Очевидно, предполагается устрашать бояр видом тени отца Гамлета, однако boyards russes — народ нетонкий и к загробным выходцам сугубо безразличный. Между тем, последуй Борис Абрамович примеру если не австралийцев, то хотя бы Юли Волковой и Лены Катиной и предстань перед боярами в антивоенной футболке a la Tatou дело мира в Чечне от того значительно больше бы выиграло.
      Покуда же вместо смелого креатива изгнанник пользует любезное отечество каким то совсем уже однообразным кретинивом. В качестве нового разоблачения Б. А. Березовский указал, что и «Норд-Ост» был организован ФСБ. Доказательства выглядят, например, так «Почему ФСБ, несмотря на многолетнее взаимодействие с кланом Бараевых, допустило теракт, о подготовке к которому оно не могло не знать?» (ср. «Почему ЦРУ несмотря на многолетнее взаимодействие с Бен Ладеном и. т. д.»). Наиболее же убедительным выглядит следующий аргумент — «Почему операция спецслужб в Дубровке была проведена без соответствующей подготовки спасательных бригад? Почему погибли 137 человек?». Если борец за мир хочет сказать что спасательная операция была проведена не идеальным образом, то непонятно, как из этого вытекает тезис об авторстве ФСБ. Как раз в случае, если все это было чистой пропагандистской инсценировкой и ФСБ полностью держала ситуацию под контролем, число жертв среди заложников имело бы смысл вообще свести к нулю — успех представления тогда был бы гораздо большим. Финальный же довод — «Целью этого теракта было (..) оправдать перед российским обществом участие России в антитеррористической коалиции под руководством США» — выглядел бы несколько убедительнее, если бы существовал в природе хоть один вменяемый член российского общества, способный усмотреть преступную связь между Бараевым и Саддамом Хусейном.
      Самое интересное, что разоблачителю, так полюбившему теорию заговора, никак не приходит в голову, что теория эта — штука обоюдострая. Трижды в Москве были загадочные теракты с политической окраской — взрывы в общественном транспорте накануне выборов 1996 г, взрывы 1999 г. на Каширке, «Норд-Ост» — и в непосредственной близости от всех трех усиленно отирался Борис Абрамович. К чему бы это? [an error occurred while processing the directive]