[an error occurred while processing the directive]

Бинарное оружие


      Известия № 05.02.03
      У политического сообщества уже два года есть ежемесячная забава. В рамках регулярных исследований социологические службы проводят очередной замер путинского рейтинга, тот опять оказывается аномально высок — то ли 75, то ли даже 80%, после чего авгуры начинают дежурно обсуждать природу аномалии. Одни переполняются оптимизмом, другие пророчат скорое великое падение, наиболее подозрительные полагают, что рейтинг фальшивый, истинные же, куда более низкие цифры хранятся в сейфах ФСБ. Но никому из авгуров не приходит в голову задаться вопросом, есть ли вообще какой-то смысл в рейтингах В. В. Путина и приложимы ли в принципе стандартные социологические методики к наблюдаемому объекту. Ведь все эти методики придуманы для обществ, граждане которых не просто имеют свободу выбора, но и сознательно настроены на выбор, считая его делом само собой разумеющимся. Есть Путин, есть Пупкин, я делаю между ними выбор, социологи опрашивают меня и подобно мне мыслящих и обобщают результаты. Если же Путин есть, а равночестного ему Пупкина нет, и сама идея выбора не является для опрашиваемого актуальной, то и обобщается непонятно что. Измерительный прибор показывает цену на дрова.
      Подобную рейтинговую аномалию, возникающую от неадекватности измерительной методики, можно было получить еще век назад — уже тогда технически было возможно составить репрезентативную выборку из полутора тысяч человек и опросить их, доверяют ли они государю императору Францу-Иосифу Первому (вар.: поддерживают ли они государя императора Николая Александровича). Искомые рейтинги государей императоров были бы примерно теми же, что и сегодняшние путинские, и причина была бы та же: подданные монарха воспринимают его как неотменяемую данность, как необходимый элемент привычного миропорядка, и вопрос о поддержке или неподдержке царствующего государя представляется им довольно бессмысленным. Если я не сознательный мятежник, ipso facto я поддерживаю государя и доверяю ему.
      Существенно заметить, что к набору гражданских свобод данный тип мышления отношения не имеет. Монархия может быть сколь угодно либеральной, однако отношение лояльных подданных к монарху все равно будет вышеописанным. Отца не выбирают раз в четыре года, и потому рейтинговать его непонятно зачем. Отца отечества тоже.
      Просто демократия и монархия, представляя собой разные типы организации власти, предполагают и разные познавательные механизмы. И огонь, и электричество суть разновидности энергии, но вольтметр не суют в печку, а термометр не втыкают в розетку. Единственная познавательная ценность аномально высоких рейтингов В. В. Путина — они позволяют понять распределение носителей демократического и монархического сознания в сегодняшней России. Примерно один к четырем.
      Проблема не в подавляющем преобладании монархистов. Монархия — никак не менее почтенный тип государственного устройства, чем демократия, и обладателя рейтинга вполне можно было бы повенчать на царство. Правда дети у него только женского пола, что затрудняет наследование по мужской нисходящей линии, ну, да при основании династий порой и большие трудности были и как-то же они решались.
      Проблема в том, что сказанные 80% граждан — монархисты латентные, сами себе в том отчет не дающие. В ходе опросов они ведут себя как верные подданные государя императора, будучи же опрошенными насчет своих государственных предпочтений, они с несомненностью объявят себя приверженцами демократии, а право регулярно избирать правителя они назовут весьма важным для себя и существенным. Более того: если сказать им, что по типу своего политического поведения — они совершеннейшие монархисты, ответом скорее всего будет искренняя обида. При таком двоении сознания монархию учреждать преждевременно. Непонятно лишь, что вообще учреждать, ибо проблема-2008 приближается. Через пять лет латентные монархисты, а по самоназванию приверженцы демократии станут перед необходимостью избирать себе нового отца (которого по его отцовской природе избирать вообще-то и не положено), и серьезная сшибка сознания может привести к непредсказуемым результатам.
      И демократия, и монархия вполне имеют право на существование — но порознь, когда люди осознают, что это одно, а это другое. Соединение их дает эффект бинарного химоружия, когда два порознь безвредных компонента образуют убийственную смесь. Смешение веры и знания дает в результате злейший душепагубный гнозис, смешение монархии и демократии дает в итоге фашизм. [an error occurred while processing the directive]