[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 12.02.03
      Однако, здравствуйте. На своем последнем заседании Совет Федерации успешно поощрял исправных и наказывал нерадивых.

      В среду Совет Федерации одобрил закон, разрешающий вывоз иностранной валюты из России на сумму до трех тысяч долларов без декларирования. Но отклонил федеральный закон о государственном языке России. По мнению сенаторов, закон имеет целый ряд недостатков правового и технико-юридического характера — в частности, их не устраивает положение закона, запрещающее использовать иностранные слова при наличии русских аналогов. В Конституции, например, не менее тридцати терминов иностранного происхождения, а в самом законе есть 16 явно иностранных слов.

      Что до закона о валютном регулировании, то давно пора, потому что исчисляемая миллиардами утечка капитала из России если и происходит, то совсем не в налично-денежной форме. Для того есть другие, более удобные схемы.
      Насчет же русского языка, то прав был Совет Федерации, что так судил, потому что давно уже из нижней палаты не выходило закона столь удивительного. Из этого закона никак нельзя было понять, какие слова дозволительно говорить, какие недозволительно, и что будет с тем, кто этот суровый закон преступит.
      Отчасти, думских лингвистов могло воодушевлять понятное желание чем-нибудь еще поруководить и чего-нибудь еще порегулировать.

      Из кинофильма «Морозко»

     – Какое Вам доброе дело сделать?
      Девочки с воплями убегают.
     – Стойте, дурехи! Остановитесь! Я хочу Вам доброе дело сделать!
      Девочки с воплями продолжают убегать.

      Возможен и другой вариант. В Думе прослышали, как трепетно французы относятся к своей изысканной речи, как оберегают ее от американского языка, и решили и родному языку сделать подобную haute couture.

     «Двенадцать стульев»

     – Сейчас в лучших домах Европы принято наливать чай через ситечко.

      А что получается от смешения французского с нижегородским — в том числе и в области законодательной, — это всем известно.
      Однако, Совет Федерации не только защитил великий и могучий русский язык от великих и могучих депутатов Государственной Думы, но попутно еще и показал, для чего вообще нужна верхняя палата. Нам теперь говорят, что для федерализма. Ну, хорошо. В Америке вправду федерализм, в Германии федерализм, в России тоже. А в Италии, во Франции никакого федерализма нет, а верхняя палата для чего-то есть. Бельгия — та вообще размером с Московскую область, какой уж там федерализм, а тоже сенат имеет.
      Однако, советские учебники государства и права про федерализм мало чего говорили, а назначение верхней палаты объясняли другим, более правильным образом. Обществоведы-марксисты учили, что в странах капитализма верхняя палата формируется, как правило, недемократическим образом и используется правящими кругами, чтобы блокировать прогрессивные преобразования.
      В советских учебниках писали чистую правду. Смысл двухпалатной системы именно в том, что в нижней палате пускай уж господствует полная демократия и какие законы лепят, такие и лепят, а в недемократической верхней палате будут сидеть более разумные люди, и если им на утверждение вместо закона пришлют уже какую-то совершеннейшую песнь песней, они эту песнь песней все-таки заблокируют. Как это и сделали в Совете Федераци.
      Однако, год предвыборный, авось думцы про свое начинание забудут, и мы поживем еще немного с неотрегулированным русским языком. До свидания. [an error occurred while processing the directive]